(navigation image)
Home American Libraries | Canadian Libraries | Universal Library | Community Texts | Project Gutenberg | Biodiversity Heritage Library | Children's Library | Additional Collections
Search: Advanced Search
Anonymous User (login or join us)
Upload
See other formats

Full text of "Narodnyia iuzhnorusskiia piesni"


Воок 



УУОІГѵ; СОШСТІО.\' 







ь^ 








Н А Р О Д Н Ы Я 



НШІОРШКІЯ ПѢСНИ. 



НЗДАНІК 



ЛШШ&ФФ8& ШШДОаВШОДДФФ, 



КІБВПЬ. 



Ьі мшвврситктской типоіЬл+ш. 



1854. 



Ц 



■ -^- *. -г ■ ^і^ТГТП І ГВ і 1 1 И ІИ I I .'д-ДЛСЯЗГНС 






НАРОДНЫЯ 
ЮЖНОРУССВ1Я ПѢСНИ. 



НАРОДНЫЙ 



ЮЖНОРУСШЯ ІІШІІ. 



ИЗДАНІЕ 



АІ2535?(©(В258 ШНДОВДЗД$2&&$®< 



КІЕВЪ. 

6ъ УНИВЕРСИТЕТСКОЙ ТИПОГРАФІИ. 

1854. 



\>6* 



ф 



ф 



Печатать позволяется съ тѣмъ, чтобы по отпечатаніи пред- 
ставлено было въ Ценсурный Комитетъ узаконенное число 
экземпляров!.. Кіевъ, 2 Февраля 1854 года. 

Ценсоръ Д. Мацкевичъ. 



с* 



г 



ПРЕІИС.ІОВІЕ. 



Оставляя надолго, быть можетъ и навсегда, матерь горо- 
довъ русскихъ, Кіевъ. передаю матери моей Россіи этотъ плодъ 
многолѣтнихъ носильныхъ занятій паматниками языка и слове- 
сности русскаго народа. Проведши большую часть моей жизни 
на югѣ Россіи, я могъ трудиться надъ разработкою народнаго 
слова русскаго преимущественно только на одной изъ нивъ 
обширнаго поля царства русскаго, южнорусской, или украин- 
ской. Усердно воздѣлываа то, что досталось въ удѣлъ, по волѣ 
Промысла, на мою долю, я утѣшался и одушевлялся мыслію, 
что всякое нарѣчіе, или отрасль языка русскаго, всякое слово 
и памятникъ слова есть необходимая часть великаго цѣлаго, за- 
конное достояніе всего русскаго народа, и что изученіе и разъ- 
ясненіе ихъ есть начало его общаго самопознанія, источникъ 
его словеснаго богатства, основаиіе славы и самоуваженія, не- 
сомнѣнный признакъ кровнаго единства и залогъ святой брат- 
ской любви между его единовѣрными, единородными сынами и 
племенами. Языкъ русскій, какъ и всякій другой, образуется 
писателями: но силу свою и природное богатство беретъ изъ 
первоначальныхъ чистѣйшихъ родниковъ своихъ, изъ нарѣчій 
народныхъ, словно великая рѣка отовсюду, но болѣе всего изъ 
родной земли, почерпающая свои воды и восполняющая шумное 
море языковъ человѣческихъ. Такъ величіе цѣлаго зависитъ 
отъ правильнмго развитія частей. Словесныя произведенія каж- 
даго русскаго племени заключаютъ въ себѣ и раскрываютъ 
часть богатства общаго, великаго народнаго духа. 

Желая продолжать свои труды по изучение народности, еже- 
ли Богу будетъ угодно, съ благодарностію приму всякое содѣй- 



— VI — 

ствіе и пособіе, необходимое въ этомъ дѣлѣ и всякія благонамѣ- 
ренныя и правдивыя замѣчанія. Считаю небезполезнымъ изло- 
жить нѣсколько замѣчаній о народной поэзіи и настоящемъ 
изданіи народныхъ пѣсень. 

Во всѣ времена и у всѣхъ народовъ были и есть люди 
съ особенною силою ума и рѣчи (розумни, ричысти), съ особен- 
ною силою слова (мбвы, вымовы), которымъ вообще человѣкъ, 
разумный, словесный, превосходитъ живущихъ, но не мысля- 
щихъ — безсловесныхъ. Эти люди еще до начала письма и грамот- 
ности (неписмённи и неграмотни), изъ глубины души своей — 
чувства и мысли, мечты и волю, впечатлѣнія міра и событія 
жизни, короче сказать, истинное, доброе, прекрасное, прирож- 
денное душѣ человѣка, выразили въ словѣ, въ пѣсняхъ. посло- 
вицахъ, сказкахъ, преданіяхъ, съ такою силою и красотою, что 
слово ихъ не прошло мимо, не забыто и не забывается услышав- 
шими, но сохранено и сохраняется, и передается потомству 
для увѣковѣченія. какъ выраженіе не скоропреходящихъ нуждъ 
временныхъ, но вѣчныхъ помысловъ (идей) души человѣческой. 

При такомъ образованіи народной словесности, кромѣ умовъ 
творческихъ, создающихъ прекрасныя произведенія слова, всегда 
и вездѣ были и есть люди воспринимающее, хранящіе и переда- 
ющіе другимъ. увѣковѣчивающіе и поддерживающіе въ народ- 
ной памяти эти произведенія. Это тѣ восприимчивые, страдатель- 
ные геніи, по выраженію поэта въ наукѣ поэзіи (Жанъ-Иоль въ 
Преддверіи Эстестики, Ѵюгзоішіе сіег АезіЬеЬік), посредники между 
народомъ и трудами творческаго генія, которые безсильны выра- 
зить своими словами, на языкѣ людей, свою чистую любовь и 
глубокую душевную воспріимчивость чутко слышимаго ими духа 
поэзіи, вѣющаго во вселенной; это люди глубоко сочувствующіе 
поэзіи, и отражающіе сіяніе генія, какъ мѣсяць свѣтъ солнца. 

Въ юности народа, какъ и въ вѣка его просвѣщенія, вели- 



- УІІ - 

чія и славы, есть люди съ любовію къ природной силѣ и прелести 
народной поэзіи, народной пѣсни, къ языку народному, простому, 
необработанному писателями, но чистому, сильному, самобыт- 
ному, безъ примѣси чужеземщины. 

Между тѣмъ какъ дѣятельные, творческіе народные умы 
воздѣлывали, обогащали, украшали языкъ народный, выражая 
мысли, чувства, событія, въ пословицахъ, пѣсняхъ, сказаніяхъ, 
врѣзывавшихся въ памяти родичей, — люди, способные вмѣ- 
щать въ душѣ своей выраженное другими, воспринимали, 
подобно доброму полю, живое слово, какъ плодъ прошед- 
шего и сѣмя для будущаго, и хранили его въ сердцѣ сво- 
емъ, и передавали изъ рода въ родъ изустно и потомъ пись- 
менно, какъ завѣтъ отъ предковъ для потомства. Но чудный 
даръ вдохновенія и пѣсень рѣдко цвѣтетъ на лонѣ счастія, рѣдко 
сопровождается благами жизни, ипѣвцы, улетая душею въ об- 
ласть мечтаній, нерѣдко обдѣляются земными благами, по ска- 
занію древности и одного изъ своихъ собратовъ (стихотво- 
реніе Шиллера — ТЬеіІипе; сіег Егсіе), и быть можетъ къ нимъ- 
то примѣняется поговорка «голе и гостре якъ брытва». По-этому- 
то остатками старыхъ преданій свѣтъ большею частію обязанъ 
скитальческой судьбѣ бездомныхъ странниковъ, нищихъ, слѣ- 
пыхъ старцевъ, которыхъ память — живая книга минувшаго. 

Славянская семья народовъ, и главнѣйшій среди нея на- 
родъ русскій, справедливо славится неисчерпаемымъ богат- 
ствомъ народной поэзіи. Виновники этого богатства неизвѣ- 
стны. Эти произведенія невѣдомыхъ умовъ, какъ дикіе поле- 
вые цвѣты, будто сами собою выросли на полѣ народной жизни, 
взлелѣянные природою, въ такой чудесной красотѣ слова, въ 
какую облекалась мысль только у лучшихъ изъ поэтовъ. Живое 
народное слово, исполненное прадѣдовскихъ поученій, дол- 
голѣтней богатой житейской опытностіи, хранитель древнихъ 



- УІІІ — 

преданій, памятникъ древнихъ событій, сокровище слезъ и 
радостей, народныхъ чувствъ и мыслей за нѣсколько столѣтій, 
раздается и поется на просторѣ царства русскаго отъ степей 
и до морей, и живетъ и растетъ по домамъ и по путямъ, на 
поляхъ и на рѣкахъ, какъ воды и лѣса, какъ горе и счастіе, 
какъ печаль и радость. Оно близко духу и сердцу народному 
и благотворно для его нравовъ. Оно можетъ долго существо- 
вать безъ пособія грамоты, тогда какъ слабыя литературныя 
произведенія, издѣлія подражательной словесности, не проявля- 
ются силы душевной, скоро забываются и смѣняются другими, не 
смотря на усилія книжныхъ промышленниковъ поддерживать ихъ 
всѣми способами торговой смѣтливости. — Преданіе сохранило намъ 
имена козаковъ Кирши Данилова и Семена Климсвскаго, будто 
бы собравшихъ и сохранившихъ нѣсколько народныхъ пѣсень 
во время преобразованія Россіи. Стремленіе къ народному напра- 
вленно въ словесности усиливается съ Карамзина и особенно 
съ 1825 года. Со времени обращенія нашей словесности къ 
народному самопознанію, появилось довольно много изданій и 
объясненій памятниковъ языка и словесности народной по всѣмъ 
ихъ отраслямъ, или нарѣчіямъ. Мало по малу распространились 
между образованными людьми разумныя понятія и справедливое 
уваженіе къ нашему родовому наслѣдію, къ этимъ почтеннымъ 
остаткамъ словесной старины и живымъ свидѣтелямъ древняго 
и современнаго состоянія нашего языка и народа и его единства 
и разнообразія въ различныхъ областяхъ царства русскаго. Изуче- 
ние нашего отечества въ отношеніи къ народному языку и 
словесности содействовали незабвенными своими трудами: Рос- 
сийская Академія и потомъ заступившее ея мѣсто Второе Отдѣ- 
леніе Академіи Наукъ, Географическое Общество и другія уче- 
ныя общества и коммисіи, издатели и сотрудники отечествен- 
ныхъ журналовъ, сборниковъ и газетъ, а изъ частныхъ лицъ 



- IX - 

особенно— Снегиревъ, Князь Цертелевъ, Максимовичу Срезиев- 
скій, Сахаровъ, КирѣевскіЙ, Котляревскій, Артемовскій-Гулакъ, 
Крыловъ, Заяскинъ, Квитка-Основъяненко, Даль-Луганскій, и 
многіе другіе. Излишнимъ было бы распространятся здѣсь о важ- 
ности только что указанныхъ и подобныхъ имъ трудовъ, на кото- 
рыхъ основывается и которыми воспитывается въ народѣ уваженіе 
къ своему собственному, къ самимъ себѣ, которыми устраняется 
неразумное иристрастіе ко всему чужеземному и чужеязычному 
и облегчается путь самопознанія и самосовершенствованія. Въ 
произведеніяхъ простонародной словесности чистосердечно рас- 
крывается передъ просвѣщенными людьми душа малообразован- 
ная, добродушнаго простолюдина, съ достоинствами и слабос- 
тями, нравами и страстями, привычками и понятіями„ какъ-бы для 
того, чтобы, увидѣвъ его въ этой картинѣ его собственная 
произведенія, могли полюбить его и помочь его несовершенству. 
Узнавши съ дѣтства украинское нарѣчіе языка русскаго, или 
простонародный языкъ южнаго края Россіи, и будучи убѣжденъ, 
что изученіе и объясненіе его можетъ послужить къ объясненію 
и обогащенію нашего общаго, гоподствующаго языка русскаго, 
сложившагося, образовавшагося, обогащающаяся и совершен- 
ствующаяся изъ различныхъ элементовъ и особенно изъ своихъ 
нарѣчій, я издалъ, на этомъ нарѣчіи, въ 1839 году Думкы и писни, 
въ 1848 — Южный Русскій Зборникъ, въ 1852— Байкы Боровы- 
ковськоя, что и удостоилось благосклонная пріема со стороны 
образованныхъ читателей. Во все это время, при случаѣ и досугѣ, 
я собиралъ пѣсни и другія произведенія народной словесности. 
Въ этомъ оказывали мнѣ пособіе и нѣкоторые изъ моихъ знако- 
мыхъ. Считаю долгомъ своимъ за такое содѣйствіе выразить здѣсь 
искреннѣйшую благодарность всѣмъ имъ, особенно Н. М. Бѣло- 
зерскому, М. А. Маркевичевой, С. Л. Метлинскому, С. Д. Но- 
сову. При окончательномъ пересмотрѣ пѣсень оказалось весьма 



много или уже напечатанныхъ, или весьма сходныхъ между собою, 
или несохранившихся въ первоначальной красотѣ и силѣ и потому 
болѣе или менѣе слабыхъ по содержанію и Формѣ. При огра- 
ниченныхъ средствахъ для изданія, я предпочелъ. при оконча- 
тельномъ выборѣ, только то, что нигдѣ ненапечатано (кромѣ 
немногихъ исключеній), и дѣйствительно достойно вниманія въ ка- 
комъ-нибудь отношеніи. Не допуская произвола въсоставленіи пѣ- 
сень изъ нѣсколькихъ варіантовъ (различій), я печаталъ несходные 
стихи варіантовъ особо, указывая куда, т. е., къ какимъ стихамъ 
главной пѣсни, они относятся. Если варіанты казались особенно 
замѣчательными по чему либо (напримѣръ, весьма различаясь 
или относясь къ любимѣйшимъ пѣснямъ), то и вполнѣ печата- 
лись, какъ образцы различной обработки одной первоначальной 
пѣсни. При пѣсняхъ именами городовъ означены уѣзды, въ кото- 
рыхъ эти пѣсни записаны. Что касается до времени ихъ запи- 
сыванія; то пѣсни, сообщенныя Н. В. Гоголемъ (записанныя, 
вѣроятно, въ Полтавской губерніи) доставлены, въ 1832-1834 
году, Н. Д. Бѣлозерскому,— Гадячскія и Острогожскія записаны, 
большею частію, около 1840 — 1846 года, а остальные нѣсколько 
позже. Употребленное здѣсь правописаніе, или способъ изоб- 
раженія звуковъ народной рѣчи видимыми знаками, буквами, не 
можетъ затруднять читателя, знающаго русскую грамоту, озна- 
чая буквами только такіе звуки, для которыхъ эти буквы обы- 
кновенно и наичаще употребляются, т. е., напримѣръ, того, 
хороше читай какъ написано, а не тово, хараше. Это удобство 
для чтенія въ правописаніи по произношенію тѣмъ необходимѣе 
должно было предпочесть словопроизводному правописание, что 
выговоръ и чтеніе въ нарѣчіи народномъ, неустановившемся 
литературою, весьма сбивчивы. Впрочемъ, какъ ни просто чте- 
те по принятому здѣсь способу писанья, не лишнимъ считаю 
замѣтить: Е, е, послѣ согласныхъ произносится твердо, какъ по 



- XI — 

церковнославянски ^ въ такомъ же случаѣ или э (идё — идэ) ; 
если этотъ звукъ надобно произнести мягко, что рѣдко слу- 
чается, то употреблено е (сыне — сыньэ). Е, е, вначалѣ и послѣ 
гласныхъ произносится мягко, какъ по-великорусски (есть, мое). 
И, и, послѣ гласныхъ, а иногда и вначалѣ, произносится какъ йи 
(мои — мойи. ихъ — йихъ, іи — йийи, йде — йиде, йимо, йдуть, 
йидять). Ы, ы, всегда произносится нѣсколько мягче великорус- 
каго ы. Окончаніе ться въ глаголахъ произносится цьця, но 
пишется ться. чтобъ не затемнять значенія словъ, и потому, 
что тс само собою переходить при выговорѣ въ ц, какъ и по- 
великорусски (спыться— спыцьця, быться — быцьця, кажется — ка- 
жетца, снится — снитца). Поэтому же и бьешся, галочци обыкно- 
венно выговаривается бьесся, гало иди. Изображая народное 
произношеніе, я придерживался говора господствующего, рас- 
пространенная по украинѣ, и соблюдаемаго почти одинаково 
какъ издателями, такъ и писателями. Этимъ хочу сказать, что 
ежели какія нибудь пѣсни (а ихъ очень немного) записаны на 
крайнихъ предѣлахъ украинскаго нарѣчія, нредставляющихъ 
его нечистое, шаткое, сбивчивое произношеніе, то и эти пѣсни 
напечатаны по обыкновенному произношенію. Я предпочелъ это 
на слѣдующихъ основаніяхъ: 1) цѣлію моей было представить 
читателю сборникъ народныхъ украинскихъ пѣсень, а не об- 
разцы мѣстныхъ измѣненій господствующаго произношенія; 2) 
при неболыпомъ числѣ пѣсень изъ мѣстъ смѣшаннаго (ломанаго) 
говора, соблюденіе произношенія, подмѣченнаго отчасти въ этихъ 
пѣсняхъ, и не всегда притомъ съ большою точностію, своею 
особенностію нарушило бы единство нарѣчія, не объяснивъ его 
видоизмѣненій: 3) мѣстное измѣненіе говора не всегда подмѣ- 
чалось и соблюдалось записывавшими, а потому удержаніе кое- 
какихъ оттѣнковъ мѣстныхъ говоровъ только ввело-бы изслѣ- 
дователя въ ошибки на счетъ этихъ оттѣнковъ; 4) одни и тѣже 



— хп — 

пѣсни въ весьма немногихъ мѣстахъ поются по мѣстному вы- 
говору, въ другихъ же по областному, въ большей же части 
мѣстъ по главному, чистому произношенію большинства, много- 
людства, а потому при соблюденіи говора различныхъ мѣстъ 
пришлось бы одно и тоже печатать во многихъ видахъ. Сло- 
вомъ, у мена не было и не могло быть ни цѣли, ни средствъ 
представить образчики мѣстныхъ измѣненій нарЪчія, хотя я впол- 
нѣ цѣню подобный трудъ, понимая впрочемъ неудобство и неу- 
мѣстность его соединенія съ моимъ трудомъ. Избѣгая неумѣс- 
тной пестроты произношеній въ народномъ языкѣ и народной 
поэзіи^я однакожь не лишалъ языкъ того разнообразія, кото- 
рое замѣтно въ главномь его нарѣчіи и свойственно всякому 
народному устному говору, нерѣдко условливая благозвучіе рѣчи 
Примѣры такаго разнообразія: чи, чы; мени, мини, мыни; чорныи, 
чорніи; вечер, вечир, вечор; да, та; улыця, йулыця; вже, 
уже, йуже: пиде, пійде; тоди, тогди; колочок, килочок; худо- 
бонька, ху^ибонька и такъ далѣе. Допущеніе такого различія 
въ произношеніи словъ встрѣчается при сличеніи различныхъ 
прежнихъ изданій на языкѣ народномъ. Такъ у Оснбвъяненка 
(повѣсти): чы, мыни, тилки, иеситъ. промежъ. вичныи, ходить, 
весильля, мотаетця: у Котлнревскаго (энеида): чи, весилля, тиль- 
ко, вернется, пьяни, боляцци: у Максимовича (пѣсни): идуть, 
опрощенье, чи, пъядь, тильки (тилькы), пье, и проч. 

Считая самымъ важнымъ дѣломъ прежде всего изданіе текста 
народной поэзіи, я почти не прилагаю здѣсь примѣчаній и объ- 
яснение, предоставляя себѣ или другимъ сдѣлать это еовреме- 
немъ, при досугѣ и способахъ. Иные, правда, любятъ умничанья 
о поэзіи болье са>ой иоэзіи, но о такихъ народъ выразился бы 
своею пословицею «глухому писню спиваты». Теперешнему 
труду моему, надѣюсь, всякій отдастъ справедливость, кто только 
можегъ понять, что значитъ добросовѣстное изданіе текста народ- 



— XIII — 

ныхъ произведеній. Кромѣ его записыванія лично и чрезъ дру- 
гихъ, надобно было сличить множество списковъ, отдѣлить мно- 
жество пѣсень одинаковыхъ, неисправно заиисанныхъ, слабыхъ, 
уже напечатанныхъ, варіантовъ неважныхъ, — опредѣлить произ- 
ношеніе при разнообразіи правописанія, опредѣлить и означить 
смыслъ и связь въ рѣчи посредствомъ знаковъ препинанія, уста- 
новить раздѣленіе стиховъ, придумать систему, обнимающую 
разнородныя пѣсни, и подвести подъ нее эти пѣсни и т. п. 
При всемъ этомъ конечно нельзя было избѣжать какихъ нибудь 
ошибокъ, недосмотровъ, а еще менѣе возможности избѣжать 
того, что кому нибудь можетъ показаться ошибкою. Такъ, 
напримѣръ, нерѣдко смыслъ какого нибудь выраженія можно 
понимать различно, а отъ этого зависитъ и различіе въ знакахъ 
препинанія. Иногда стихи можно дѣлить различно: что одинъ 
приметъ за пресѣченіе одного и того же стиха, то другой 
можетъ считать стихомъ особеннымъ. Риѳма не всегда служитъ 
здѣсь указателемъ окончанія стиховъ; она попадается и среди 
стиха. Вообще народное стихосложеніе еще ожидаетъ ученаго 
изслѣдованія. Замѣтимъ только здѣсь, что весьма любимый и 
употребительный украинскій стихъ обыкновенно состоитъ изъ 
14 слоговъ, или 7 паръ, изъ которыхъ 4-ю парою оканчивается 
первая половина стиха посредствомъ пресѣченія, съ концемъ 
какаго нибудь слова, и поэтому стихъ можетъ быть раздѣленъ 
надвое посерединѣ, и образовать два стиха: одинъ изъ 4-хъ, 
а другой изъ 3-хъ паръ слоговъ. Каждыя двѣ пары слоговъ, 
кромѣ послѣдней, отдѣльной, имѣютъ только одно удареніе на 
2-мъ или на 3-мъ слогѣ (почему и можно ихъ принять за стопу), 
и притомъ такъ, что хотя бы изъ 4-хъ слоговъ и два имѣли 
на себѣ удареніе, то только одно удареніе выдерживается, а 
другое ему подчиняется. Такъ слышится — козакъ добрый, козакъ 
добрый, козакъ ишовъ, ишовъ козакъ, какъ если бы было— козл- 
як 



— XIV 

ченько, козачёнько, но не выдерживаются ударенія такимх об- 

разомъ — козакъ добрый, козакъ ишовъ, ишовъ козакъ, добрый 

козакъ и т. п. Прішѣръ такого стиха: 

Йшлы коровы | из дибровы, | а овёчкы | з поля: 

Выплакала \ кари очи | кріп козака ( стоя . . . 

Хылптеся, | густи лозы, і вндкиль вптер | віе; 

Дывитеся, [ кари очи, | видкиль мылый | йде. 

Хылылыся | густи лозы, 

Та вжё пере | сталы; 

Дывылыся | кари очи, 
Та й плакаты | сталы. 

Удареніе изрѣдка встрѣчается и на 1-мъ или 4-мъ слогѣ: 
Из за горы | витер віе, | жыто поло | віе: 
На козака | худа слава, | що робьіть не | вміе. 
Распредѣленіе пѣсень бполнѢ и для всѣхъ удовлетвори- 
тельное почти невозможно, какъ потому, что. по народному 
выраженію, «той ще не родывся, хто-бъ усимъ угодывъ,» такъ 
и потому, что произведенія народныхъ вдохновеній, какъ все 
живое и естественное, съ трудомъ укладываются въ какую бы 
то ни было систему, всегда болѣе или менѣе произвольную. 
Есть много пѣсень сходныхъ въ различныхъ видахъ или отдѣ- 
лахъ ихъ, потому что эти виды или отдѣлы пѣсень не всегда 
рѣзко различаются и отдѣляются одни отъ другихъ. А между 
тѣмъ безъ приведенія пѣсень въ стройный порядокъ нельзя 
обойтись уже и потому, что безъ того не было бы возмож- 
ности ни помнить ихъ, ни обозрѣть, ни представить по нпмъ 
народную жизнь. Азбучный порядокъ совершенно неудобенъ 
въ этомъ случаѣ: множество одинакихъ пѣсень различны только 
своими начальными словами пли буквами, и были бы при этомъ 
раздѣлены, а другія, несходныя между собою, сошлись бы 
вмѣстѣ. Здѣсь пѣсни распредѣлены на основаніп разлпчія ихъ 



— XV — 

отчасти принмаемаго самимъ народомъ* отчасти заключающа- 
госа въ его пѣсняхъ, словомъ, принять порядокъ, казавшійся 
саиыиъ простызгь, полньшъ и естественно обнимавішшъ разно- 
образие народной пѣсеиной поэзіи. Нѣсни идутъ въ такомъ 
порядкѣ: 

А. Пѣсни житейскія, собственно относящаяся къ жизни, 
или вѣку, человѣка, съ различными его возрастами, имѣю- 
щія своимъ предметомъ житейскія событія и случаи, положения 
и отношенія, и возникающія изъ нихъ и при нихъ чувства и 
страсти, отъ колыбели до могилы. Это восходящія и нисходя- 
шля ступени жизни. У подножія ихъ младенецъ съ матерью, 
приникшею къ его колыбели, съ убаюкивающею, лелѣющею 
его пѣснію (а , пѣсни колыбельныя). Потомъ, выше, юность и 
любовь, съ ласкою и нѣжностію, безпечностію и тревогами, 
радостію и печалію, разлукою, ревностію, постояиствомъ, из- 
мѣною, бѣдствіями и надеждами на лучшее (б., иѣсни любов- 
ныя). Верхняя ступень человѣческой жизни, средина ея зрѣ- 
лости, занята торжествомъ свадьбы, съ различными обрядами 
и далеко-несущимися пѣсиями, приличными положенію «моло- 
дыхъ», какъ послѣдствію прошедшего и началу будущаго ихъ 
взаимнаго отношенія (в., пѣсии свадебныя). Супружество ведетъ 
за собою семейныя и родственныя отношенія и событія, и воз- 
никающія при этомъ чувства и страсти, выражаемыя въ пѣсняхъ, 
сопровождающихъ человѣка во всю его жизнь, при нисхожде- 
нии его къ старости и смерти (г., пѣсни семейно-родственныя). 
Наконецъ надъ прахомъ, надъ бездушнымъ тѣломъ человѣка, и 
надъ мѣстомъ его послѣдняго успокоенія, въ ранней ли моло- 
дости, или въ старости, раздаются причитанія и плачи его ма- 
тери или его дѣтей, его родныхъ и ближнихъ (д., иѣсни или 
причитанія погребальныя и поминальиыя). 

Б. Другой кругъ пѣсень, находящійся въ близкой связи 



— XVI — 

съ пѣснями житейскими, вѣкожизненными, это пѣсни годовыя, 
пѣсни народнаго года, съ его днями и трудами, занятіями и 
работами, играми и праздниками. Здѣсь, большею частію подъ 
открытымъ небомъ, при впечатлѣніяхъ разнообразныхъ временъ 
года, сердце простолюдина раскрывается предъ Господомъ, 
славитъ его благость, и пѣніе подобно благовѣсту раздается 
надъ землею и несется по воздуху подобно ѳиміаму; здѣсь и 
слѣды исчезнувшихъ старинныхъ вѣрованій, перешеднгихъ въ 
невинное увеселеніе. Сюда относятся: а) веснянки, что поются 
по большей части при играхъ, въ танкахъ, или хороводахъ; 
б) пѣсни русальныя, съ памятью о русалкахъ, поются около 
времени праздника Троицы, на Зеленой недѣлѣ ; в) купаловыя, 
что поются при обрядахъ Ивана Купала; г) петривочныя, 
можно сказать — пѣсни лѣта, средолѣтнія, получившія названіе 
отъ времени Петривокъ, Петрова поста; д) косарскія, или 
косовичныя, пѣсни косарей, при косовицѣ; е) гребецкія, 
пѣсни гребцевъ, при собираніи сѣна; ж) зажнивныя и об- 
жинковыя, во время и подъ конецъ жатвы; з) осеннія, при 
осеннихъ работахъ и сходбищахъ; и) колядки поются подъ 
окнами домовъ на праздникъ Рождества Христова, и по со- 
держание своему относятся къ воспоминанію стариннаго быта 
и прославленно праздника; і) щедривкы, подъ новый годъ, 
содержать въ себѣ поздравленіе и пожеланіе домашняго и хо- 
зяйственна™ благосостояния; к) новогоднія, на новый годъ, 
посыпальныя, при посыпаніи домовъ пашнею, состоять изъ 
поздравлений и желаній счастія. Вообще въ пѣсняхъ весны, 
лѣта и осени рисуются картины природы и возбуждаемое ими 
различное настроеніе сердца; въ зимнпхъ сосредоточивается 
воспоминаніе и мечтательность, подъ покровомъ преданій, о 
странахъ далекихъ и вѣкахъ мннувшихъ съ образами изъ миѳи- 
ческаго періода. 



XVII 



В. Въ связи съ житейскими и годовыми иѣснями, вслѣдъ 
за этими нослѣдними, и какъ выводъ опытности изъ вѣковъ 
жизни и годовыхъ трудовъ, помѣщаются пѣсни нравственныя, 
назидательныя, поучительныя: о людскихъ правахъ и людской 
долѣ, понятія о нравственномъ и безнравственомъ, о добрѣ и 
злѣ, и разныхъ предметахъ народныхъ догадокъ и любозна- 
тельности. 

Пѣсни нравоучительныя иногда являются въ Формѣ думы, 
или стиховъ вольнаго, неравнаго размѣра, близкаго къ благо- 
звучной прозѣ съ риѳмами, и этимъ сближаются съ отдѣломъ: 
Г. Пѣсень былевыхъ, изображающихъ внѣшнія событія 
народной жизни. Здѣсь изображается яркими картинами борьба 
Украины за христіанство и православіе съ Западомъ, стре- 
мившимся расторгнуть родственный союзъ славянорусскаго пле- 
меннаго единства, и постоянными врагами христіанства, Турками 
и Татарами. Здѣсь подвиги и и мученичество народныхъ витязей 
(лыцарей), побѣды и битвы, торжество и страданіе, въ шумѣ 
оружія и потокахъ своей и вражьей крови, и памятники изъ 
костей по степямъ, остановившія лютыхъ враговъ, стремив- 
шихся на истребленіе христіанскаго просвѣщенія. 

Д. Въ бытовыхъ пѣсняхъ изображается бытъ и занятія 
различныхъ сословій, возникшихъ раньше или позже изъ об- 
стоятельствъ историческаго развитія. 

Е. Въ пѣсняхъ шуточныхъ проявляется комическій, сатири- 
ческій, юмористическій, шутливый, или жартовливый, взглядъ на- 
рода на отношенія и случаи жизни ,семейныя и бытовыя, и при- 
томъ эти пѣсни прилично помѣстить въ концѣ по причинѣ, боль- 
шею частію, позднѣйшаго, или новѣйшаго, ихъ происхожденія. 

И такъ, основаніе дѣленія пѣсенной поэзіи, жизнь и 
вѣкъ, годъ и его трудъ, мысль и дума о жизни, быль исто- 
рическая и память о жизни съобща, бытъ и образъ жизни, 



— хѵш - 

жартъ или шутка, выражается въ такомъ порядкѣ пѣсень: жи- 
тейская (колыбельныя, любовныя, свадебныя, семейнородствен- 
ныя„ поминальныа); годовыя (веснянки, русальныя, купаловыя, 
петривочныя, косарскія^ гребецкія, зажнивныя, осеннія, колядки, 
щедривки, новогоднія); нравственно-поучительныя; былевыя раз- 
личныхъ временъ жизни народной; бытовыя (козацкія, чумацкія, 
сиротско-бурлацкія, солдатскія, промышленмицкія); шуточныя. 

Если этотъ выпускъ простонародныхъ украинскихъ пѣсень 
удостоится вниманія просвѣщенныхъ любителей всего русскаго, 
народнаго; то я постараюсь современемъ издать и другіе вы- 
пуски иѣсень и другихъ произведеній народной словесности, 
а можетъ быть, для объясненія ихъ, словарь и примѣчанія- 
Само собою разумѣется, что это дѣло не можетъ имѣть успѣха 
безъ содѣйствія образованныхъ читателей. 

Совершенно понимая всю важность собранія и сохраненія 
музыки, или напѣвовъ, народной поэзіи, я, послѣ нѣсколькихъ 
неудачныхъ попытокъ — достигнуть этого, увидѣлъ, что, не имѣя 
музыкальнаго образованія и другихъ достаточныхъ для этого 
средствъ, долженъ предоставить это занятіе другимъ. 

Передавая свѣту этотъ памятникъ народной поэзіи, со- 
ставленный многолѣтними трудами, желаю отъ всей души и 
молю Бога, да послужитъ эта простая народная поэзія на 
пользу науки языка русскаго во всѣхъ его отрасляхъ, еще 
болѣе обогатить нашъ общій и богатый языкъ русскій и его 
словесность, и возвыситъ взаимное познаніе и любовь между 
всѣми племенами и сословіями нашего великаго отечества. 

Издатель Лмвросіи Метлішскій. 



1 Л Л В Л Е Н I Е . 

Стран, 

Предисловіе V — XIX. 

I. Пъсни житейскія: 

1. Колыбельныя. 1. 

2. Любовныя ' 5. 

3. Свадебныя 123. 

4. Семейно-родственныа 237. 

5. Поминальныя 292. 

II. Пъсни годовыя: 

6. Веснянки 294. 

7. Русальныя 308. 

8. Купальскія 310. 

9. ІІетривочныя. . . . : . 312. 

10. Косарскія 314. 

11. Гребецкія 316. 

12. Зажнивныя 322. 

13. Осеннія 328. 

III. Пѣсни и думы поучительныя . . 315. 

IV. Думы и пѣсни былевыя: 

14. До временъ козачества 373. 

15. Съ козачества до Уніи 374. 

16. отъ Уніи до Богдана Хмельницкаго .... 377. 

17. Временъ Богдана Хмельницкаго 385. 

18. Отъ начала до конца XVIII вѣка 425. 

19. Неизвѣстныхъ временъ 434. 



V. Пѣсни бытовыя: 

20. Козацкія 447. 

21. Чумацкія 453. 

22. Бурлацко-сиротскія 459. 

23. Солдатскія 165. 

24. Промышленницкія 466. 

VI. ' Пъсни шуточныя 467. 




ПѢСНИ ЖИТЕИСКІЯ 

ШЫБЕЛЬНЫЯ. 



Ой ты коте, коточок! 
Не ходы рано в садочок, 
Не полохай дивочок, 
Нехай зовьють виночок 
Из рутонькы, из мьятонькы, 
3 хрещатого барвиночку, 
3 запашного васылечку. 
Ой сны, дытя, до обида, 
Покиль маты з миста прыйде 
Да прынесе тры квиточкы: 
Ой первую зрослывую, 
А другую сонлывую, 
А третюю щаслывую, 
Ой щоб спало, щастя знало, 
Ой щоб росло, не болило, 
На серденьку не кволыло. 
Сонькы-дримкы в колысонькы, 
Добрый розум в головонькы, 



Житкйсктя. 

А ристочкы у кисточш. 
Здоровьячко у сердечко, 
А в роточок говорушкы. 
А в ниженькы ходусенькы. 
А в рученькы ладусенькы. 

(Слухов.) 

ОЙ був соби коточок, 
Украв соби клубочок, 
Та сховався в куточок, 
Щоб люды не зналы — 
Котка не лаяльт. 

(Радоиысль.) 
ЛіОЛЯЮ, ЛЮЛЯЮ, 

Побъю котка, полаю, 
Щоб по ночах не ходыв, 
Малых диток не будыв. 

Ой ходыть сон коло викон, 
А дримота коло плота, 
Пытаеться сон дримоты: 
Де ты будеш ночуваты ? — 
Там де хата тепленькая, 
Де дытынка маленькая, — 
Там я буду ночуваты, 
Дытыноньку колыхаты. 



(Радоиысль.) 



Ой ты, коте сирый, 
Не ходы до синей: 






КоЛЫБЕЛЬНЫЯ. 

А иды до хаты — 
Дытя колыхаты. 

(Радомысль,) 
Ой Л ЮЛИ, ІЮЛП, 

Чужым диткам дули, 
Л нашоиу калачи, 
Щоб спало у ночи. 

(Радомысль.) 

А на кота гуркота, 
А на диты дримота; 
А на кота все лыхо,— 
Ты, дытынко, спы тыхо! 

(Радомысль). 

Коточок, коточок 
Злызав бабын медочок , . . 
Сама баба злызала, 
И на котка сказала! 

(Радомысль.) 

Котыно, котыно ! 
Пойдемо по сино. 
Ты будет сино класты, 
А я буду волы пасты. 

(Радомысль.) 

А^ а! котку! 
Не лизь на колодку, 
Бо забъеш головку, — 
То буде болиты, 



Житейскі*, 

Ничым завертиты. 
Була в мене намиточка, 
И ту диткы вкралы, 
На лялькы побралы. 
Купы, маты, шовку 
Завынуть головку. 
Шовковыи вервёчкы, 
Колысочка швабська, 
Дытыночка панська; 
Золотыи быльця, 
Колышу я чорнобрывця. 

(Радохнсль.) 

А кулык намые, 

А чаечка намыче, 

А сорока напряде, 

А кочу бей вытче, 

А билыи лебеди 

Та й убилють на води, 

А билыи щукашечкы 

Да й помыють рубашечкы. 

(Чернигов.) 



ПѢСНИ ЖЙТЕИСКІЯ 

ЛЮБОВНЫЯ. 



Дивчино моя, Пѳреясловко, 

Дай мени вечеряты, моя ластовко ! 

Я-ж не топыла, я-ж не варыла, 

Пишла по воду, видра побыла. 

Я-ж не побыла, постановыла, 

3 горы покотылысь, да й самы побылысь. 

Дивчыно моя, Переясловко, 

Поцилуй-же мене, моя ластовко ! 

Дак що-ж, дак ну-ж, дак поцилую, 

Да у тую губоньку да золотую; 

Да в той усочок, як колосочок, 

Да у тыи бривонькы, чорни як шнурочок, 

Да у той выдочок, повен як гурочок. 



(Переяслів.) 



Ой без мылого соловейка и свит не свитае, 
А без мого мыленького гуляньня не мае. 



Житейскія. 

Як вылетыть соловейко, то й свита ранише; 
А як выйде мій мыленкый, гулять веселите ! 

(Гадяч.) 

Орав мылый у ярыни, тепер у толоци; 
Выплакала кари очи за чотыри ночи., 
Та вже-ж мини си чотыри та за десять сталы; 
Десь у мого мыленького волыкы прысталы! 
Бодай волы жыви булы, а плуг поламався, 
Щоб мій мылый из воламы додому прыгнався ! 

(Гадяч., Лебедин.) 

Кармелю-серце ! по свиту ходыш, 
Не одну дивчину з розуму зводыш. 

— Ганнусю-серце ! що-ж ты мени дала, 
Що мене до себе так прычарувала. 

— А в мене чары, чары готови: 
Билее лыченько и чорни бровы. 
А в мене хата снипкамы вшыта; 
Прыйды, Кармелю, хоч буду быта. 
Хоч буду быта, знатыму за кого: 
Прыстало серденко мое до твого. 

(Кіѳв.) 

Ой не выдно його дому, тилько выдно грушу; 
Туда-ж мою порывае рано й пизно душу. 
Ой не выдно його дому, тилько выдно баню; 
Туда-ж мени любо-мыло оченькамы глянуть. 
Ой не выдно його дому, тилько выдно хресты; 
Туда-ж мени любо-мыло оченькамы звесты. 



Любовныя. 

Ой не выдно Його дому, тилько выдно дубчык: 
Коло його недалеко жыве мій голубчык. 

(Глухов.) 

Ихав козак молодый сывым конем з поля: 
Оіасная и безечасная та робочая доля, 
Що неодну ниченьку пид оконцем ночував, 
ТТид оконцем ночував, соби дивчыну кохав. 
Дивчыно-рыбчыно! куплю, серце, обручку; 
Подай, подай крозь кватырочку ручку ! 
Ходим, ходим, дивчыно, ходим, серце, на мисто, 
Куплю тоби намысто, та на шыи повишу, 
Та на шыи повишу, вороженькив потишу. 

(Радомыель.) 

Ой у поли крыныченька на чотыри зводы: 
Любыв козак дивчыноньку не чотыри годы; 
Любылыся, кохалыся, тай не побралыся, 
Тилько наши вороженькы тай повтишалыся. 

— Руту сію, руту сажу, руту й полываю: 
Ой я тебе, казаченьку, щодня дожыдаю! 

— Дивчынонько, сира утко, чи свататы хутко? 

— Козаченьку, повна роже, в недилю негоже: 
Як дождемо тай осены, то й Бог нам поможе ! 

— Ой высоко соколови до неба литаты, 
Ой далеко козакови до осены ждаты ! 

— Хоть высоко, невысоко, треба долитаты: 
Хоть далеко, недалеко, треба дожыдаты ! 

(Гадяч.) 

Чи я вбрела, чы я вплыла, чи мене пидбыто, — 
Чи сам козак не став ходыть, чи його одбыто? 



Житейскія. 

Ой одбывае од берега щука рыба ряску, 
Утеряла дивчынонька у козака ласку. 
А я-ж тую дрибну ряску зберу у запаску, 
А ввечери козакови пидійду пид ласку. 
Пидійду-ж я пид оконце, маты горох варыть, 
Горох варыть, серце вьялыть, на улыцю барыть. 
Ой годи-ж ты, стара маты, гороху варыты, 
Пускай дочку на улыцю, ни-з-кым говорыты. 
Чи се-ж тоби, моя доню, не на лыхо пишло, 
Що учора из вечера тры козакы прыйшло. 
Одын сыдыть конець столу, мед-выно кружае; 
Другый сыдыть биля його, на скрыпочку грае; 
Третій стоить у порога, дивчыны пытае: 

— Дивчынонько, сира утко, чи свататы хутко ? 

— Казаченьку-барвиночку, хоть и в недилечку! 

— Дивчынонько, повна роже, в недилю негоже; 
Як диждемо тай осены, то й Бог нам поможе. 

— Ой высоко соколяти у гору литаты, 
Ой далеко дивчыноньци до осены ждаты. 

— Хоть высоко, невысоко, треба долитаты; 
Хоть далеко, недалеко, треба дожидаты! 

— Як лучыться отецькій сын, оддасть мене маты! 

(Гадяч.) 

Як прыихав мій мыленькый в недилю раненько, 
Из коныка излизае: добрый день, серденько! 2. 
Ой здорова, моя мыла, ой як ся ты маеш? 
Ой сдаеться, моя мыла, иншого кохаеші 2. 

Здоров, здоров, мій мыленькый, ой як ся ты маеш: 
Ой сдаеться, мое серце, мене забуваеш! 2. 

(Правой стор. ДнѣпряЛ 



Люковныя. 

Люблю Ляшка I— Любы, доню, 
Любы, серце, не бороню; 
Лостиль буде шовкова, 
Додержыть Ляшок слова. 
Люблю Ляшка ! — Любы, доню. 
Любы, серце, не бороню; 
Симсот овець дам с кошары, 
Абы з Ляшком була в пари. 
Люблю Ляшка ! — Любы, доню, 
Любы, серце, не бороню: 
Зостаешся сама в хати, 
€тережыся розмовляты. 
Люблю Ляшка! — Любы, доню. 
Любы, серце, не бороню; 
Тебе Лашок зведе з ума 
И наробыть нам сорома. 
Люблю Ляшка! — Любы, доню, 
Любы, серце, не бороню. 
Не журыся, стара ненько, 
Ходыть Ляшок чепурнеиько^ 
Люблю Ляшка!— Любы, доню, 
Любы, серце, не бороню, 
Утинкою называв, 
Шлюбу браты помовляе^ 
Люблю Лашка! — Любы, доню, 
Любы, серце,, не бороню. 

(Радозшсль.) 

Чи ты чула, дивчынонько, як я тебе клыкав, 
Мымр твои воритечка сывым конем ихав ? 
Ой хоч чула, хоч не чула, не йозывалася; 



3 



10 Житейс -кіяг. 

В саду була, рожа цвиіа, я затыкалаея. 
Уси хлопци на колодци, а мого немае; 
Десь мій мылый чорнобрывый коня наповае. 
Через тук> крыныченьку орел воду носыть: 
Матусенька свого сына вечеряты просыть. 
Ой вечеряй, моя маты, колы наварыла; 
А я пійду на той куток, де дивчына мыла. 
Ой хоч мыла, хоч не мыла, абы чорнобрыва: 
Вона мене молодого щыро полюбыла. 

(Конотоп, * 

Коло синей^ коло хаты 
Ходыть голуб сывый-волохатый, 
Ни загнаты, ни зазваты . . . 

— Выйды-выйды, мыла, з хаты! 
Ты дивчьхно пидгирная^ 

Як та зора ясна вечирняя ! 
Ты в комори, я на двори; 
Выйды, серце, зличым зоры. 

— Не, личыла да Й не буду: 
Кого люблю, не забуду. 

— Дивчынонька, серце мое! 
Сподобалось лычко твое; 

Не так лычко, як ти очи: 
Мусыв ирыйты о-пивночи; 
Не так очи, як ти бровы, 
Люби, мыли до розмовы; 
Не так бровы, як ты сама, 
На папери напысана. 
Пысав тры дни и тры ночи, 
Закиль спысав чорші очи. 

ГГлѵхвв.І 



Любовны» 11 



і)й дивчыно, панйночко, 

Знодобалось мени твое лычко. 2. 

Не так лычко, як ты сама, 

На билим папери напысана. 2. 

Ты дивчыно, сира утко, 

Выйды на йулоньку хоть иехугко. 2. 

— Ой не выйду, нема часу, 

Вышлю сестру саму меншу: 2, 

Таке лычко, така сама. 

На билим папери напысана: 2. 

Таке лычко, таки й бровы, 

Тилько не такая до розмовы; 2. 

Таке й лычко, така й мова, 

Тилько не такая черноброва. 2. 



Сыдыть соби козаченько, 
4умае, гадае: 

Сам зостався на чужыни, 
Дружыны немае. 

— Нема в мене дружынонькы, 
Ни счастя, ни доли, 

Сам зостався на чужыни, 
Як былына в поли. — 
Ходыть голуб коло хаты 
Сывый, волохатый; 
Як загуде жалибненько, 
На серцю тяженько. 

— Ой не ходы, голубчыку^ 
Коло мои хаты. 
Прынесы мій ГО.ЮСОЧОК 



(Житоміф.) 



<2 



ЖнтеЙсктяг. 



Мылои до хаты. 
Ой пиду-ж я до кирныци 
ГІыты воду з дненьця: 
ОЙ без ножа, без талиркы 
Не край мого еерця. 



Ты по сим боци, я по тим боци: 

Передайся до мене. 
Ты чорнявая, кучерявая, 

Не здавайся на мене *. 
Я любыв тебе, я кохав тебе, 

А як батько дытыну; 
Извьялыз себе, изсушыв себе, 

А як в и тер былыну. 
Хоть мынулыся в саду яблучка, 

Не мынаються дулькы; 
Хоть мынулося женыханьнячко, 

Не мынаються ду мкы. 



(Кіев., Кгрдиче»; 

2. 
2. 
2. 
2. 
2, 
2. 

(Нирнтин.) 



Ой вышенька, черешенька, верба кучерява: 
Дивчынонька козаченька тай нрычарувала. 
Чаруй, чаруй, дивчынонько, колы довелося: 
Уже твое биле лычко з моим понялося. 
Породыла мене маты у святу неднлю, 
Дала мини гирьку долю, ничего не вдію. 
Ой пиду я до сусида воза позычаты. 



(1) Не сворачивай на меня разрыва 



Любовный 13 

Та повезу гирьку долю на торг продаваты. 
Люды знають гирьку долю, не йдуть купуваты: 
Тай не хсчуть купуваты. не хочуть пытаты. 
Повезу я гирьку долю з торгу та додозіу, 
Тай ударю гирьку долю з воза та додолу. 
От-тут тоби. моя доле, от-тут пропадаты, 
14 Що не вмила. що не вмила мене шануваты! 

(Гадяч., Лебедив.) 

І4 Що не вмила. не хотила мене шануваты. 

(Гадяч.) 

Моя горлычко, голубонько, 

Чом улита еш вид мого порожечка ? 

Моя гарная дивчынонько. 

Чом ты одходыш вид свого сбожечка ? 

Я-ж тобн биля рнченькы 

Зрубыв з сосны хоромочку. 

Хоромочку та з впконечком: 

СидаГі, моя дивчынонько. 

Пид виконечком: 

Выжыдай з поля чистого 

Твого козаченька! 

Тадчч,. Іеоедни 

Купалося та два голубонькы, 

Та на дубовій кладци: 
Ипдмовлялы два і:г гаченькы дивчыноньку 

Та не ввечери, вранци. 
Ой пидмовлялы, медом частувалы. 

3 золотого кубка. 
Бона ирохожалі промеж казаками. 



14 Житейскія. 

А як сыва голубка. 
— : Ой куды ты йдеш, куды й одъизжаеш, 

Ты козаченьку Марку ? 
А на що-ж ты мене покыдаеш 

У мурованим замку ? 
Не саму-ж я тебе, молода дивчыно, 

Тепер покыдаю, 
Иокыдаю тоби, молода дивчыно, 

Козаченькив двисти: 
Выбирай, вызырай, молода дивчыно, 

Который пид мысли. 
Выбирала-ж я, вызырала-ж я, 

Та немае такого, 
Нема до любови, нема й до розмовы, 

Й до серделька мого. 
На палычку зпиткнулася, 

На злуктечко впала; 
Я полюбыла пройдысвита, 

Тай навикы пропала. 



Тыхо, тыхо Дунай воду несе^ 
А ще тыхше дивка косу чеше; 
Вона чеше да на Дунай несе: 
Плывы, косо, уплынь за водою, 
Плывы, косо, уплынь за водою, 
Щоб наложыв нелюб головою! 
Нема краю тыхому Дунаю; 
Нема впыну вдовыному сыну, 
Нема впыну вдовыному сыну, 
Що звив з ума дивку сыротыну. 



(Харьков.) 



Дюьовныя. 1Г> 

Ой измявши, на коныка сявшы: 
Зоставайся, славы набирайся; 
Ой я молод славы не боюся, 
Шйду з села, зараз оженюся; 
Мени, дивко, та прышыють квитку,— 
Тебе, дивко, завертять в намитку. 

(Чернигов . Коиотоп.і 

Ой ты дубе кучерявый! 
Шырокый лыст на тоби. 
Ты козаче молоденькый! 
Дурный розум у тоби. 
Ой на дуби кучерявим 
Шырокый лыст опаде, 
Дурный козак молоденький 
Без розуму пропаде. 
Ты божывся, прысягався: 
Не покыну я тебе ! 
Тепер мене покыдаеш, 
Серцю жалю завдаеш. 
Иды-ж ты у Божу путь, 
А я пойду в темный лис, 
В темный лис, в темный лис, 
Нехай мене звирь изъисть. 
Ой вы звири, вы лютый, 
Розирвите вы мене, 
А серденька не чепайте— 
Неха мылому мойму: 
Нехай мылый подывыться, 
Що на серци діеться. 

(Тадомыс.іь.) 



16 ЖитіЙскія. 

Уси куры на сидали, нивень на пороги; 
Уси хлопци на йулонци, а мій у дорози. 
Не курыла, не топыла, на прыпечку жар-жар, 
А як выйду из Ивныци, комусь буде жаль. 
Не курыла, не топыла, по синечках дымно, 
А як выйду из Ивныци, комусь буде дывно. 
Ой визьму я снигу в руку, сниг у руци тане; 
Тяжко, важно на серденьку як вечор настане. 

(Житомир.) 

Уси куры на сидали, пивень на сторожи; 
Вси хлопъята на йулыци, мій мылый в дорози. 
Плыве човен воды повен, а за ным весельне; 
Любы мене, мій мыленькый, як я тебе, серце. 
На долыни яворына, хоче похылыться; 
Як не возьму яку люблю, не буду женыться. 
Чыи бджолы на долыни, мои в деревенци; 
А кто любыть чорни очи, а я голубеньки. 
Очи мои голубеньки ! як я вам дывлюся ! 
Хоч на мене люды брешуть, а я им сміюся. 
Нехай брешуть, нехай брешуть, добрешуться лыха. 
А мы двое, серце мое, любймося стыха. 
Ой мисяцю, мисяченьку ! не свиты никому: 
Тилькы мому мыленькому, як идё додому. 
Заскрыпилы воритонькы, бо булы заперти; 
Кого люблю, не забуду до самой смерты. 

(Гадяч., Лебедин ) 

1 Не ходы, козаче, по-над берегамы, 
Не кывай на мене чорнымы бровамы! 
Чорни бровы маю. да не оженюся; 



.Іюьовныл. И 



4 Пиду до риченькы, з жалю утоплюся. 
Не топысь, козаче, бо душу загубыш; 
Ходим новшічаймось, колы впрно любыш, 

За твои рупшычкы 

Ходим звиачайяось — обое хороши ! 
Йпдуть воны поле, йидуть и другее, 
А на трете поле став кинь спотыкаться: 
Вернимоея, дивчыно, не будем вшічаться; 
Не будем винчаться, не буде нам счастя. 
Ппшов козак горою, дивка долыкою: 
Зацвнв козак рожою, дивка калыною. 
15 Ой там по-над яром козак сиио косыть, 
А дивчына по берегу голосом годосыть '. 



Други так спивають: 

1 Не ходы, не блуды, по-над берегамы. 

Не сушы, не въялы чорнымы бровамы. 
4 Пиду до Дунаю— з жалю утоплюся. 
15 Рожа одцвилася, а калына началася; 

Козак оженывся, дивка зосталася. 



(Оггер.) 



(Гадяч.) 



Ой що-ж мени с тебе, що ты сыдыш коло мене: 

Ой сядь коло мене, да ще й обіймы, 

Усю мени правдоньку роекажы. 

Щука рыба грае, да й та пару мае: 

А я козак молод гадаю, що я соби паоонькы не маю! 



(1| За кояако* плаче, що не впало жыть — не иовинча.ше»,. Причѣч иѣвнцы. 

3 



і* К«Т*І€ХІЖ. 

Тилько-ж мени пары, що й очеиькы кари, 

Тилько-ж мени до любови, що чорніи бровы! 

Чорни бровы маю, да й не оженюсь,— 

Хиба пиду до риченькы, з жалю утоплюсь ! 

Не топысь, козаче ! бо ты душу загубыш: 

Ходим, серце, повннчаймось, колы меке вирно любыш- 

(Зологонош.) 

ОЙ кинь ирже, трава вьяне, вин дориженьку чуе: 
Ой вин чуе, ой вин чуе, де Васыль ночуе ! 
"3 Ой ночуе Васылечко в густим очерети, 
Клыче маты свого сына к соби вечеряты: 
Як не прыйдеш вечеряты, нрыйды обидаты; 
Як не прыйдеш обидаты, прыйды одвидаты; 
Як не прыйдеш одвидаты, то грих тоби буде: 
Утопышся з бережечку, де й воды не буде. 
9 Утопывся Васылечко, хустыночка тоне; 
Ходыть дивка по бережку, били рукы ломле: 
Не жаль мини хустыночкы, що я вышывала п 
А жаль мини Васылечка, що я сподобала. 
Пишла тая дивчынонька по-над берегамы, 
Та зострила рыбалочок з трьома неводамы: 
Закыдайте, рыбалочкы, трьома неводамы, 
Да вытягнить Васылечка с чорнымы бровамы ! 
Ой нате вам, рыбалочкы, горилкы напыться, 
Да вытягнить Васылечка, ой хоть подывыться ! 
Ой нате вам, рыбалочкы, ще й солы на страву, 
Да вытягнить Васылечка хоть на людьську славу ? 
Ой нате вам, рыбалочкы, мидну копу грошей, 
Да вытягнить Васылечка — якый вин хорошый ! 
Як вытяглы Васылечка. вода з рота льеться: 



Лювовиия. 19 

Ходыть дивка по бережку, та все в груды бьеться ! 
Ой искыньте зол от перстень из мызынця с пальця; 
Ой щоб-же я не забула Васыля коханьця. 

Други спивають: 

3 Ой ночуе Васылечко, де зелене просо; 

Його ж мыла, чорнобрыва вечеряты просыть: 
9 Ой Васыля, Васылечка тыхый Дунай носыть, 

Його мыла, чорнобрыва рыбалочок просыть: 

(Гадчч) 

Пійдѵ я в садочок, да вырву лысточок, 
Да зовью виночок, пущу на ставочок. 
Хто винок пойме — той мене возьме) 
Ирыихав козак лугом, берегом, 
Прывьязав коня до берестонька, 
А сам же пишов виночка ловыть. 
Первый раз ступыв, по колика вбрив* 
Другый раз ступыв, по пояс убрив, 
Третій раз ступыв, волосок изплыв. 
Одирвысь, конго, од берестонька, 
Да бижы, конто, бижы до дому: 
Не кажы, коню, що я утопывсь, 
А скажы, коню, що я оженывсь — 
Ясни зирочкы— то свитылочкы, 
Чорни хмарочкы — до то свашечкы, 
А берестонькы— то старостонькы,, 
Крути берегы— бояре мои, 
Холодна вода — до то молода, 
Сырая земля — то-ж маты моя: 
То-ж маты моя. мене прыняла! 

(Прылѵк.) 



20 Житейскгя. 

Из-за горы витер віе, березоньку хылыть: 

Не хылыся-ж, березонько, іце-ж ты зелененька; 

Не журыся-ж, дивчынонько, ще-ж ты молоденько 

Не рада-б я хылытыся, так витер лыст мае; 

Не рада-б я журытыся, мылый покыдае: 

Покыдае, одъизжае в Кытай-городочок. 

В Кытай, Кытай-городочку кращого немае: 

Над нашого казаченька и в свити немае. 

Кинь воррный, сам молодый, ка скрыпочку грае, 

Що скрыпочка з васылечок, а струны из руты, 

Як заграе на сыньому морю, то и у нас чуты. 

Ой стояла сосоночка та супротыв виконечка, 

Ой плакала дивчьшонька, стоя у виконечка. 

Чом ты мене, моя маты, рано не збудыла, 

Ой як тыи козаченькы з села выходылы ? 

Та збудыла мене, маты, в обидню годыну, 

Як видійшлы козаченькы вид села за мылю. 

Тым я тебе, моя доню, рано не збудыла. 

Що твій мылый веде перед, щоб ты не тужыла. 

Ой я-б, мамо, не тужыла, а Бога молила, 

Щоб моему казаченьку хвортуеа служила. 

Купы мини, моя маты, за тры шагы голку. 

За чотыри золотыи червоного шовку, 

За пьятого рублевого мальовани пьяльци, — 

Я вышыю, вымалюю мылому рукавци. 

Шовком шыла, шовком шыла, золотом рубыла, 

Се-ж для того козаченька, що вирно любила. 

Ты думает, моя маты, що я не журюся, 

Л як выйду за ворота— вид витру валюся. 



Л го г, о с и и я . 21 

Ты думает, моя маты, що я и не плачу: 

За дрибнымы слнзонькамы свитонька не бачу ! 

(Нереяслап.) 

Пора маты жыто жаты, колос похылывся; 

Пора маты замиж даты, голос измииывся. 

Хоть колосок похылывся, стебло зелененькѳ; 

Хоть голосок измпнывся, лычко молоденьке. 

Як послала мене маты в степ пшеныци жаты; 

Аж там чумак волы пасе, став зо мною жартоваты. 

Жартуй, жартуй, чумаченьку, жартуй изо мною, — 

А як пійдеш у дорогу, буду плакать за тобою. 

Чом ты мене, моя маты, рано не збудыла, 

А як тая чумачына, за село выходыла? 

Тым я тебе, моя доню, рано не збудыла, 

Що твій мылый веде перед, щоб ты не тужыла. 

Ой я-б, мамо, не тужыла, я-б Бога молыла, 

Щоб моему мылёнькому доленька служыла. 

Купы-ж мини, моя маты, мальовани пьяльця. 

Ой вышыю, вымалюю на славу рукавця. 

Купы-ж мини, моя маты, за тры копы голку, — 

За пьятого рублевого зеленого шовку. 

Шовком шыла, шовком шыла, золотом рубыла, 

Се-ж для того чумаченька, що вирно любыла, 

(Ромен л 

Розвывайся, сухый дубе, 
Завтра мороз буде, 

Гей, завтра мороз буде, 
Убирайся, козаченьку. 



22 Житейски. 

Завтра поход буде. 

Геіі. заотра поход буде. 
Я морозу не боюея. 
В мороз розивыося, 

Гей. в мороз розивьюся. 
Я походу не боюся, 
Завтра й уберуся. 

Гей, завтра й уберуся. 
Не жаль мени дориженькы. 
Що курыться курно, 

Гей. що курыться курно. 
А жаль мени дпвчынонькы, 
Що журыться дурно. 

Гей, що журыться дурно. 
Не жаль мени дориженькы, 
Що пылом прыпала, 

Гей, що пылом прыпала. 
А жаль мени дпвчынонькы, 
Що з лыченька зпала: 

24 Гей, що з лыченька зпала. 

25 Прылывайте дорнженьку, 
Щоб пылом не пала; 
Розважайте матусеньку. 
Щоб з лыця не зпала. 
Прылыва.іы дориженьку. 
Такы пылом пала: 
Розважалы матусеньку. 
Такы з лыця зпала. 



(Нолвтѳяеш.) 



Л ю ь о в и ы я . 23 

Ой гай, маты, ой гай, маты, ой гагі зелененький; 

Выизжае з Украины козак молоденькый. 

Як выизжав. шапочку зняв, нызеиько вклонывся: 

— Прощай, прощай, громадонько, може с кым сварывся. 
„ Хоть сварывся. не сварывся счаслыва дорога ! г 

— Зостаеться на Украинн дивка чорноброва ! 
Далы пени отхидн'ого коня вороного. 
Дивчынонька хустыночку с пидзлота самого. 
Я не буду хустынонькы ни терты, ни мняты; 
Буду тою хустыною сидельце вкрываты: 

Ой як гляну на хустыну. згадаю дивчыну; 
Ой як гляну на сидельце, втишу свое серце ! 

— Голуб маты, голуб, маты, к викну прылитае! 
" — Давай, доню. прынадоньку, нехай прывыкае ! 

— Яку-ж мени. моя маты, прьшадоньку даты? 

— Посып пшпньця по колинця. водыци по крыльця ! 

— Козак, маты, козак, маты, к дзору прыйизжае ! 

— Давай доню прынадоньку. нехай прывыкае ! 

— Яку-ж мени, моя маты, прынаду даваты ? 

— Стелы, доню. постиль билу, лягай из ным спаты, 
Одну ручку в голоЕоньку, а другу обняты, 
Прыгорнуты до серденька, та й поцилуваты. 

(Ромев.) 

Ой любыв, та кохав. соби дивчыну мавъ. гей, як у саду вышня; 
За лыхымы людьмы, да за ворогамы гуляты не выйшла. 2. 
Покыдаю тебе, серденятко мое. гей, едыному Богу; 
А сам я пиду да за рнченьку. за быструю воду. 2. 

Дожыдайся-ж мене, серденятко мое, гей. та до себе в гости. 
Як выросте в тебе у свитлыци трава на помости. 2. 

Росла, росла трава шовковая. гей. та вже й перестала: 



II ЖнтеЙскія. 

Ждала, ждала козака дивчына, да й плакаты стала. 2. 

Росла, росла трава шовковая, гей, та вже й похылыдась. 
Ждала, ждала козака дивчына та вже й зажурылась. 2. 

Хылитеся та густіи лозы, геіі, з впткпль витер віе: 
Дивитеся, мои кари очи, з впткпль иыдый йиде. 2. 

Хылылыся та густіи лозы, гей, та вже й пересталы: 
Дывылыся мои кари очи, да й плакаты сталы. 2. 

ОЙ гув, та загув сызый голубонько, сыдя на ключыни: 
Охохо, охохб, молод казаченько по своій дивчыни. 2. 

(Конотоп., Кіея.) 

Загудеть, забуркучыть сызый голубонько. 

Сыдя на тычыни; 
Ой заплаче молодый козаче 

По своій дивчыни, 
Що любыв и кохав, соби дивчыну мав. 

Як зироньку ясну, 
Та за дивчынызіы та за ворогамы 

Покыдаю несчасну. 
Ой кому-ж ты мене, серденятко мое. 

А теп ер уручаеш ? 
Уручаю тебе, серденятко мое. 

А едыному Богу: 
Сам же я пиду, а сам я пойду 

Днипром за водою ! 
Ой як будеш же ты, серденятко мое. 

Днипром-водою плысты. 
Засылай, посылай, серденятко мое. 

Частенькіи лысты. 
А я-ж тіи лысты, а я-ж тіи письма 

Сам пѳречытаю: 



Л ю в о в и ы я. 25 

А перечытавшы, у-куіючку склавіііы. 

Сам до тебе буду, 
А я тебе, серденятко мое. 

Сам тебе не забуду. 

(Харьков.) 

II любыв, и кохав, соби дивчыну мав, 
А тепер покыдаю. 

— Покыдаеш мене, серденятко мое ! 

Ой кому-ж прыручаеш ? 

— Прыручаю тебе, серденятко мое, 

Мылосердному Богу; 
А сам пиду, а и сам пойду 

У путь у дорогу, 
У путь у дорогу, у путь у дорогу, 

Ой уплынь за водою. 
Ой колы-ж тебе, серденятко мое, 

Сподпваться у гости ? 
Сподивайся мене, серденятко мое, 

Ой к первій Пречыстій: 
Як не буду я к первій Пречыстій, 

Сподивайся к Мыколи; 
Як не буду к святому Мыколи, 

То не буду николы. 



(Изюм.) 



Ой на гори, на пидгирку, 
Сыдпв голуб з голубкою; 
Воны соби Цилувалысь, 
Цнлувалысь, мылувалысь. 
Що в голѵба та сызая голова. 



26 Ж II ТЕ Й С К I Я 

А в го.іубкы позолочувана. 
Чорным шовком подоточувана. 
А молодець з-за терема выгляда: 
Якбы-ж моя дивчынонька та така: 
То-б я іи цилував, мылував, 
И до печи куховарочку наняв. 
А до ней та Татарочку. 
А сам бы я по водыцю ходыв. 
Дивчыноньку та за рученьку водыв. 



(Кзюи.) 



Ой сана я. сама, як былына в поли. 

Нихто не порадыть мене молодой ! 

Радять мене гады, радять и другіи. 

Радять, осужають вороты тяжкін. 

Дывнін-ж вы люды. що осужаете. 

Туга на серденьку. а вы не знаете. 

Перша мени туга— сама недолуга. 

А другая туга од вирного друга. 

А третяя туга — родына далеко. 

Чи добре тоби, дивчыно небого. 

В тому сели жыты, де ворогив много ? 

Так мени добре помеж ворогамы» 

Як тігі крыныченьци помеж дорогамы. 

Хто ііде або ііде — еодыци напъеться. 

3 мене молодой хто схоче сміеться. 

Засвпчу я свпчу тоику-восковую. 

Перебреду ричку шыроку-быструю. 

Перенесу ключи не побрязкаючы. 

Иробуджу мылого не доторкаючы. 

— Встань, мій мыленькыіі. годи тобн спаты. 



Л юбовныя. 27 

Вже твого коныченька в степу не выдаты ! 
— Хоть коня немае. до кинь другый буде; 
Я своей дывчынонькы повик не забуду ! 

(РіІДОМЫСЛЬ.) 

Ой на поли та озеречко, 

Там плавало видеречко, 

Сосновее вндеречко — 

Дубовее денечко. 

Ходим повинчаймось, 

Мое сердечко ! 

— Не будем винчатыся, 

Й славы набиратыся. 

Ой будуть люды сміятыся: 

Ой ты стоиш пид вербою. 

А я пид другою — 

Ты іі сам бачыш, ты сам чуеш 

Люды кажуть — не буть мени за тобою ! . . . 

И травычка шам, шам, 

Прыйде до мене сам. сам . . . 

И чобиткы в руках несе, 

Сам до мене босый чеше, 

Щоб пидкивкы не бряжчалы, 

Щоб собакы не брехалы, 

Щоб люды не зналы — 

3 кым я розмовляю ! 

(Гадяч.) 

Из-за горы буйный витер віе, 
Козаченько пшеныченьку сіе. 2. 

3 Не досіяв пшеныци до краю. — 



28 Житейскія. 

Выйшла к йому дивчынонька з гаю. 2. 
—Бодай тебе, дивчынонько, дидько ! . . 
Посіяв я пшеныченьку ридко ! 2. 

— Говорыш ты, казаченьку, пусто. 
Зійде твоя пшеныченька густо. 2. 

Ще дивчына додому не дійшла, 
Козакова пшеныченька зійшла; 2. 

Ще дивчына дверей не дчыныла. 
Козакова пшеиыця по спила; 2. 

Ще дивчына спатонькы не клалась. 
Козакова пшеныченька зжалась: 2. 

Ще дивчына Богу не молылась, 
Козакова пшеныця звозылась ! 2. 

(Зо.ІОТОІІОШ.) 

3 Сіе, сіе, сива не доходыть, 

Дивчынонька з обидом прыходыть. 

— Дивчынонько, принис тебе дидько . . 

Розсіяв я пшепыченьку ридко ! 

— Козаченьку, слово твое пусто. 

Зійде наша пшеныченька густо ! 

Та ще-ж гіде козак у дорози— 

Козакова пшеныченька в стози. 

(Гадяч.) 

Чы всим людям из коханьня так ся діе — 

Очи не сплять, серпе стогне, душа мліе ? 

Ой Боже, Боже, яке мыни горе — 

Пиду утоплю ся у сынее море ! - 

Мене маты на забаву не пускае; 

Як я схочу, перескочу, то й не знаѳ. 



Любовный. 29 



С кым вирно люблюся, не наговорюся, 
Прыйду до домоньку, заплачу— утруся. 
Чы ты мене вирно любыш, чы лышаеш, 
А я лита марне трачу, ты й не знаеш ! 
Ой Боже, Боже, яке мыни горе — 
Пиду утоплюся у сынее море ! 
— Не топыся, глянь на мене оченькамы. 
Розвеселы серце свое мыслонькамы! 
Я-ж тебе люблю, як свою душу, 
Я перед тобою прызнатыся мушу. 



(Радомысль.) 



На гори, гори 

Йидуть Мазурй; 
Йидуть, йидуть Мазурочкы. 
Везуть, везуть барвпночкы — 

Булы на войни. 

Одын Мазур встав, 

Другый Мазур спав . . . 
Йидуть, йидуть в чыстим поли, 
Йидуть, йидуть вей раздольем— 

На сывим кони. 

Прыйхав в ночи, 

Пры ясній свичй; 
Стук-гряк в виконечко: 
Выйды, сёрце, коханочко. 

Дай коню воды ! — 

— Не могу я встать, 

Коню воды дать: 
Ввёчери холодна роса,, 









30 Ж II Т Е Й С К I я . 

Я ходыла в пана боса— 

20 Нижечкы щьшлять. 

(Правой стор. Днѣпра.) 

21 Беры хусточкы, ввертай нижечкы, — 

Як же нам Бог поможе. 
Як же нам Бог поможе, 

Купым черевычкы. 2. 

Купуй, не купуй— не буду носыть: 
Мыни маты прыказала, 
Щоб я з вамы не гуляла — 

Матуси боюсь ! 2. 

Матуси не бійсь, сидай на мій виз ! 
Та пойдем у той край. 
Де хорошый обычай, 

Мурованый дом. 2. 

Туды йихалы, паны стричалы: 
Що-ж то за дивчына, 
Що-ж то за рыбчына 

Йиде з панамы ? 2. 

Йиде з панамы в срибним наряди — 
Сим пар сывых коней, 
Сам пан чорнобровый 

Дивчыну везе. 2. 

(Гадяч.) 

Повинь, повинь, буйный витре, з-за крутой горы: 

Заберы и занесы вси любощи мои. 

Ой заберы и занесы в чужую сторону, 

А в чужую сториноньку аж до мылого мого. 

Вин проснеться. спомъянеться, про любощи спомъяне, 



Л Ю Г.ПІИІЫІІ. 31 

То вин мене молоденьку, то вин мене згадае. 
Сидлай, хлопче, коныченька, ой да кона вороного. 
А заизджай, а заизджай протыв тестьового двора. 
Аж выходыть протыв його ой да тестеныю його,- 
Бере коня за поводы у подвирячко веде, 
Бере його за рученьку та до свитлонькы веде. 
Прывив його. до свитлонькы, аж дивчына хоруе; 
Бере іи за рученьку, й лыченько цилуе: 
„Ой не вмирай, дивчыноиько, госпидь Бог с тобою !„ 

(Тадомысль) 

Ой колы-б-же того Сын Божій намножыв, 

Хто щырыи любощи на сей свит проложыв ! 

Щырыи любощи — серденьку отрада! . . . 

Ой повій витроньку, по зеленій трави, 

Изберы, Боже, вси любощи мои, 

Понесы, Боже, до мылого мого, 

Ой, постав, Боже, в головоньках його: 

Мылый у стане — на любощи гляне, мене спомяне ! 

(Борзя ) 

Плыве щука з Кременчука, плыве соби з-тыха; 
Хто не знае закоханьня, той на знае лыха. 
Плыве щука з Кременчука, луска на ій сяе; 
Хто не знае закоханьня, той счастя не знае. 
Тече ричка невелычка, схочу — перескочу: 
Оддай мене, моя маты, за кого я схочу ! 

(Золотонош.) 

Ой чому не прыйшов, чому не прыихав, • 
Як я тоби. серденько, в ел ила ? 



32 Житейскія. 

Чы коня не маеш, чы дорижкы не знаеш, 
Чы матуся йхать не звелила ? 

— И коныченька маю, и дориженьку знаю, 

И матуся йхать повелила; 
Есть у мене сестра — менша од мене зросла; 

Отта мини йхать не звелила: 
„Ой не йдь, ты брате, в чужу сторононьку 

До дивчыны на розмовоньку: 
Ох и там-же впьешся и з дориженькы збьешся, 

То ты, молод, славы наберется.» 

— Ох и я-ж не впьюся и з дорижкы не збьюся 

Я-ж тіеи славы не боюся. — 



(Глухов.) 



ОЙ чом не прыйшов, 

Ой чом не прыихав, 
Як я лысты пысала: 

Чы коня не мав, 

Чы дорижкы не знав, 
Чы маты не пускала ? 

— Я й коня маю, 

Дорижку знаю, 
И матуся пуетыла; 

Меншая сестра— 

Лит недоросла, 
Та-ж мене не пуетыла. 

„Ой не йидь, братко. 

Ой не йидь, ридненькый, 
Бо дороженька злая: 

Коня змордуеш. 

Сам ся стурбуеш: 



Любовны я. 

Лнвчына здоровая! 

Лужечкы шумлять, 
Бережны гудуть, 

Калына процвитае: 

Десь мій мыленькый, 
Чорнобрывенькый, 

3 иншою секреты мае, 
Колы з такою, 
Як изо мною, 

ІІоможы йому, Боже ! 
Як из иншою, 
Ще й с поганыною, 

Разлучы його, Боже I 



33 



(Житомир.) 



Ой чому не нрыйшов. 
Або не прыихав, 
Серденько мое ! 
Чы коней не маеш, 
Чы шляху не знаеш, 

Чы матуся йихать не звелила? 
— И коныкы маю, 
И шлях-дорогу знаю, 

И матуся ихать извелила; 
Есть у мене сестра, 
Що найменша зросла, 

То та мени йихать не звелила: 
Ой не йидь, братику, 
В чужу сторононьку 
До мылои в гости; 
У мылои виьешся, 
Из коныка вбьешся. 



34 Ж и і е й с к і я. 



И сам молод славы наберется Г,. 

— Я горилкы не пью. 

А меду не впьюся, 
Я и сам молод славы бережуся !- 

(Гпдяч.) 

И по сей бик гора. 

И по той бик гора, 
А миж тымы крутымы горамы 

Котылась зоря. 

Ой то-ж не зоря. 

Ой то-ж не ясна, 
Ой то-ж моя молода дивчына 

По водыцю йшла. 
9 — Дивчыно моя ! 

Та напій же коня: 
3 рубленой та крыныченькы 

3 повного видра. — 

„Козаченьку мій ! 

Та якбы-ж я твоя, 
Взяла-б коня за шовкови повода 

Та й напоила.;. 



(Лубев. 



^ Дивчыно моя, 
Да напій ты коня 
Из новой крыныченькы 
Холодной водыченькы 
3 повного видра.,, 
— Як буду твоя, 
То напою й два 



Лювовныя. 35 

Из новой крыныченькы 
Холодной водычеиькы 
С повного видра. — 

(Житомир.) 

И туда гора, 

И туда гора: 
Помиж тымы горонькамы 

Сходыла зоря. 

Ой то-ж не зоря. 

Ой то неясна, 
Ой то-ж моя дивчынонька 

По воду пишла. 

А я за нею, 

Як за зорею 
Сывым конем, чыстым полем, 

По над Дунаем. 

Дивчыно моя ! 

Напій же коня, 
Напій, напій коныченька 
3 рубленой крыныченькы 

3 повного видра. 

.,Козаченьку мій ! 

Як бы я твоя, 
То-б я тоби напоила 
Сывого коня с повного видра. , : 

— Дивчыно моя ! 

Сидай на коня : 
Та пойдем чыстым полем 

До мого двора. 

А биля мого двора 



36 Житейскгя. 

Нема тыну ни кола, 
Тилько стоить кущ калыны 

Та й та не цвила. 

— Калына моя! 

Чом ты не цвила? 
п Зима була й цвит оббыла, 

Тым я не цвила. ?т 



И по той бик гора, 

И по сей бик гора; 
Иомиж тымы та горонькамы 

Ясная зоря. 

Ой то-ж не зоря, 

То-ж дивчына моя 
Яром, яром та долыною 

По водыцю пишла. 
А за нею та паныченько 
На вороним та коныченьку : 

Дивчыно моя ! — 

Ой посію я льон 

Перед батьковым двором, 
Да вродыться да льоныченько, 
Да внадыться да паныченько, 

Да й вытопче льон. 

Чы не льон же то був, 

Чы не врода його: 
Жемчужнее та насинячко, 
Золотев та коринячко, 

Сам шовковый льон. 

Ой дбай, маты, дбай, 



(Изкш.) 



Л И) Б о п и ы я. 37 



Да дочку замиж дай; 
Не дай мене за пьяныченьку, 
25 Бо мени вроды жаль. 

Бо моя врода 

Як повная рожа; 
Не дай мене за пьяныченку: 

Мени іи жаль ! — 



(Колотой) 



25 Оддай мене за козаченька, 
Бо вродонькы жаль : 
Що у мене врода 
Краща од золота— 
У мене лычко та биленькее, 
У мене бровы та чорненькііц 
Сама молода. 

(Пры.іук.) 

Ой ты горо креминная, чом не лупаешся ? 

Та скажы, скажы, серце дивка, правду, в ким ты кохаешся? 

Ой щоб-же я за гора була, щоб я лупалася? 

Та хиба-б-же я розуму не мала, щоб я прызнавалася ? 

Заричаны добри люды, добре воны жывуть, — 

А до нашои молодой дивчыны селезенямы плывуть. 

Плывы, плывы, селезеню, за-киль вода встане; 

Та выйды, выйды, хлопчыно, як вечир настане. 

Инд тобою, селезеню, вода не схытнеться; 

Из тобою, хлопчыно, вечир не змыгнеться. 

(Гадяч.) 

Изыйду я на горбочок, спущу голосочок; 
Нехай мене той зачуе, що в поли ночуе. 



38 Житейская. 

— Ты думает дивчынонько, що в поли ночую, 
А я твои голосочкы що-вечора чую; 
Ты думает, дивчынонько, що в поли маячу, 
Я-ж по тоби, мое серце, слизонькамы плачу. 
Ты думает., дивчынонько, що я не журюея, 
А як выйду за ворота од витру валюся. 
Ой як бы я зозуленька, ой крылечка мала, 
То-б я ввесь свит-украину кругом облитала, 
То-б я свого мыленького по шапци пизнала: 
Шапка чорна, шапка чорна, а свытына била, 
Жупанына по колина, пошыта до дила. 
Ой лшйду я за ворота, нема мого злота ; 
Тилько стоить той нескреба, що мини не треба. 

(Глухов.) 

Йшлы коровы из дубровы, а овечкы з поля, 
Выплакала кари очи крій козакастоя: 
„Ой куды-ж ты одъижжаеш, сызокрылый орле? 
Ой хто-ж мене та без тебе к серденьку прыгорне ?„ 
— ГІрыгортайся, дивчынонько, к другому такому, 
Да не кажы той правды, що мени самому ! 
„Ой як мини, козаченьку, правды не казаты ? 
Вечор стою, свитом нужу, тебе не выдаты. 
Хылитеся, густи лозы, видкиль витер віе, 
Дывитеся, кари очи, видкиль мылый йиде. 
Хылылыся густи лозы^ да вже пересталы: 
Дывылыся кари очи да й плакаты сталы. 
Нема в саду соловейка, нема й щебетаньня: 
Нема мого мыленького, не буде й гуляньня. 
Ой як в саду соловейко, щебече раненько: 
Як мій мылый биля мене, гулять веселенько. - 



Любовный. 39 

НехаЙ тоби зозуленька, мени соловейко, 
Нехай тоби там легенько, мени веселенько. 
Нехай тоби зозуленька, щоб рано ковала; 
Мени нехай соловейко, щоб я не скучала. 

(Глухов.) 

Ой выйды, дивчыно* выйды за гай по коровы; 

Нехай же я подывлюся на ти чорни бровы. 

Ой выйды, дивчыно, выйды за гай по телята, 

Нехай же я подывлюся на ти бровенята. 

По тим боци огонь горыть, по сим боци выдно ; 

Як попдеш з Украины, буде мени дывно. 

По тим боци огонь горыть, по сим боци жарко; 

Як пойдет з Украины, буде мени жалко ! 

Шумыть мени як у млыни в моій головонци: 

Десь мій мылый чорнобрывый в чужій сторононци ! 

Иовій, витре буйнесенькый, по ярах глыбокых; 

Прыбудь, прыбудь, мій мыленькый, з Украин далекых. 

— Як же мени повиваты по ярах глыбокых? 

Як же мени прыбуваты з Украин далекых ? — 

Засвичу я ясну свичку, да й пущу на ричку; 

Буде мойму мыленькому выдно на всю ничку. 

Не поможе, мылый Боже, и воскова свичка: 

Розольеться тыхый Дунай — быстренькая ричка. 

Нехай тоби зозуленька, щоб рано вставала; 

Нехай тоби соловейко, щоб ты не скучала. 

(Глухов.) 

Ой повій ты, буйный витре, з глыбокого яру; 
Прыбудь, прыбудь, мій мыленькый, з далекого краю. 
Як же мени повиваты, що яры глыбоки: 



40 Житейскія. 

Ой як мени прыбуваты, що то край далеки. 
Ой засвиты, моя маты, восковую свичку; 
Нехай же я перебреду тую быстру ричку, 
Нехай тоби зозуленка, мени соловейко, 
Нехай тоби там тыхенько, мени веселенько. 
Нехай тоби зозуленька для куваньнячка, 
Нехай мени соловейко для щебетаньнячка. 

(Васильков.) 

Йшлы коровы из дубровы, а овечкы з поля; 
Та й плакала дивчынонька крый козака стоя. 
Ой куды-ж ты одъижжаеш, сызокрылый орле I 
Ой хто-ж мене молодую до себе прыгорне ? 
Ирыгортайся, дивчынонько, к другому такому, 
Та не скажы тіи правды як мени самому. 
Ой як мени, козаченьку, правды не сказаты; 
Вечир стою, свитом нужу, тебе не выдаты. 
Хылитеся, густи лозы, куды витер віе; 
Дывитеся, кари очи, видкиль мылый йиде. 
Хылылыся густи лозы, да вже й пересталы; 
Дывылыся кари очи да й плакаты сталы. 
Ой не плачте, кари очи, така ваша доля — 
Полюбыла пройдысвита по мисяцю стоя. 

(Золотонош.) 

Из-за горы вптер віе. 

Жыто половіе; 
На козака худа слава, 

Що робыть не вміе. 
Що робыты не прыбыты, 

Жаты не нагнеться. 



Любови ы я. '1 1 

До дивчыны-ж з старостами „ 

Що-вечора тлеться. 
ОН хоч шлыся, хоч не шлыся, 

Хоч на год наймыся, 
Да заробы пару коней 

И пару жупанив,— 
Тогди шлыся до чорных брив, 

До шытых рукавив. 
.ДПыти-ж мои рукавчата, 

Ильняный станочок ! 
Болыть, болыть головонька. 

Болыть жывоточок ! 
Болыть, болыть головонька 

И тило поныло: 
За тобою, моя мыла, 

И дило не мыло.,, 

4 (Глухов.) 

€ыдыть дивча край виконця пры велыкнм смутку: 

Покыдае козак дивча як голуб голубку. 

А голубка над водою сывым крылом биліе: 

„Полынь, полынь, голубонько, аж в Кыив зо мною !„ 

А в Кыиви на рыночку зацвила калына, 

А пид тою калыною дивка чорнобрыва. 

На березу витер віе^ на берези прутьтя: 

Не вирь, дивча, козаковн, хоч каже: возьму тя ! 

Не вирь, дивча, козакови, що вин тоби каже, 

Бо вин лебонь з ума зведе, правдонькы не скаже; 

Вин-же тебе цилуе, вин тебе мылуе, 

А вин твого дивоцького розуму пробуе. 

На калыну витер віе, калына лыиіе; 

На козака та неслава — робыты не вміе. 

6 



4*2 Жпткйекія. 

Ни косыты й молотыты, жаты не нагнеться, 
А як прыйде темна ничк-а. до дивчыны иметься^ 
„Як заслужыш пару волив а пару жупанив, 
Тогди сядеш коло моих вышытых рукавив; 
Як заслужыш пару волив й ясну оружыну, 
Яку схочеш, таку й возьмеш молоду дивчыну. „ 

(Васильков.) 

Летыть орел сызокрылый 

У поле жывыться; 
Идё козак молоденькый 

Да на Дин женыться. 
Летыть орел сызокрылый 

Та й не пожывывся; 
Идё козак молодеыькый, 

Та й не оженывся. 
Идё дивка дорогою, 

Чохламы махае; 
А за нею козачеиько, 

Тяженько здыхае. 
..Ой заслужы пару волив, 

И пару жупанив; 
Тоди сунься до чорных брив 

Та до шытых рукавив .„ 

(Конотоп.) 

Ой колысь булы яри да пшеныци, а тепера облогы; 
Ой колысь булы вирны сусидочкы, а тепера ворогы. 
Ой плыве щука з Кременчука тыхо по води: 
Не втишайтесь, мои вориженькы, моій прыгоди. 
Що як моя прыгодонька як литняя роса: 



.ІЮБОВНЫЯ. 43 

Як сонечко зійде, а витер повіе, роса оиаде: 
Оттак моя прыгодонька иавик пропаде ! 
Опаде роса коло дерева, да на земли лежыть; 
Пропадуть мои вориженькы. а я буду в свити жыть. 

(Глухов.) 

— Ой ты, дпвчыно, червона калыно ! 
Минн на тебе дывытыся мыло. 

Скажы, дивко, правду, чым дала прынаду ? 
Чы ты мене вирно любыш, чы на одну зраду ? 

— Ой я-ж тебе вирно люблю, и Бог тее знае; 
Нехай тому тяжко-важко, хто нас розлучае ! 

И нас не розлучыть, и себе не втишыть: 
Оно моя сухотонька, що людей насмишыть. 

— Ой текла ричка з мосту да в озера: 

Ой щось моя дивчынонька смутна-невесела. 

— Ой як мини молоденькій веселою буты ! 
Нолюбыла козаченька, не мушу забуты . . . 
Ой ты козаче, сызый голубочку, 
Клопочеш свою всегда головочку! 

— Ой як же мини да не клопотатьц 

Що дивчына пышна з вечора не выйшла? 
Ой ты, дпвчыно, горда та пышна, 
Чом ты до мене з вечора не выйшла? 

— Ой рада-б же я к тоби выходыты; 

Як угледять вориженькы, то будуть судыты. 

— Ой нехай же судять, як розуміють; 
Прыйде тая годынонька, воны й пониміють. 

— Ой ты, козаче, зеленый барвинку, 
Прыйды до мене хоть у недильку! 



11 ЖиТЕЙСКІЯ. 

Чом ты не прыйшов, ак я велнла ? 
Цнлая свнчка з вечо^а згорила. 



(Глух ОБ.) 



— Ой ты дивчыно гордая, пышна! 
Чом ты до мене з вечера не выйшла? 

— Ой як я маю до тебе ходыты, 
Колы нас будуть ворогы судыты. 

— Ой нехай судять, як розуміють : 
Прыйде тая годынонька, воны пошшіють. 

— Ой мени маты так заказала, 
Щоб я с тобою нигде не стояла: 
Ой мени батько так нарикае, 

Що вин мене, серце мое, та вирно кохае. 

— Ой ты дивчыно, червона калыно, 
Мени на тебе дывытыся мыло ! 

Ой ты дивчыно, повная роже, 
Мени на тебе дывытыся гоже ! 

— Ой ты козаченьку, сызый голубоньку, 
Клопочеш, мылый, мою головоньку ! 

— Та течеть ричка з мосту до озера: 
Чомусь моя дивчынонька смутна, невесела ! 

— Ой як я маю веселою буты — 
Полюбыла ко.заченька, не можу забуты ! 

— Та подай рученьку, нехай бачуть люде, 
Ой що перше чужа була, тепер моя .будет. 
Скажьь дивчыно, правду: чым дала прынаду ? 
Чи ты мене вирно любыш, чи на яку зраду ? 
Ой я-ж тебе люблю, и Бог про те знае: 
Бодай тому тяжко-важко. хто нас розлучае ! 

(Гадяч.) 



Любовны*. 4п 

— Скажы, скажы, дивчынонько, скажы да всю правду: 
Чы ты мене справды любыш, чы на яку зраду ? 
Скажы, серце, вирне словце," нехай буду знаты: 
У якый час-годыноньку к тоби нрыбуваты ? 
„Ирыбудь, нрыбудь, козаченьку, рада тоби буду: 
Я-ж по тоби, мое серце, як голубка гуду. 
Ой десь-же ты, козаченьку, у барвинку слався: 
Скилько в сели челядонькы, а ты сподобався !„ 
— Ой слався-ж я, дивчынонько ( , по твойму городу; 
Не тоби лыш сподобався, всьому твойму роду. 
Ой десь-же ты, дивчынонько, з кытаечкы звыта, 
Що ты мене додержала з вечора до свита. 
„Ой з кытайкы, не з кытайкы, з билого бнлыла; 
Ой тым тебе додержала, що вирно любыла. 

(Глухов.) 

Сывый соколонько по полю литае. 
По своих роскошах паронькы шукае. 

А я молод в свити гадаю, 

Що я собн паронькы не маю; 
Зайздыв коня, сидлаю другого: 
Скажы мыни, мыла, чи буДе що з сього ? 

Чи буде що з сього, а чи ни ? 

Не сушы серденька ты мени ! 
— Я-ж тоби казала и твоему роду, 
Що в мене по сагу немае од роду; 
Ой нема, нема й не буде — 
Возьмуть мене и так люде. 
Я-ж тоби казала: не прысылай сватив, 
Бо я нще хочу з рочок погуляты: 
Хочу я з рочок погуляты. 



46 Житейскія. 

Щоб соби посагу що прыдбаты. 
Я-ж тоби казала и твоему роду, 
ІЦо в мене посагу немае од роду. 

— Ты-ж у мене носаг самая, 

Як зоря на неби ясная! 

— Бачыш мене, мылый, гожу, хорошую, 
Гожу, хорошую, на вик здоровую; 

А боронь Боже недугы, 
Тогди ты помыслыш об другій. 

— Скарай мене, Боже, на гладкій дорози, 
Колы я помыслю об другій небози! 

Скарай мене, Боже, на гладчій, 

Колы я помыслю об кращій ! 
У лузи калына, у лузи розцвитае, 
А я од дивчыны правдонькы не маю: 

Ой побачыш, дивчыно, побачыш . . . 

За мною, серденько, заплачеш ! 

(Переяслав.) 

Заііздыв я коня, зайзжу другого; 

Скажы, серце ! , правду, а що буде з того ? 

А чи будеш ты моя, а чи ни ? 

Не сушы серденька пени 2 ! 

— Я ж тоби сказала 5 пры твоему роду, 
6 Щоб не було поели меж намы розводу, 

Бо в мене худобы не буде: 
Возьмуть мене, серце, и так люды. 
9 — Мени-ж твоей худобы не треба; 
Пошлы, Боже, щастя з высокого неба ! 



' Мыла. 8 В мени. 3 Я-ж казала. мылый. 



Любовны я. 47 

Ты в мене худоба самая, * 
Як на неби зоря ясная ! 

— Теперь-же ты кажеш, що зоря ясна, 
А поели искажещ: доленька нещасна ! 

А хоч не ты скажет, так маты: 

Було-б убогой не браты, 

Було-б багатои шукаты ! 

18 — Ой маты, маты, що пени казаты ? 

Люблю я дивчыну, треба іи взяты: 

Хочь я-б іи любыв, не любыв. 

Може-ж мени іи Бог судыв. 
Копають ворогы яму пидо мною, 
Хотять розлучыть, серденько, з тобою; 

Вороженькы знають, а не я— 

Давно-ж ты суженая моя. 

— Прошу тебе, мылый, вирнымы словамы : 

Замыкай дверечкы и дворы, 

Щоб не зналы люды-ворогы. 
На вгороди вышня, за вгородом дви: 
Кохала козаченька не людям — соби; 

Кохала козаченька два года, 

Сама остаюся молода ; 

Кохала козаченька дви лити, 

Сама зостаюся.у свити. 

(Гадяч.) 

6 Щоб не було поели мени договору. 
9 Не треба мени худобы твоей, 

Возьму тебе саму як зирку на неби ! 
18 Не копай з-пид зильля кориньня, 
Шукай соби, мылый, де ривня. 

(Гадяч.І 



48 Ж и т е и с к і іт . 

Не сватай ты мене, не пнду за тебе: 
В тебе худибонька^ в мене не буде: 
Не ты мене внзьмеш, так люде. 

— Мини худибонькы твоей не треба, 
Пошлы мини, Боже, з высокого неба: 

В меие худибонька ты сама, 
Як на неби ясная зоря. 

— Тепер-ж ты кажеш, що зиронька ясна: 
Як выйду за тебе, зостанусь нещасна: 

Не ты мини скажет, дак маты — 

Було-б убогой не браты ! 
Я тоби казала при твоему роду, 
Щоб не було мини вперед договору: 

Не ты мини скажет, дак маты : 

Було-б убогой не браты ! 

Ой хоть сватай мене, ой хоч ни. 

Не сушы серденька ты в мини. 
Зыіздыв коныченька, зыіздыв вороного. 
А скажы, дивчыно, що буде из сього ? 

А чы буде правда, а чы ни ? 

Не сушы серденька ты в мини ! 

(Конотоп.) 

1 Ой ты, галочко, чорная, маленькая ! 

Скажы, галочко: де моя мыленькая ? 

Твоя мыленькая в лузи над водою, 
4 Умыва лыченько гарячею сльозою ! . ; 

Малюе бровы чорною ожыною, 

Ночуе ниченьку з вирною дружыною. 

— Ой ты-ж, багачу, я тебе давно бачу: 
8 Не сватай мене, в мене волив немае. 



Л ЮГ) овны я. 49 

У мене волы— я сама молодая; 
У мене коровы— чорніи бровы. 
Буде твоя маты мени выговоряты: 
Вставай, невихно, ты вставай, молодая ! 
Дій ти коровы, що од батька нагнала; 
Выганяй вивци, що маты дарувала. 
А тоби, маты, мени не выговоряты: 
Я твого сына не сылувала браты, 
Я з твоим сыном всю ничку спала, 
Я твоему сынови всю правду сказала. 

(Г;.дяч.) 

і Галочко моя, галочко чорненька, 

А ты скажы, галочко, де моя мыленька ? 
4 Умываеться морською водою, 

Утыраеться русою косою. 
8 Що в тебе, багачу, волы та коровы, 

А в мене, багачу, та чорніи бровы; 

Що в тебе, багачу, козы та овечкы, 

А в мене, багачу, ласкави словечкы. 

(Острогожск.) 

Плывы, плывы, селезеню, 

Протыв воды тыхо. 3. 

Не йды, дивко, за удовця, 

Буде тоби лыхо. 3. 

Що удовець не молодець, 

Вин жартив не знае, 3. 
А вин твое биле лыц« 

3 своим поривняе. 3. 

Ривняй, ривняй, вражый сыну, 



50 



Житейскія, 



Колы довело ся, — % 

Колы мини молоденькій 

На горе пишлося. 3. 

Ой у броду беру воду, 

Не перехылюся; 3. 

Ты не знаеш, моя маты, 

За кым я журюся. 3. 

Ой у броду беру воду, 

Не выберу до дна; 3. 

Жыла в батька не рик, не два, 

Не выжыла добра. 3. 

19 Ой из броду несу воду, 

Коромысел гнеться; 3. 

Ты не знаеш, моя маты, 

За кым серце бьеться. 3. 



(Конотол. 



19 Ой я в бору воду беру, 
Вода не береться; 
Яворовый коромысел 
У дужечку гнеться. 



(Переяслав.) 



Упав снижок на оближок, 

Та взявся водою; 
Иишов бы я до иншои, 

Зазнався з тобою. 
Упав снижок на оближок, 

Та вже и не ростане; 
Иишов бы я до иншои, 

Серце не нрыстане. 



(Гадяч.) 



■Любовііыя. ' 51 

Та за тучами громовымы сонечко не сходыть: 
За вражымы ворогамы мій мылыіі не ходыть. 
Ой вы тучи громовіи, розійдитеся ризно ! 
Прыйды, прыйды, мій мыленькый, хоть нерано, пизно! 
Ой ждала-ж я, дожыдала, столы застылала: 
Столы-ж мои тесовіи, скатерти парчеви, 
Очи-ж мои, очи кари, горе мени з вамы I 
Не хочете ночуваты ни ниченькы самы ! 
Хоч хочете, не хочете, треба прывыкаты ; 
Пишов мылый чорнобрывый у поле ораты. 
Та й орав тры дни у ярыни, та й став у толоци; 
12 Выплакала кари очи за чотыри ночи. 

Да уже-ж мени си чотыри та и за висим сталы ; 
Щоб моему мыленькому волыкы прысталы ! 
Та щоб волы жьіви булы, а плуг поламався, 
Щоб мій мылый чорнобрывый до дому прыгнався, 
Щоб зо мною молодою вин поженыхався. 

(Лубн.) 

12 Выплакала дивчынонька свои кари очи. 
Очи-ж мои каренькіи, горе мини з вамы ! 
Ой плакалы кари очи да вже пересталы; 
Десь у мого мыленького волыкы прысталы. 
Хоть прысталы, не прысталы, не буде ораты, 
Ой як прыйде до дивчыны сю нич ночуваты: 
Ночуй, ночуй^ мій мыленькый, голубе сывенькый ! 

(Изюм.) 

И вчора не був, и тепер не був, 
Десь мій мыленькый обо мни забув ! 
ЛІще не забув. хиба забуду; 



5^ Житкііскія. 

Ой як пойду, сим лит не буду., ? 
— Колы-б же мини тыи маляри, 
Вымалювала-б мыл ого соби, 
Вымалювала-б у-конець стола, 
Щоб дывытыся як на сокола. 
Вымалювала-б на пиддашечку; 
Щоб дывытыся як на пташечку. 

(Прав, стороны Днѣпра). 

И вчора не був, сьогодни не був; 
Десь ты, мій мылый, об мени забув. 
Ище не забув, хыба забуду: 
В військо пойду, сим лит не буду, 
Сим лит не буду, любыть забуду.' 
Колы-б же мени тіи способы, 
То-б я наняла малярив соби, 
Що-б змалювалы мылого мени 
А пры тій стини, де спаты мени; 
Пры тій кровати, де спать лягаты. 
Вымалювала-б на пиддашечку, 
И дывылася-б як на пташечку; 
Вымалювала-б на одвирочку, 
И дывылася-б як на зирочку : 
Вымалювала-б на конци стола, 
И дывылася-б як на сокола !„ 

(Радомысль.) 

По-пид помостом трава з ростом, що й кинь напасеться: 
Не бачыла мылёнького, — не зрадыла серця. 
Хоть бачыла, не бачыла, не навтишалася: 
Я-ж на тебе, мій мыленькый, не сподивалася I 



Л ю к о в н ы я . 53 

Що утята-лебедята летать до крыныцн. 
Прылетнлы до крыныци, не пылы водыци,- 
Та йшов козак до дивчыны, зайшов до вдовыци. 
А в вдовыци дви свитлыци, а третя кимната: 
Ой тым дивка не сватана, що ще й непрыбрата. 
Ой тым хата непрыбрата, що стеля дубова; 
Ой тым дивка не сватана, що вона й убога. 

(Гядяч.) 

Да вже третій вечер, як я дивчыну бачыв; 
Хожу коло хаты, іи не выдаты; 
3 Выйды, выйды, дивчыно, 

Порадь, мое серце, рыбчыно! 2. 

Не выйду, козаче, не выйду собою; 
Не буду стояты сей вечир з тобою: 

Ой рада-б я стояты, 

Не пускае маты из хаты. 
Коло викна стою, дрибни сльозы роню, 
Дрибни сльозы роню, слова не промовлю. 

— Промов серце, словечко, с 

Як мы любылыся двоечко. ( 2. 

Як мы любылыся, як мы кохалыся, 
Славы-поговору понабиралыся. 

Була слава-поговир: і 

Ты-ж не моя, серце, я не твій! ( 2. 
Да поможы, Боже, на рушнычку статы: 
Тогди не розлучыть ни батько, ни маты, 

Ни чужая чужына, { 

20 Колы судылася дружына. ) 2. 

(Знньков.) 



&4 Житейскія. 

3 Выйды, выйды, сердыня, 

Порадь, дивчынонько, мыла ты моя ! 
Ох и рада-б я выйты, дак неволя моя — 
Не пускае маты, що я молода; 
Не пускае гуляты, 
С тобою, серце, стояты. 
21 Да береш мене, мылый и дужу й здорову, 
И дужу й здорову, и молоду й хорошу; 
Не дай, Боже, недугы, 
Не поглядай, серце, на другых ! 
Да скарай мене, Боже, и в пути и в дорози, 
Да хто подума об иншій небози; 
Скарай мене и в души, 
Хто подумае об иншій. 

(Глухов.) 

Да вже третій вечир, як дивчына зводыть; 

Казала выйду, а тепер не выходыть. 

Ой выйды, выйды, дивчыно, 
Потиш мое серце, рыбчыно ! 

Не выйду, козаче, не выйду, соболю, 

Не буду стояты сей вечир з тобою; 
Мыни маты не велыть 
С тобою, серце, говорыть. 

Колы~б я зозуля; то-б я крылечка мала, 

То-б я свого мыленького кругом облитала; 
Прылынула-б до двора — 
У мого мыленького е друга, 

То-б я стрепенулась, та й назад полынула, 

Сила-пала у сим у саду, як сыва зозуленька кую! 



Любовный. о о 

Аж мій милый .и деть 
И до мене говорыть: 

— Зачим, мыленька, куеш, чого, серце, жалкуеш ?— 
„Хоч я, мылеиькый, кую, ни за чим не жалкую: 

Розійдимось, серце, с тобою, 

Як на неби ми сядь з зорою ! 
Ще тепер ты кажеш: зоре моя ясна ! 
А навпосли скажет : яка доля нещасна ! 

Не ты скажет, так маты: 

Було-б тоби убогой не браты, 

Було-б тоби богатой шукаты.„ 

— Не буде маты сього говорыты, — 
Бона сама знае, як у свити жыты; 

Не буде маты сього говорыть,— 

Бона сама знае, як у свити жыть. — 
„Ты мыленькый, идет, у далеку дорогу^ 
Мене покыдаеш дужую й здорову; 

Не дай Боже недугы, 

Не дывыся, серце, на другых !„ 
Побый того, Боже, ка гладкін дорози, 
Хто дума дывыться на другых хорошых; 

Побый того, Боже, на гладчій, 

Хто дума дывыться на кращых. 

(Золотоношч) 

Ой заржы, вороный коню, та иид круту гору йдучы, 

Нехай зачуе серце-дивчына сниданьня готуючы. 

Конычок заржав, козак засвыстав, дивчына заплакала: 

Ой гой-же, гой-же, мій мылый Боже ! ой кому-ж я достануся ? 

Ой идуть возы на перевозы, а попереду будка; 

Ой гуде, гуде молода дивчына та як сыза голубка. 



66 Житейскія. 

Ой на волыкы та налыгачи, а на коныкы пута: 

Колы-б же не ты, серце-дивчыно, то не був бы я тута. 

Позаросталы стежкы й дорижкы травою зеленою, 

Ой де ходылы и говорылы, серденько, з тобою 

(Глухов.) 

Ой заржы, заржы, вороный коню, на круту гору йдучы; 

Ой згадай мене, серденько, вечерять готуючы. 

Ой колы-б тоби, да так як мыни, бйдонька за бидою; 

Не ходыв бы ты по тыи походам, жыв-бы ты зо мною, 

Ой колы-б тоби, да так як мыни, бйдонька докучыла ; 

То ты-б пойхав да й не барывся, щоб я не скучыла. 

Мала пташечка, невелычечка, по рокыточци скаче; 

Дурна дивчына, нерозумная, по козаченьку плаче. 

„Ой волы-ж мои да половый, чом же вы да не орете ? 

Ой лита-ж мои да молодыи, чом же вы марно идете ? 

Куплю на волы да налыгачы, а на коныкы пута : 

Ой колы-б не ты, серденько мое, не був-же-б я тута \„ 

(Глухов.) 

По садочку прохожаю, 

Сама себе розважаю. 

Кого люблю да й немае, 

И немае, и не буде. 

Розраялы, розсудылы, 

Щоб мы в пари не ходылы, 

Одно дного не любылы. 

Ой такы мы в пари будем, 

Одно дного любыть будем. 

Ой зыйду я на горбочок 

Да гляну я на ставочок: 

Нлывуть качкы в два рядочкы,-*- 



Л ют? о в пы я. 57 

Одна йодну спережае; 
Кажна соби пару мае. 
А я жыву в Бога в кари. 
Не дав мыли Господь пары, 
17 Та дав мыии таку долю, 
Та й та пишла за водою. 
Иды, доле, за водою, 
А я пиду за тобою, 
Дивчыною молодою: 
Ой сядемо, оддышемо^ 
Дрибни лысты одышлемо: 
Хай батенько не скор буе. 
Мыни винка не купуе 

(Зо.іотонош,) 

17 А я жыву в Божій воли, 
Не дав мыни Господь доли. 



{Борэн.) 



17 Ой пійду я темным лугом: 
Оре мылый своим плугом, 
Чужа мыла поганяе, 
Ик сонечку промовляе — 
Помож, Боже, чоловику, 
Щоб так орав покиль вику ! 



(Нрилук.) 



За ричкою за быстрою десь мій мылый жыве, 
А до мене що вечера як рыбонька плыве. 
Плывы, плывы, щуко-рыбо, уплынь за водою, 
Скажы мойму мыленькому, що я сыротою. 

1 



58 Жнтейскія 

Тепер-же я сыротою на викы зостала, 
Зарученый мій мыленькый що вирно кохала. 
Хотя й же вин зарученый, як говорять люде, 
А колы вин мій суженый, то вин моим буде. 
И спидныця черчестая, из самого черцю; 
Ой здаеться не журуся, прыйшла туга к серцю. 
Ище шубы не зносыла, коралив не буду; 
Такы-ж бо я в сьому сели невисткою буду. 
Ище шубы не зносыла, коралив не порвала; 
Такы-ж бо я того буду, кого я кохала. 

(Радомыс.іь.) 

Летив крячок на той бочок, жалибненько крыкнув: 
Горе мини на чужыни, що я не прывыкнув ! 
Летив крячок на той бочок нпжкы пидобгавшы: 
Горе мини на чужыни, родыны не мавшы ! 
Колыб мини на чужыни хоч одна родына ; 
Нихто-б мини не доказав, що я сыротына. 
Плывы, плывы, селезеню, у-плынь за водою: 
Ой накажы мойму роду, що я сыротою. 
Пид тобою, селезеню, вода не схитнеться; 
А з тобою, дивчынонько, ничка не змыгнеться. 
Выйды, выйды, дивчынонько, рано по водыцю, 
А чей же я нагляжуся на плахту-дрпбныцю. 
Ой плахотка — дрибныченька, по простоцци черцю ! 
Бида-ж тому козаченьку, прыйшла туга к серцю. 
Ой кажеться не журуся, в туту не вдаюся, 
А як выйду за ворота, од витру валюся ! 

(Г.іухов,) 



Л юн овны я. 59 

ОЙ зійду-ж я, зійду на гору крутую, 
Стану, подывлюся на воду быструю. 
Аж мій мылый йде быстрою водою. 
Быстрою водою з чужою жоною. 
Вы-ж густіи лозы да й отхылитеся, 
Вы-ж дрибнін сльозы да й откотитеся: 
Нехай я побачу, по кому-ж я плачу: 
Хоч я й подывлюся. по кому журуся ! . . 

(Радомысль.) 

До Хорола все дорога. 
До Крыму стежечка: 
Нрыйшла туга од мылого 
До мого сердечка. 
Ой ты туго, ой ты журбо. 
Не прыстань до мене: 
Есть у мене тугы много 
Край с ер денька мого ! 

(Гадяч.) 

Над горою высокою голубы лптають: 

Я роскоши не зазнала, а лита мынають. 

Я роскоши не зазнала да вже й не зазнаю; 

По чим же вас. лита мои, спомынаты маю ? 

Ой ты-ж мини, мылый. казав, що впрно кохаеш; 

Тепер же ты через пишу мене покыдаеш. 

Будь здоровый и щаслывын з тою, що кохаеш. 

А над мене вирнійшои нпколы не знайде 

А я завше Бога прошу з вечора до ранку. 

Да щоб ты мав щасте й долю, мій мылый коханку ! 

Ой з вечора витер віе, з раня сонце гріе: 



ДО Житейс КІЯ. 

Хоч оченькы слизок не льють да серденько ные* 
Росты, дубе, край дорогы гильем на долыну; 
Я мылого липше люблю, ниж маты дытыну. 

(Житомир.) 

Ой за яром брала дивка льон, та забулаеь повьязаты: 
Ой недалеко мій мылый од мене, та никым наказаты. 
Ой повьяжу льон хоть сыньою та ожыною: 
Ой накажу я свойму мылому хоть чужою чужыною. 
Ой сыняя ожынонька, вона льону не повьяже: 
Ой чужая чужынонька, вона правдонькы не скаже. 
Ой прыйды або прылены ты соколоньком до мене: 
Ой болыть, болыть, побываеться мое серденько без тебе 
Ой прыйды або прылены, сызокрылый голубочку ! 
За-для тебе, сызый голубочку, стоить вода у кубочку. 
11 „Ой як же мени, серденько мое, та до тебе прыленуты ? 
Кругом тебе жывуть вориженькы, та никуды обмынуты.„ 

— Такы прыбувай, такы обмынай, по-за гаем зелененькым, 
По-за гаем, гаем зелененькым, коныченьком вороненькым. 
Ище обійды, серденько мое, по-за вышневым садочком, 
Чы не зійдемся, чы не зостринемся хотя голосочком. — 
„Ох и де-ж мени, моя мыла, коныкив набраты — 

По-за гаем зелененькым до тебе обыізжаты ?„ 
Ой як не будеш, серденько мое, до мене прыизжаты, 
То б уде мене отець-матуся за иншого оддаваты. — 
„Як будуть тебе, моя мыла, за иншого оддаваты, 
Пышы лысты на билим папери, давай мени знаты.„ 

— Ой я пысала и посылала, мои лысты не доходять, 
А вже мои каріи очи слизонькамы сходять. — 
„Дивчыно моя, серденько мое, не журыся за мною: 
Ой не будеш ты мени жоною.. а я тоби дружыною.,, 



.Іювовныя. ві 

Ой в горбди конопелькы, верхы зелененьки: 
Мылый мылу покыдае, ворогы раденьки. 
Нехай соби покыдае, як сам добре знае; 
Щаслывои дориженькьк куды вин бажае ! 

(Т.іухои.у 

11 „Дивчыно моя, мое сердыня, як до тебе прыбуваты ? 
Кругом тебе сыдять вориженькы, никудою обмынуты.„ 
— Скажу я тоби, мое серденя, кудою их обмынуты: 
По-за садом, по-за зелененькым, коныченьком вороненькым. 
„Дивчыно моя, мое сердыня, де-ж тых коныкив набраты? 
Що в Бога день, що день, що годыны, треба тебе одвидаты. 

(Радомысль.) 

Ой за яром брала я льон, всю долыну зходыла; 
Нема того та й не буде, кого вирно любыла. 
Ой прылены, прылены, ты мій мылый, до мене; 
Ные, ные, занывае мое серце без тебе. 
5 Рад-же-б я, мылая моя, та до тебе нрылынуты; 
Залывае Дунай бережечкы, та никуды обмынуты. 
Ой прелыну, прелыну я Дунайську ричку; 
Люблю тебе, серденько мое, не покыну довику. 
Ой колы-б-же мени та орлови крыла, 
Полынув-бы я в ту сторону, де жыве моя мыла. 
Ой колы-б-же мени соколови очи, 
Полынув-бы я до мылои хотя о-пивночи. 
Ой колы-б-же мени не такая туга, 
Полынув бы я до свойого вирного друга. 
Ой колы-б же мени ластовыніи крыльця, 
Полынула-б я до мылого, до свойого чорнобрывця. 

(Гадяч.) 



62 ЖіІТЕЙСКІЯ. 

5 Ой рад бы я, та мылая моя, та до тебе прылынуты, 
Ой облеглы ворогы дорогы, та никуды обмынуты ! 
Ой як-бы схотив, та мій мыленькый, та до мене прылынуты, 
Знайшов бы ты нову дориженьку вориженькив обмынуты. 
Ой як-бы мени та орлови крыла, 
Полетив бы, одвидав бы, як горюе мыла. 
Ой колы-б мени собольови очи, 
Полетив бы, одвидав бы, темненькой ночи. 

(Изюм.) 

Сыдыть голуб на дубочку, голубка на вышни: 
Скажы, скажы, моя мыла, що маеш на мысли ? 
„А я-ж тоби божылася, що люблю як душу; 
Тепер мене покыдаеш, я плакаты мушу.„ 
„Колы хочеш, моя мыла, щоб мене избуты, 
То дай мени таке зильля, щоб тебе забуты.„ 
Ой е в мене таке зильля блызько перелазу: ' 
Як дам тоби напытыся, забудеш од разу. 
Буду пыты, буду пыты, капли не упущу; 
Тоди я тебе забуду, як очы заплющу. 
Буду пыты, буду пыты, хотя-б через сылу; 

24 Тоди я тебе забуду, як ляжу в могылу.„ 

(Глухов.) 

25 Скрыплять мои воритенька, неможна пидняты; 
Люблю, люблю дивчыноньку, та невирно взяты. 
Скрыплять мои воритечка, нйхто й не прычыныть; 
Люблю, люблю дивчыноньку, нихто й не упыныть. 

(Гадяч.) 

25 Скрыплывіи воритечка, не могу пидняты; 
Улюбывся у дивчыну та не могу взяты. 



•ІЮБОВНЫЯ. 63 

Скрыплывіи воритечка, не могу видперты: 
Буду любыть дивчыноньку до самой сперты. 
Ой хвортуно, хвортуныно ! що ты учыныла ? 
Дала серцю спнзнатыся, дали разлучыла . . . 

(Гадяч.) 

Сыдыть голуб на берези, голубка на вышни: 

— Скажи мини, серце мое, що маеш на мысли ? 
Як не хочеш. мін мыленькый, дружыною буты: 
То дай мини таке зилья, щоб тебе забуты. 

„Ой е в мене таке зилья блызько перелазу; 
Як дам тоби напытыся, забудеш од разу.„ 

— Буду пыты через сылу и крапли не впущу: 
Тоди тебе я забуду, як очы заплющу. 

Два голубы воду пылы, а два колотылы: 
Бодай же тым тяжко-важко, що нас розлучылы! 
Бодай тіп скончалыся и щастя не малы, 
Що нас боны розлучылы з коханои пары ! 
Бодай тебе, мій мыленькый, ворота прыбылы, 
А щоб тебе опрыч мене инши не любылы ! 
Бодай тебе, бодай мене, бодай нас обое ! 
А що-ж мы покохалысь на лышечко свое ! 
33 Любылыся, кохалыся, як голубкы в пари, 
А тепера розійшлыся як чорніи хмары. 

(Г.іухов.) 

33 Як мы любылыся, нас маты не знала: 

Тепер розійшлыся як чорная хмара. 
Ой мы любылыся, нас двоечко в парци; 
Тепер розійшлыся як сонечко в хмарци. 

(Овруч.) 



64 Ж II Т Е Й С К 1 я. 

Стен шырокый, край далекый, мылого не бачу; 
Як згадаю слова його, то все тилько плачу. 
Червоная калынонька, билее деревце: 
Чом до мене не говорыш, мое мыле серце ? 
Таку соби, моя мыла, натуроньку маю, 
Що як сяду блызько тебе, то все забуваю. 
Знаю, знаю, мій мыленькый, а що ты думает ! 
Говорылы мыни люде, що ты ыншу маеш ! 
Ой я ыншой не маю, мыслонькы заносять; 
Бо й сама-ж ты, мыла, бачыш, що вен мене просять. 
А ты, мій мыленькый, в прозьбу не вдавайся: 
Як пойдеш на вкрапну, то й не забаряйся; 
Як прыпдеш з украпны, то й не прызнавайся. 
Летыть орел через море, крылечкамы маше; 
Нихто мыни без мылои правдонькы не скаже. 
Летыть орел по-над морем: подай море пыты ! 
Тяжко-важко нам убогым багатых любыты ! 
Летыть орел по-над морем, та й оглядаеться; 
Нехай же моій, мылёнькій легко згадаеться ! 
Летыть орел по-над морем та й крылець не вмоче; 
Десь мій мылый, голуб сывый, десь вин пыты хоче. 
Летыть орел по-над морем, на воду схылывея; 
Десь мій мылый, голуб сывый, десь вин забарывея. 
Бодай тебе, мій мыленькый, перва куля вбыла: 
Бодай тебе, мій мыленькый, ынша не злюбыла. 

(Переяслав.) 

Летив орел по-над морем и став голосыты: 

Ох як трудно убогому на чужыни жыты, багату любыты 

Летив орел по-над морем, и летячы крыкнув; 

Ох як-же-ж я без тебе жыть в свити прывыкнув ! 



ІЮБОВНЫЯ. 65 

Лети в орел по-над морем, оиустывшы крыла; 
Яка-ж мене тут на свити удержуеть сыла! 

(Константиноград.) 

і 

Летив орел через море та став воды пыты: 

Тяжко-важко убогому багату любыты. 

Ты думает, ти любляться, що багато грошей; 

Я молодый, я здоровый, ще к-тому й хорошый. 

Я молодый, я здоровый, буду заробляты, — 

Ты не будеш, дивчынонько, ни в чим нужды знаты. 

Буду вставать я раненько, все буду робыты, 

И на чужу ныву жаты не будем ходыты. 

Абы мы кохалыся, и худобы не треба; 

Иошле нам Бог худибоньку з высокого неба ! . . 

(Гадяч.) 

Ой жыву я, жыву пид Божою властю, 

Ой плачу я и рыдаю по свойму нещастю; 

Ой плачу я, плачу, свои лита марно трачу, 

За дрибнымы слизонькамы свитонька не бачу. 

Ой пійду я, пійду да до броду по воду, 

Ой гляну я в чысту воду, да на свою вроду: 

Аж-но моя врода на лыченьку красна, 

Бидна моя головонька ! доленько нещасна ! 

Ой пійду я, пійду дорогою шырокою, 

Ой гляну я, ой паду я да в колейку глыбокую, 

В поли пташкы литають, веселенько спиваютц 

Воны-ж мини молодёнькій жалю завдавають ! 

Ой жалю мій, жалю, жалю не по-малу: 

Ой впустыла голубонька^ да вже й не піймаю ! 

(Прав, стороны Днѣпра*) 

9 



66 Житейскія. 

15 Густый гаю, густый гаю, густый — не прогляну, 
Упустыла соколонька, да вже й не піймаю: 
Хоть піймаю, не піймаю, — да вже не такого. 
Не прыляже мое серпе ни-колы до його ! , 

(Чернигов.) 

15 Упустыла соколонька, да вже не піймаю, 
Розсердыла мыленького, да вже не вблагаю; 
Хоть вблагаю, не вблагаю, да все не такого: 
Не прыгорнеться вже серденько и мое до його ! 

(Остер.) 

15 Густый гаю, густый гаю, темный — не прогляну; 
Упустыла соколонька да вже не піймаю. 
Хоч піймаю, не піймаю, да вже не такого. 
Хоч прыгорну до серденька. да вже не однаково ! 

(Радомысль.) 

— Колы-б так тоби, як тепер мени, 

Да бида докучыла: 
То-б ты пойхав да й не барывся, 

Ой щоб я не скучыла. 
Колы-б так тоби, як тепер мени, 

А бида за бидою; 
Ты-б коня добув, до мене прыбув, 

Попрощався зо мною. 
Чы ты багатый, чы гордов^атый,. 

Чы высоко несется ? 
Ой чы ты мене вирненько любыш. 

Чы з мене сміешся? 



[юбовныя. 67 



.,Н не оагатый, не гордоватыП. 

Высоко не несуся; 
Ой я-ж 6о тебе вирненько люблю. 

3 тебе не сміюся.,, 
— Ох не спыняйте у ставу воды, 

НехаЙ вода рыие: 
Не дайте мене за пьяныченьку. 

Нехай вин изгыне. 
И з пьяны цен) жыты не буду. 

Тилько роскошы забуду; 
И з пышыцеіо жыть не піймуся. 

Хиба пійду утоплюся. 
Ой упав сннжок на оближок. 

Да уже й не ростаие: 
Ой до стыдного, ой до брыдкого 

Серденько не ирыстане. 
Ой поплыв, поплыв серденько 

Днипром— тыхою водою, 
И шапкы не зняв, и рукы не дав. 

Не прощався зо мною. 



(Глѵхов.) 



„Ой яром-яром пшеныченька, по-пид нызом овес; 

Ой не по правди, мій мылёнькый, ты зо мною жывеш: 
3 Мымо мій двир — новы воритечка до иншои йдеш. 

Да до иншои, да до гкршон мед-выно несеш, 

А до мене молодой и так не зайдеш !„ 
6 Ой обсады, мыла, голубонька сыва, вышенькамы двир, 

Ой щоб не заходыв, витер не заносыв мого голосочку в двир. 

„Да вже-ж я садыла, вже-ж я полывала, не прыймаеться: 

Ой уже-ж наше вирне женыханьне, вже мынаеться !,. 



68 Житейскія. 

10 Ой обстелы, мыла, голубонька сыва. кытайкою двир, 
Ой щоб не помазать дорогых сапьянцив, золотых пидкив. 

12 „Ой де-ж мени, мій мылёнькый, да кытайкы набраты ? 
Щоб тоби так тяжко, щоб тоби так важно з шиною гулять, 
Ой як мени тяжко, ой як мени важно тебе забувать 1 . . . э 

Де-хто так спива: 

3 Що до иншои та до гиршои рано й шізно йдеш, 

А до мене молоденькой голосочок несеш. 
6 Ой обсады, моя мылая, черешнямы двир, 
10 Ой обстелы, моя мыла, хусточкамы двир, 
12 Ой бодай же ты, молодый козаче, сього не диждав. 
Щоб ты мои хусточкы ногамы топтав. 

(Гадяч.) 

Ой посію на гори пшеныцю, пид горою овес: 

Ой чому не-по-правди, молодый козаче, ты зо мною жывеш ? 

Ой мымо моих ворит, мымо мого двора ты до другой идёш! 

Ой до другой та да лучшои ты мед-выно несеш; 

Ой до мене молодой дивчыны ты з нагайкою идёш. 

— Ой та посады, молода дивчыно, у воротях вербу; 
Ой як буду до другой итты, то й до тебе зайду. 
„Ой уже садыла, уже полывала, та й не прымаеться; 

Ой кого я любыла, кого я кохала, то й не прызнаеться.., 

— Ой устелы, молода дивчыно, та бумагою двир, 

Ой щоб не помазав молодый козаченько ни чобит, ни пидбир. 

„Ой я слала, слала-выстылала та бумагою двир; 

Ой кого я любыла, кого я желала, та не дав мини Биг.„ 

(Конотоп.) 



Л ю ь о в н ы я. Н9 

Но садочку я гуляю, 
Товарьшіа выклыкаю: 
Товарышу, ридный брате, 
Выклыч мыни дивча з хаты ! 
Чого-сь буду я пытаты: 
Ой чы будеш двох кохаты? 
Ой як будеш двох кохаты— 
Буде тебе Бог караты! . 
А як будеш двох любыты. 
Буде тебе Бог судыты. 
Дивчынонька выходыла. 
3 козаченьком говорыла: 
Колы любыш, любы дуже, 
А не любыш, не жартуй-же: 
Колы любыш, будь зо мною. 
А не любыш — Бог с тобою ! 
Не завдавай серцю туты; 
Не будеш ты — буде другый . . . 
Як мы з тобою спознавалыся, 
Сухи дубы розвывалыся;* 
А як кохаться пересталы, 
Й однолиткы повсыхалы; 
Ой кохалысь тры годочкьк 
А розсталысь — тры часочкы. 

(Остер.) 

Чы се тая крыныченька^ 

Що голуб купався ? 
Чы се тая дивчынонька. 

Що я женыхався ? 



70 ЖитеЙскія. 

Женыхався, не сміявся. 

Казав моя буде: 
Разлучыла нас не воля.- 

Недобріи люды. 
Два голубы ^воду пылы, 

А два колотылы: 
Бодай тіи подурилы, 

Що мае розлучылы. 



(Золотонош. 



Чы я в тебе маты не твоя дытына. 

Колы моя мука тоби дуже мыла. 2. 

Ох и маты, маты, ты жалю не маеш: 

Хто прыйшов но серденьку, забуть заставляет. 2. 

Спытай же ты, доню: котру тепер любыть? 

Що вин тебе молодую за любов осудыть ! 2. 

А в городи чыстоколи два кущыкы пыжма. 

А хто любыть та покыне, той не дижде тыжия. 2. 

А в городи чыстоколи два кущыкы руты, 

А хто любыть та покыне, не дижде мынуты. 2. 

А в городи чыстоколи два кущыкы мьяты, 

А хто любыть та покыне, не перейде хаты. 2. 

А в городи чыстоколи два кущыкы дроку; 

А хто любыть та покыне, той не дижде року. 2. 

Ой не ходы коло воды, не тужы за мною, 

Ты не будеш мини мужем, я тоби женою: 2. 

Ой не ходы коло воды, буде хвыля быты. 

Щоб с тобою не стояты и не говорыты. 2. 

Як я любыв, по прежньому, не буду цураться. 

Не попущу тебе, мыла, иншому достаться. 2. 

(Конотоп.і 



Лю воины я. 71 

Ой маты, маты, серце не вважае: 
Кого раз любвггв, з тым номирае. 
Лучче-ж умертви ниж з немвілвім жвіты, 
Сохнутві з печали, що-дня сльозві лвітві. 
Бидноств, багатство еетв то Божа воля, 
А з немвілвім жыты — несчасная доля. 
О хиба-ж я, маты, не твоя двиына, 
Колы моя мука тоби будеть мыла ? 

(Гадяч.) 

Чого селезенв смутен, невесел. 
Смутен, невесел, неодрадосен ? 
Ой ак же мыни веселодіу буть, 
Веселому бутв, одрадосному, — 
Що вчора була утинка моя. 
Сьогодня нема, — застреленая ! 
Колві-б на води, то-б не жалв мени, — 
А то на гори, в шовковій трави ! 
Чого сей козак смутен, невесел. 
Смутен, невесел, неодрадосен ? 

— Ой як же мвіни веселому бутв, 
Веселому бутв, одрадосному ? 

Що вчора була дивчына моя. 
Свогодня нема, засватаная. 
Колві-б на село, то-б не жалв було ! 
А то через двир, да й товарвіш міЙ ! 
По воду идё, добрвіденв дае; 
3 водою идё, жалю завдае. 

— Здорова була, дивчыно моя, 
Чужа, не моя, товарвішова ! 
Дивчвшо моя, засватаная. 



72 Житкйскіи. 

Чого-ж ты така заплаканая ? 
,,Того-ж я така заплакапая. 
Що за нелюба засватаиая.,, 
— т Дивчыно моя, зарученая, 
Чого-ж ты така замучеиая ?- 
„Того-ж я така замученая, 
Що за нелюба зарученая.,, 



(Прилук.) 



Ой дивчына сины мела та й засміаласн; 

Выйшла маты воды браты та й догадалася. 

Ой пый, маты, тую воду, що я наносыла; 
4 Хвалы маты того зятя, що я полюбыла. 

Ой не буду воды пыты, буду розлываты; 
6 Нелюбого зятя маю — буду розлучаты. 

Буде тоби, моя доню, лыхая годына, 

Що ты того козаченька щыро полюбыла. 

Хоть пый, маты, хоть лый, маты, воды не розлыты; 

Нелюбого зятя маеш — тоби з ным не жыты. 

Хоть бый, маты, хоть лай, маты, то вже не иаучыш: 

Нелюбого зятя маеш — повик не розлучыш ! 

Донько-ж моя коханочко, така твоя доля — 

Полюбыла козаченька, була твоя воля; 

Жывы-ж, доню, в свою волю, так як полюбыла; 

Не жалкуй на свою матку, що тебе згубыла. 

Ой не буду жалкуваты, моя ридна маты, — 

Яку мыни дав Бог долю, буду горюваты. 

Ой чы буду горюваты, або веселыться. 

Абы прыйшлось мылёнькому на мени женыться. 

(Черномор.) 



Любовны*. 73 

4 Будь для того, маты, добра, що я полюбыла. 
6 Мыио мене полюбыла, буду розлучаты ! 

Не розлывай воды, маты, бо важно носыты; 

Не розлучай мене з мылым : не тоби з ным жыты ! 

Тяжко, маты, важно, маты, буде из тым жыты, 

Ой як кого мое серце не схоче любыты ! 

(Золотонош.) 

Ой пиду я у садочок 

Та вырву лысточок, 
Та закрыю мылёнького 

Мыл ого слидочок, — 
Щоб пташечкы не литалы, 

Слиду не топталы, 
А щоб мого мылёнького 

Инши не кохалы! — 

(Лѣвой стор. Днѣпра.) 

Ой по горах, по долынах 
По широкых украйнах, 
Ой там козак похожае, 
У бандурку выгравае, 
И сам себе розважае: 
„Ой чы мыни женытыся, 
Ой чы мыни смутытыся ? 
Ой чы мыни лысты слаты, 
Ой чы мыни перестаты ? 
Як буду я лысты слаты, 
Будуть же нас люды знаты. 
Ой гукну я на малого: 
Сидлай коня вороного ! 



10 



74 Житейскія. 

Ты, мисяцю, свиты, свиты. 
Ты, коныку, бижы, бижы; 
Ты, мисяцю, свиты выдко, 
Ворон коню, бижы швыдко ! 
Ты мисяцю, пидбывайся, 
Вороный кинь, поспишайся !„■ 
Ой став мисяць захожаты, 
Ой став конык прыставаты, 
До дивчыны доижжаты. 
Прыйхалы пид ворота, 
Выйшла дивка краща злота. 
Взяла коня за гнуздечку, 
Козаченька за рученьку; 
Веде коня у стадныцю, 
Козаченька у свитлыцю: 
Дае коню овса-сина, 
Козаченьку меда й вына. 
Стала чару налываты. 
Стала тяженько вздыхаты; 
Ой став козак чару пытьк 
Став до дивкы говорыты: 
„Чого смутна стала, мыла ? 
Чы жаль тоби овса-сина, 
Чы жаль тоби меду й вына, 
Чы жаль тоби постилонькы, 
Чы пизньои вечеронькы ?„ 
— Не жаль мыни овса-сина. 
Не жаль мыни меду й вына, 
Не жаль мыни постилонькы. 
Ни пизньои вечеронькы: 
А жаль мыни дивованьня. 



Любовный. 75 

Що прежнього зазнаваньна: 
Ой як же мы любылыся, 
Вси ворогы смутылыся, 
А тепер, як пересталы, 
Вси ворогы рады сталы. 

(Глухов.) 

Задумав козак женыться, 
Йому ниченька не спыться; 
Оженывся, зажурывся 
(На коныка похылывся): 
Чы диткамы. чы женою, 
Чы своею головою! 
Сидлай хлопку коня вороного, 
А мени сидлай другого; 
Пойдемо до мылои, 
До голубонькы сывои. 
11 Прыйхалы пид ворота, 

Выйшла мыла краща злота. 
Та ничбго не сказала, 
Тилько серденьком назвала. 
Бере коня за поводы, 
А мылого за рученьку; 
Веде коня на станыцю, 
А мылого у свитлыцю; 
Дае коню сина й вивса, 
А мылому меду й вына. 
Сама сила, задумала, 
Кари очи зарюмала. 
„Чого, мыла, задумала, 
Кари очи зарюмала? 



76 



Житейскія. 



Чы жаль тоби сина, вивса. 
Чы жаль тоби меду й вина ? 
— Не жаль мени сйна, вивса, 
Не жаль мени меду й вына; 
29 Ой жаль мени коханьнячка, 
Дивоцького гуляньнячка, 
Що як прыйде суботонька, 
Я змыюся й розчешуся, 
А в недилю прыберуся, 
На мылого подывлюся. 

11 Ты, мисяцю, свиты, свиты, 
Ты, коныку, спишы, спишы; 
Ты, мисяцю, просвищайся, 
Ты, коныку, постилайся. 

29 Я мед-выно поплачу; 
Сино, овес достачу. 

Ой по горам, по долынам, 
По козацькым украйнам, 
Сызый голуб литае, 
Соби паронькы шукае, 
Товарыша выклыкае: 
Товарышу, ридный брате ! 
Выклыч дивчыноньку з хаты! 
Выклыч дивчыноньку з хаты, 
Щось я маю ій сказаты, 
За рученьку прдержаты, 



(Гадяч.) 



(Житомир.) 



(Гадяч.) 






Л ю б о в н ы я. 77 



За рученьку, за другую, 
Дивчыноньку молодую. 



Коло, коло Дунаю 

Дивчына гуляе, 
На буйную Фылечку 

Спыльна поглядае, 
На быструю Фылечку 

Спыльна поглядае: 
Чы не йиде козаченько 

3 моря по Дунаю ? 
Йиде, йиде човнычок 

3 моря по Дунаю, 
На човнычку парубочок 

Весламы играе, 
На човнычку парубочок 

Весламы играе, 
А сам схылыв головоньку, 

Сльозы пролывае. 
Дивчыно, дивчынонько, 

Не ходы по Дунаю, 
Не жды свого мылёнького 

Из чужого краю, 
Не жды свого коханого 

3 далекого краю, — 
Знялы з нього головоньку 

Зліи басурманы ! 



(Гадяч.) 



78 Житейскія. 

3 горы та в долыну у дуг по калыну; 
Кохав козак дивчыноньку, як батько дытыну. 
Ой вин іи кохав та не докохався, — 
Вона його осудыла, вин не сподивався. 
Не я, мылый, осудыла, судять же нас люде, 
Що з нашого закоханья ничого не буде. 
Ой з нашого закоханья ни славы, ни вжытку, 
Карым очам сну немае, нижкам одпочынку. 
Ой ты, дивчынонько, ты словамы блудыш, — 
Ты сама знаеш, кого вирно любыш. 
Ой знаю, знаю, кого я кохаю; 
Тилькы не знаю, з кым я жыты маю. 

(Правой стор. Днипра.) 

Ой у поли былына, іи витер колыше; 

Горе-ж мыни на чужыни, аж мій дух не дыше. 

Ой голубчычок гуде, а голубка не знае, 

А що голуб голубоньку да покынуты мае. 

Ой голубчычок гуде, а голубка буркоче, 

Що голуб голубку покыдаты хоче. 

Да не кыдай же мене, сызокрылый орле! 

Ой хто-ж мене, молодую, на чужыни прыгорне? 

Прыгортайсь, мыла, ик другому такому, 

Да не скажы сей правды да що мыни самому. 

Ой голубчычок гуде, а голубка буркоче, 

Да що голуб голубоньку зараз кыдаты хоче. 

Ой не кыдай же мене та на чужій чужыни, 

А я тоби годыть буду, як малій дытыни! 

(Радомнсдь.) 



Любовныя. 79 

У городи хлелынонька. 

Грядкы устылае; 
Промиж людьмы дивчынонька 

Ой гирко рыдае! 
Що-ж хмелына зелененька, 

Що не вьеться в гору? 
Щ6-ж дивчына молоденька 

Проклынае долю? 
Як хмелыни в гору выться? 

Тычыны немае! 
Як дивчыни не журыться ? 

Козак покыдае ! 

(Глухов.) 

1 Ой зійду я на шпыльочок, 
Да гляну я в долыноньку: 
Долына глыбока, а калына высока, 
Аж до долу витьтя гнеться. 
Пид тіею калыною 
Стоить козак з дивчыною; 
Дивчынонька плаче," сылненько рыдае, 
Свою долю проклынае; 
Козак дивку вговоряе . 
„Не плач, дивко, не журыся — 
Хоч буду далеко, буду тебе знаты, 
Буду лыстонькы пысаты.,, 
— Ой колы-б же я да все знала, 
Ис тобою не стояла ... 
Гуляла-б у батька, да гуляла до вику 
Дивчыною молодою. — 
Зійшла дивка на шпыльочок, 



80 Житейскія. 

Да глянула на свиточок: 

Ой свите мій ясный, ой свите прекрасный! . . 

Доле-ж моя несчаслыва ! 

(Пирятин.) 

Ой выйду я на шпыльочок 

Да гляну я на долыну: 
Долына глыбока, а калына высока. 

Аж на землю виты гнуться, 
А в тіи дивчыны, а в тіи молодой 

Аж на землю сльозы льються. 

(Лебедин.) 

Ой любыв козак да тры годы одну дивчыну, 

Да не велыть маты тіи дывчыны браты! 2. 

Ой як будеш, сынку, тую дивчыну браты, 

То не кажы, сыну, що я твоя ридная маты. 2. 

Ой не так же маты, ой як меншая сестра: 

„Да не беры, брате, без счастя дивчына зросла, 2. 

Що без счастя зросла, а без доли уродылася, 

Вона-ж тоби, брате, дружыною не судылася!„ 2. 

Ой зійды, зійды, ты зирочко та вечирняя, 

Выйды до мене, дивчыно ты безридная! 2. 

Що зирочка зійшла — усе поле освитыла, 

Дивчына выйшла— козаченька розвеселыла! 2. 

Дивчыно моя, да недоленька твоя, 

Що не сподобала вся родынонька моя. 2. 

Ой не так родына, як менша сестра: 

„Да не беры, брате, без счастя дивчына зросла, 2. 

Що без счастя зросла, а без доли уродылася, 

Вона тоби, брате, дружыною не судылася. 2. 



Л ни; о в им я. *1 

Лучче-ж тоби, брате, з сыротыны насміятыся, 

А-ниж тоби, брате, з сыротою повинчатыся; 2. 

Лучче-ж тоби, брате, важный камень пидняты, 

А ниж тоби, брате, з сыротою вик провождаты.,, 2. 

Лучче-ж, мыни, сестро, да гиркый полынь йисты, 

А ниж мыни, сестро. сыротыну из ума звесты ! 2. 

(Пирятин.) 

Ой изыйды, зыйды, ты зиронько та вечирняя, 
Ой выйды, выйды, дивчынонько моя вирная! 
„Не подоба зирци из вечора та зыходыты, 
„Не подоба дивци до козака та выходыты.„ 
Ой зиронька зійшла, усе поле та й освитыла; 
Дивчына выйшла, казаченька звеселыла. 
„Ой ты козаче, ты хрещатый барвиночку, 
Хто-ж тоби постеле у дорози та постилечку ?„ 

(Борзн.) 

Ой ты козаче! що ты думаеш-гадаеіп? 
Чому не женышся, соби пары не шукаеш? 
Не велила маты вдовынои дочкы браты, 
А велила маты богатишои шукаты. 
Ой зійды, зійды, зирочко та вечирняя ! 
Ой выйды, выйды, дивчыно моя вирная! 
Неподоба зирци без мисяца та зиходыты; 
Неподоба дивци до козака та выходыты. 
Рада-б зирка зійты, чорна хмара заступав; 
Рада-б дивка выйты, матусенька не пускае. 
А зиронька зійшла, усе поле освитыла; 
А дивчына выйшла, козаченька звеселыла. 



і'Кіев.1 



11 



82 Ж и і к Й с к г я. 

ОЙ зійды, зійды, зирочко та вечирняя, 

Ой выйды, выйды, дивчыно моя вирная. 

Рада^-б зирка зійты, чорна хмара наступав; 

Рада-б дивка выйты, так матуся не пуска е. 

Не подоба зирци без мисяця та зиходыты, 

Не подоба дивци до козака та выходыты. 

Що зирочка зійшла, усе поле освитыла; 

А дивчына выйшла, козаченька звеселыла. 

Ой ты, козаче, ты хрещатый та барвиночку! 

Хто-ж то'би постеле у дорози та постилечку? 

Ой стелеться мини широкый лыст та бурковына, 

А пид головы голубая та жупанына. 

Що зирочка зійшла, усе поле освитыла ; 

Ты-ж мини, дивчыно, у дорози люба та мыла. 

Ой и через межу горошок та постелывся, 

Козак до дивкы ворогамы та поклонывся: 

Ох и поклониться вы, добріи люде, 

Нехай моій мылій там легенько буде; 

Ох и поклониться вы дивчыни небози, 

А що мини добре в далекій дорози. 

Ой ты, козаче, що ты думает — гадает? 

Чому не женышся, соби пары не шукает? 

Ох и як мини та пароньки шукаты, 

Та не велыть маты тебе, дивчыно, браты ? 

Та не велыть маты тебе^ дивчыно, браты, 

Та велыть мини маты, де чотыри волы, браты. 

Де чотыри волы и два коныка в дышли, — 

А як же іи любыты, колы не до мысли ? 

Де чотыри волы та ще й пара коней, — 

Ох и як іи любыты. колы сама не до любови? — 

(Полит/ 



Люб о в ныл. 83 

У городи огіфочок— зеленый лысточок; 
Не бачыла мыленького, болыть жывоточок. 
Болыть, болыть головонька, и серце поныло; 
Не бачыла мыленького, и дило не мыло. 
5. Неребрыду быстру ричку й половыыу ставу; 
Сватай мене, козаченьку, не вводь у неславу. 

— Сама-ж бо ты, дивчыноныю, у неславу входыш, 
Що пизненько — нераненько из йулыци ходыш. — 
„Як же мени, козаченьку, раненько ходыты ? 

10. Як визьмеш ты за рученьку, не мусыш пустыты.,, 

— Не поту рай, дпвчынонько, моій размовоньци, 
Держы сама розум добрый в своій головоньци. — 
„Держала-б я розум добрый, да впустыла в воду, 

14. Не вповала на худобу, а на його вроду. 
3 велыкою худобою бытысь да сварытысь, 
3 хорошою дружыною на свити нажытысь. 
3 велыкою худобою може й лыхо буде, 
А з мылою дружыною не стыдно й меж люде.„ 
Цвите мачок невелычок, нема цвнту змины; 
Хоч як козак забожыться, не ймы, дивко, виры. 
Козак тума зведе з ума, не буде й любыты — 
Де найбильше челядонькы, там стане судыты. 

(Глухов.) 

Ъ. Ой плавалы утынята по тим боци ставу; 

Сватай мене, козаченьку, и не вводь у славу. 
10. Що сам стоиш, мене держыш, велыш говорыты. 
14. Наплювала-б я на тебе й на твою уроду: 

Що ни вроды, ни худобы, ни третього зросту ! 

Хыба питты утопыться з высокого мосту ! 

Лѵбн,) 



84 Житейскія. 

Повій, витре холодненькый, з глыбокого яру; 
Прыбудь, мылый чорнобрывый, з далекого краю! 
Ой рад бы я повиваты, та глыбоко, друже ; 
Ой рад бы я прыбуваты, та далёко дуже ! 
А у броду нема льоду, нема переходу; 
Ой колы-ж ты мене любыш, бреды через воду. 
Перебрела дви риченькы, в половыни стала; 
Сватай мене, козаченьку, не вводь мене в славу ! 

(Га дач.) 

Я молода пшеныченьку жала 

Та ще й не носыла; 
Розсердыла мыленького, 

Та ще й не впросыла. 
Иросылы батько и маты; 

Просыла й родына: 
Нехай його ще попросыть 

Лыхая годына. 

. . (Гндяч.) 

— Ой Галю, Галю I не робы жалю ! 
Як мы любылыся з тобою з-малу, 
Як мы любылыся, та й не побралыся, 
Славы, поговору понабиралыся. 

Ой дивчынонько, чаривныченько ! 
Прычарувала биле лыченько! 

— Козаченьку мій, дурный розум твій ! 
Колы-б ты стилько знав з синей до хаты, 
Як я умію чым чаруваты: 

В мене чаронькы — чорни бровонькы, 
В мене прынада — сама молода. 

. (Гадяч.) 



ЛіОЬопііы;і. 85 

Да ноглядаю да позыраю да на ту чорну хмару; 

Ой ходило, товарышу, да на той край помалу. 

Да чого-ж мини, да товарышу, на той край ходыты ? 

Перестала дивчынонька да вирненько любыты. 

Часто ходыв, вирно любыв, вирно женыхався; 

Осудыла дивчынонька, да що я й не сподивався. 

Не я-ж тебе да осудыла, судять же нас люде; 

Що з нашого женыханьня ничбго не буде. 

Що з нашого женыханьня ни славы, ни вжытку; 

Карым очам спаньня нема, а нижкам спочынку: 

Кари очи не сплять ночи , нижки не вгавають ; 

Ой як прыйду да додбмоньку, до вси мене лають. 

Да не лай мене, моя маты, гиркымы еловамы; 

Обильюся що-вечора дрибнымы сльозамы. 

Да не лай мене, моя матинко, ще й гирчишымы; 

Обильюся що-вечора ще й дрибнишымы. 

Да не лай мене, моя матинко, николы ни за що; 

Полюбыла пройдысвита, превелыке ледащо. 

Над моею хатыною чорненькая хмара, 

А на мене молодую поговир та слава. 

А я тую чорну хмару рукавом розмаю; 

Перебула поговоры, перебуду й славу. 

А не пиде дрибен дощык без чорнои хмары; 

А не выйде дивка замиж без людьськои славы. 

Настучыться, нагрючыться, дрибен дощык пйде; 

Набрешуться вороженькы, дивка замиж пйде. 

(Конотоп.) 

Ой давно я поглядаю на чорную хмару: 
Ой ходимо, пане-брате, на той бик помалу. — 
„Чого-ж мени, пане-брате, на той бик ходыты? 
Перестала дивчынонька вирненько любыты. 



86 Житейскій. 

Часто ходыв, вирно любыв, з нею женыхався; 
Вона-ж мене пзрадыла, я й не сподивався. 
Навидала кубелечко, де вутка несеться; 
Провидала, що я бидный, — тепера сміеться. 
Ой не смійся дивчынонько, сама смихом будеш; 
Як дам тоби з-тыха лыха, по-вик не забудеш. 
Хоч я не дам, хоч я не дам, так дасть моя маты; 
Такы тоби лыхо иметься из нашои хаты. 
Будеш, будеш ты лежаты, пытонькы прохаты, 
Та никому тоби буде и кухля податы. 
Подай, маты, кухоль з хаты холодной воды; 
Посміялась з козаченька, з хорошои вродьь 

(Гадяч.) 

■ — Ой ходймо пане-брате, на той край по-малу ! 

— Чого-ж мени пане-брате на той край ходыты ? 

Перестала дивчынонька мылого любыты ! 

Вирно любыв, вирно ходыв, вирно й женыхався. 

Аж що ? и слава пропала, я й не сподивався ! 

„Не я тебе израдыла, израдылы люды; 

Из нашого женыханьня ничбго не буде ! 

Из нашого женыханьня ни славы, ни вжывку: 

Карым очям спаньня нема, и нижкам спочывку. 

(Гадяч.) 

Не сіявшы, не оравшы, не буде жыто родыты: 
Козака не чарувавшы, не буде й ходыты. 
* Як я жыта не сіяла, само жыто родыть; 
Козака не чарувала, сам до мене ходыть. 
Я його не чарувала, хиба моя маты — 



Люковныя. Я? 

Брала писок из-пид ннжок його чароваты. 
Ой не чаруй, моя маты, козака до мене, 
Будуть слава й поговоры на тебе й на мене. 
Над моимы воротамы чорненькая хмара, 
А на мене молодую напрасная слава. 
А я тую чорну хмару пером розмахаю, 
А к слави не прыслухаюсь, то й гадкы не маю. 
Переступлю я синечкы и покутню лаву; 
Пережыла поговоры, пережыву й славу. 

(Харьков.) 

1 Да туман полем, да туман полем, 

Да туман туманыться; 2. 

А у дивчыны да чорныи бровы, 

А любо й подывыться. 2. 

Да туман яром, да туман яром, 

Да туманочку трошкы; 2. 

А в дивчыны да чорныи бровы, 

Як у тіи волошкы. 2. 

По тим боци на толоци 

Там цыганы стоялы; 2. 

Ох и миж тымы да цыганамы 

А цыганка ворожка, — 2. 

Ой туды-ж бигла да дивчынонька 

До цыганочкы боса: 2. 

— А цыганочка, да ворожечка, 

Ой уволы мою волю ! 2. 

17 Да прычаруй ты да козачеяька, 

Що гуляе зо мною. — 2. 

А цыганочка да ворожечка 

Мою волю волыла: 2. 



8Ь Ж и те Й пая 



Ой уризала русой косы 

Да козака накурыла. 2. 

(А иншіи д оклад ають:) 
А цыганочка да ворожечка 

Мою волю волыла: 2. 

Уризала чорнаго чуба 

И дивчыну накурыла. 2. 

(Переделав.) 

1 Туман яром, туман яром, 

Туман ще й горою; 
Та не по правди, молодый козаче. 

Говорыш зо мною. 
Хоч по правди, не по правди. 

Не буду казаты . . . 
Та не буду, дивчынонько, 

Жалю завдаваты ! 

17 Ой прычаруй казаченька 
На-викы зо мною. 

Лѣвой етор. Днѣпра.і 

„Ой сон, маты, ой сон, маты, сон головоньку клоныть !„ 
2 — Отто-ж тоби, мій сыночку, своя воленька робыть, 
Що до тебе, мій сыночку, сама дивчыка ходыть. — 
„Нехай ходыть, нехай ходыть, вона мене вирно любыть. 
5 Вона мене вирно любыть, и дружыною будеть \ ѵ 
Прыихалы до дивчыны тры казаченькы пизно, 
Наварыла им дивчына да вечеряты ризно. 
Ой первому вечеронька — да варенычкы в масли, 
А другому вечеронька — да шевлія та рута, 
А третьому вечеронька — сама щыра отрута. 



Любовный. 89 

Сыдыть козак на коныку, коло серденька вьеться; 
Сгоить дивка на порози, да з козака сміеться. 
— Кэлы мзни, дикчьіюнько, ся й отрута мынэться ? — 
„Тогди тоби, козаченіку, ся й отрута мынеться, 
Як у поли на раздоли сухый дуб розивьется !„ 

(Глухов.) 

2 Отто-ж тоби, мій сыцочку, своя воленька волыть. 

5 Бона мене вирно любить, вона мыни правду скаже. 
Що у лиси на горітси тры голубонькы гуде ; 
Отто-ж тоби, мій сыночку, тры прыгодонькы буде: 
Що первая прыгодонька — варенычкы в масли, 

А другая прыгодонька — шевлія та рута, 

А третяя прыгодонька — довишня отрута . . . 

Що вчора був жыв и здоров, а сьогодни смерть несчасна: 

Отто-ж тоби, мій сыночку, дивчына прекрасна ! 

(Пиратин.) 

„Ой сон, маты, ой сон, маты, да голивоньку клоне . . , п 

Оце тоби, мій сыночку, своя воленька робыть, 

Що до тебе молодого сама дивчына ходыть. 

„Нехай ходыть, нехай ходыть: вона мене вйрно любыть, 

Бона мынй молодому да дружыною будеть.,, 

6 Запросыла дивчынонька трох козаченькив пйзно ; 
Наварыла дивчынонька да вечёряты рйзно: 

Ой первому поставыла да варёныкив в масли, 
А другому поставыла шевліи да руты, 
А трётьому поставыла превелыкой отруты. — 
Ййде козак на коныку, коло серденька вьеться; 
Стоить дйвка на порози, з козачёнька сміёться. 
г Колы мынй. дивчынонько, ся отрута мынеться ?„ 

І2 



00 ЖіІТЕЙСКІЯ. 

Тодіі тобіі, козаченьку, ся отрута мынёться, 

Як у поли крый дорогы сухый дуб розывьеться Г 

(Г.іухов.) 

6 У дивчыны чорнявои ввесь двир на помоста; 
Та позвала дивчынонька козаченька в гости, 
Поставыла козачеиьку пыриг на талирци: 
В первым рози у пырози — шевлія та рута: 
В другим рози у пырози — лыхая отрута. 
Ой не вспила дивчынонькя край вйконця систы; 
Поспишывся козаченько той пыриг изыісты. 
Выйшов козак из синей — за серце береться ; 
Стоить дивка на порозн — з козака сміеться: 
Ой не смійся, дивчынонько, далеби не смійся ! 
Я у тебе молодой отруты найвся ! 

(Харьков.) 

Ой сон, маты, ой сон маты, сон головоньку клоныть ! 
— Оце-ж тоби, мій сыночку, ся улыця робыть. . . 
Перестань, мій сынку, да на улыцю ходыты: 
Засидають товарышы — хочуть тебе вбыты! — 

Одын каже: товарышу, убыймо ! 
Другый каже: товарышу, из свита не губимо ! 

Третій каже: товарышу, змовмось — 
Да на одни вечорныци гуляты зыходьмось ! 
На тій вечорныци да дивчата чаривныци . . . 
Що одная дивчына — ходыть вона ризно, 

Затопыла свою хату пизно, 

Прыставыла да тры чаронькы ризно: 
Що первіи чаронькы — шавлія та рута, 
А третяя чаронька — сама чыста отрута ! 

(Остер.) 



Любовный. 91 

,,Ой сон, маты, оіі сон, маты, головоньку клоныть !„ 

— Отсе-ж тоби, мій сыночку, та своя воленька робыть, 

Що до тебе, мій сыночку, та днвчына ходыть!-— 

„Нехай ходыть, нехай ходыть, вона мене вирно любыть, 

Вона-ж менн молодому дружыною будеть." 

Прыншлы до дивчыны тры козаченькы пизно, 

Наварыла дивчынонька тры вечеронькы ризно: 

А першому наварыла варенычкы в масли, 

А другому наварыла шевліи та руты, 

А третьйому наварыла лыхои отруты. 

Ой сив козак та на коныка, за серце береться, 

Стоить днвчына в порога, з козака сміеться: 

Тоди-ж, тоби, казаченьку, ся отрута мынетьси, 

Як у поли пры дорози сухій дуб розивьетьси ! 

(Гадяч.) 

ІІиде козак дорогою 
Шырокою стовбовою, 
Та прыпхав до долЫны, 
Вьяже коня до ялыны, 
До червонои калыны ; 
А сам идё до дивчыны, 
До дивчыны до Марусн 
На пуховін подуси, 
До дивчыны до Марыны, 
На пуховін перыны. 
„Дивчынонько молодая ! 
Чы ты мене вирно любыш. 
Що ты мене рано будыш ? 
Колы любыш, любы дуже, 
А не любыш, не жартуй-же; 



92 ЖИТЕЙСКІЯ. 

Колы любыш, любы гаразД^ 
А не любыш, кажы зараз ; 
Колы любыш, так любысь, 
А не любыш, не горнысь ; 
Колы любыш, любы двичи, 
А не любыш, кажы в вичи.„ 

(Гадяч.) 

Ой не шумы, луже, зеленый буяче ! 
Ой чого-ж ты плачеш, молодый козаче ? 
Ой як не шумиты мини зеленому? 
Ой як не плакаты мини молодому ? 
Сусиды блызькіи, вороты тяжкіи . . . 
Ни велять ходыты, дивчыны любыты ! , , 
Я іи не возьму, скоро-ж-бо я й умру: 
Не забувай, мыла, де моя могыла ! 
Ой моя могыла да край Дунаечку, 
Ой край Дунаечку, — тяжко на сердечку 1 
Не стій на мотыли, не кыдай писочку, 
Бо и тяжко й важно серцю й жывоточку I 
Не стій на могыли, не кыдай землею, 
, Бо й сама ты знаеш, як тяжко пид нею I 
Зійды на могы.іу да не тужы дуже : 
Скажуть вороженькы любылыся дуже ! 
Впрно любылыся да й не побралыся, 
Тилько вороженькы да повтишалыся I 

(Глухов.) 

Ой не шумы луже, зеленый байраче ! 
Ой чого ты плачеш, молодый козаче ? 
Не рад бы я плакать, плачуть мои очи, 
Плачуть мои очи, темненькой ночи. 



ЛюБОвныл. 93 

Сусиды блызькіи, ворогы тяжкіи . . 
Не велять ходыты, дивчыны любыты ! . < 
Я дивчыну люблю, а люблячы визьму, 
А люблячы визьму и в-скоросты умру. 
Та поховай, мыла, в зеленим садочку: 
Та высып-же, мыла, высоку могылу, 
Та насады, мыла, червону калыну. 
Не стій надо мною, та не тужы дуже; 
Скажуть вороженькы — любылыся дуже ! 
Не стій надо мною, та не сып землею; 
Бо й сама ты знаеш, що важко пид нею. 

(Ромен.) 

Воритечкы нызьки, сосидочкы блызьки ; 
Не велять ходыты, дивчыны любыты. 
Ой вы, сусидочкы, якого вы роду ? . . 
Десь вы не знаете любощив из-роду ! 
Ой Боже мій, Боже, що та любов може ( 
Любов дорогая — розлука .тяжкая*! 

(Овруч.) 

Червона калына, чого почорнила ? 
Чи витру боишся, чи дощу бажаеш? 
Я й витру боюся и дощу бажаю ; 
Кого вирно люблю, з тым и умираю. 
Ой умру я, мыла, а ты будеш жыва, 
Не забувай, мыла, де моя могыла. 
А моя могыла край сынього моря; 
Поляглы любощи и щыра размова! 
Не йды на могылу, не махай рукою, 
Скажуть ворцженькы. що я жыв з тобокк 



94 Ж и 



Т Е И С К I Я 



Не йды на могылу, не кыдай землею, 
Бо й сама ты знаеш, як тяжко пид нею. 

(Кіев.) 

Ой у лузи, в лузи червона калына; 
То-ж не калына, — молода дивчына, 
Молода дивчына, що вирно любыла . . . 
Любыла, любыла, та й прычаровала; 
Вывела коныка, сама осидлала. 
Та вынесла рыбку, ище й хлиба скыбку: 

— Оце-ж тоби, серденько, вечеря на-швыдку! 
Вечеряй, вечеряй, та идь у дорогу, — 

Як не пойдеш, ночуй изо мною ! — 
„Рад бы я, серденько, с тобой ночуваты; 
Есть у мене батько и ридная маты, 
Есть у мене жинка и маліи диты, — 
Рад бы я, серденько, туда полетиты !„ 

— Та вже-ж тоби, голубе, туды не литаты ; 
Тут тоби, серденько, в степу погыбаты ! 
Русымы кудрямы степы выстылаты, 
Червоною кровъю ричкы наповняты ! — 

(Золотонош,) 

Ой пійду я, пійду не берегом, лугом, 
Чи не зостринуся з несуженым другом: 
Здоров, здоров луже, несуженый друже ! 
— Здорова дивчыно ! любылыся дуже ! 
Ой любылыся-ж мы чотыри годочкы, 
А не бачылыся чотыри недили; 
Як побачылыся, разом заболилы. 
Лежыть козаченько в зеленій дуброви; 



Люб овны я. 95 

Молода дивчына в матуси в комори. 

Перед дивчыною напыткы, найдкы ; 

Перед козаченьком гиркіи ягидкы. 

До дивчынонькы мед, вьшо носять 

А козаченько холодной воды просыть: 

— Ой дайте-ж мини холодной воды пыты, 

Бо ще я хочу на свити пожыты. — 
16 В недиленьку рано задзвонылы дзвоны: 

„Слухай, матусенько, чи по козакови ? 

Як по козакови, мене наряжайте, — 

В одній домовыни из ным поховайте; 

Да положить, маты, поруч головамы, 

Щоб була розмова тыхая меж нами; 
22 Да высыпте, маты, высоку могылу, 

Посадить в головках червону калыну; 

Да поставте, маты, хресты золотіи, 

Щоб сказалы люды: лежять молодіи \„ — 

(Глухой.) 

16 Слухай, матусенько, що люды говорять . . . 
Слухай, слухай, маты, у вси дзвоны дзвонять I 
Як по казакови, наряжайте мене . . . 

(Борзн.) 

22 Насып же, матинко, высоку могылу; 
Посады, матинко, червону калыну. 
Туда буде, матинко, зозуля литатьц 
Вона буде, матинко, раненько куваты: 
Тоби буде, матинко, всю правду казаты; 
Мини буде, матинко, легенько лежаты ! 

(ГТрилук.) 



90 ЖитеЙскія. 

Ой пиду я не берегом, лугом: 
Чьі не стринусь з своим вирным другом ? 
— Здоров, здоров, вирный друже ! 
Як мы любылыся дуже ! 
Як мы любылыся, то сим год и чотырн; 
Як побачылыся, разом заболилы ! 
Лсжыть козак в зеленій дуброви, 
Молода дпвчына в батька в коморн. 
По дивчыноньци дзвоны дзвонылы, 
А по козаковн вовченькы завылы. 
По дивчыноньци отець-маты плаче, 
А по козакови чорный ворон кряче. 
Ой выкопай, маты, глыбокую яму, 
Та поховай, маты, сю славную пару ! 
Та й поставляй, маты, хресты золотіи, 
Щоб сказалы люды: лежать молодіи ! 
Та й высып-же, маты, высоку могылу, 
Та й посады, маты, червону калыну, 
Щоб сказалы люды на всю й Украину ! 

(Гадяч.) 

Ой пиду я молоденька 

Зеленою долыною, 

Ой зломлю я, истопчу я 

Пашну рожу з калыною. 2. 

А над тыю роженькою 

Гнеться явор зелененькый; 

Нид явором конык стоить, 

На ним козак молоденькый. 2. 

Став-же мене козаченько 

Та дороженькы пытаты; 



Любовны я. 97 

А я тому козакови 

Посоромылась казаты. 2. 

Куды тая дороженька, 

Куды вона впала: 

Чы в темный луг, чы у поле ? 

Йому й не сказала. 2. 

У зеленим, темним лузи 

Червона калына; 

В чыстим поли, край дорогы 

Высока могыла. 2. 

Ой у лузи на калынп . 

Зузуля кувала, 

Скилькы жыты козакови 

Правдоньку казала. 2. 

В чыстим поли, на могыли 

Дивчына стояла, 

Та могылу Козакову 

Слизьмы полывала. 2. 



Сывый коню, сывый коню ! 

Що ты за дума вея ? 
Нема тіи дивчынонькы, 

Що я в ій кохався ! 
Сывый коню, сывый коню, 

Найжся оброку; 
Поженёмся за дивчыною 

У землю глыбоку ! 
Сывый коню, сывый коню, 

Тяжко тоби буде: 
Пойдемо разом з витром — 

Попасу не буде ! 



(Харьков ) 



13 



98 Ж и 



Т Е Гі Г К I я 



Бигай. коню, бигай. коню, 

Бо вже вечеріе: 
Ой там сыдыть моя мыла. 

Де з лиса зоріе. 
Выжу мылу, выжу любку: 
Дывыться в виконце: 
Хоч так темно, так не выдно — 

Свитыться. як сонце ! 

(Оравой стор. Динара.) 

Та бодай тая степовая могыла запала : 

Ой як я пид нею жыто жала, вчора вечнр утеряла. 

Та утеряла вчора вечпр. втеряю й тепера : 

Та чогось моя женышына смутная, невесела ! 

Та по-пид мостом, трава з ростом — внтер хвылю гоныть: 

Он чогось моя женышына та до мене не говорыть ! 

Не говоры-ж ты ни до кого, говоры зо мною : 

Бо як не будеш говорыты. умру, серне, за тобою. 

Ой умры-ж ты из вечора. а я умру вранци : 

Та нехай же нас поховають с тобою, серне, в одній ямци. 

Нехай же нас поховають и хрест укопають: 

Та щоб іюды дывовалысь, як мы вирненько кохалысь ! 

Шырокчія домовына. глыбокаа яма — 

Та лежыть моя женышына. ой як тая квитка вьяла ! 

(Зо.ютовош.. Конотоп.) 

Ой у сади. сади, сади выногради. 
Стояв кинь вороный у наряди. 
Ннхто тому коню цины не нарядыть . . . 
Де взялыся два кѵнчыки з Польши : 



Люб о в выя. 99 

Взялы тому коню цнну нарядылы: 

Пнвтораста корбованцнв. ще и чотыри. 

Взялы дного купця посадылы. 

В велыку дорогу вырядылы. 

Як прынхав мылый пид нови ворота: 

Выйды моя мыла краща злота ! 

А не выйшла мыла, вышла теща: 

Ворочай, зятеньку, хочь нехутко . . . 

А вже твою мылу схоронылы. 

В кедровую труну нарядылы. 

В кедровую труну нарядылы. 

Глыбокую яму выкопалы. 

Ой як прыйшов мылый до мылоп: 

Ты билый каминь, откотыся. 

Ты билый каминь, откотыся, 

Мыла до мылого озовыся: 

Чы повелыш, мыла, журытыся, 

Чы повелыш, мыла, женытыся ? 

Я не велю, мылый, журытыся, 

Я повелю мылый женытыся: 

Як прыйде недпля нарядыся. 

А прыйде другая оженыся. — 

Конотоп. 

— Ой Марку мій, ЗІарку ! 

Щось маю казаты: 
Сватай мене, Марку. 

Чы не отдасть, маты ! 
Як не отдасть маты, 

Будем мандруваты : 



100 ЖитЕЙекш. 

Помандруем причкы, 

Темненькой ннчкы! — 
Мандрувалы поле, 

Мандрувалы друге; 
На третий же поли 

Силы спочываты, 
Силы спочываты, 

Став Марко дриматы. 
— Ой не дримай, Марку, 

Не дримай зо мною; 
Бо й сам-же ты знаеш, 

Що в погонь за мною ! 
Ой як мене визьмуть, 

А тебе покынуть, 
А тебе покынуть, 

С плич головку здыймуть! 
Ой повезлы Марка 

Трьома городамы, 
Иоховалы Марка 

Миж трьома горамы: 
Оттут лежы Марку 

С чорнымы бровамы! 
Маркив конык идё, 

Да не Марко ййде; 
Маркове сидельце, 

Да не Марко — серце; 
Маркова дудочка, 

Да не Марко грае; 
Маркова писенька, 

Не Марко спивае: 



Люііовиыя. 101 



Ой десь того Марка 
На свити немае ! 



(Кіев.) 



Чы се тая да дивчыионька жыве, 

Що хорошы да шырыночкы шые? 

Шые да шые, да все шовком вышывае: 

Тепер ій да дома немае: 

В чыстому петли да и пшеныченьку поле, 

Поле, да поле, да все кукыль выбирае. 

Як загледыть да козаченька на мори: 

„Блыжше, да блыжше да ты, козаченьку, к мыни, 

Возьмы мене у човен из собою.,, 

Тылько дивчына да у човен уступыла, 

Де-ся взялася да из моря сыня хвыля: 

Берне, да верне всяку рыбу изо-дна, 

Вывернула да дивчыноньку з човна: 

„Ратуй, ратуй, да ты козаченьку, мене; 

Буде тоби превелыка плата од мене !„ 

Ой, не хочу, дивко, я од тебе платы браты; 

Мыслью я й хочу до себе тебе взяты. 

„Лучше-ж буду в сыньом мори писок исты, 

Ниж из нелюбом да вечеряты систы; 

Лучше-ж буду в сыньом мори потопаты, 

Ниж из нелюбом да свій вик коротаты !„ 



(Глухов.) 



Ой у Харькови та у шыночку. 

Ой у Харькови зранку, 
Заховалы та козаченька 

За дивчыну коханку. 



102 ЖитеЙскія. 

Ой казав есы, молодый козаче* 

Не буду Гали любыты; 
Як пидійшов та пид викоиечко: 

Та подай, Галю, пыты! 
Та подай, Галю, та подай мини. 

И кухлычок и видерце! 
Сама выйды да сядь биля мене, 

Та утиш мое серце! — 
Ой рада-б я, молодый козаче, 

Та до тобе выходыты: 
Сыдыть маты край виконечка, 

Буде Галю быты. 
Ой не знаеш ты, молода дивчыно, 

Як матуси отказаты; 
Ой одсунь викно да кватырочку, 

Та выгонь голубив з хаты: 
Ой гйля, гиля, сызи голуб онькы. 

На высоке литаньня; 
Та уже важко, мое серденько. 

Та з тобою горюваньня ! 

(Изюм. 

1 Ой на гори, жыто и в долыни жыто: 
Пид билою березою козаченька вбыто. 
Ой убыто, вбыто, затягнено в жыто, 
\ Червоною кытайкою лыченько накрыто. 

5 Ой прыйшла одная да й то не такая: 
Ой пидняла кытаечку да й поциловала. 
Ой прыйшла другая з чорнымы очыма, 
Ой пидняла кытаечку да й заголосыла. 



Любовны я. 103 

Оп прышла третяя из новой хаты: 

„Було-ж тоби, вражій сыну, нас трох не кохаты !„ 

(Глухов.) 

1 Пойду, пойду, и тебе покыну: 

Будеш мыла прыпадаты та до мого слиду. 
Ой не буду, мылый, далеби не буду: 
Горювала я з тобою и без тебе буду. 
Ой на гори просо, пид горою жыто; 
Прыйшла звистка до мылои, що мылого вбыто. 

5 Зеленою олывою оченькы залыто. 
Прыйшла його мыла, кытайку одкрыла, 
Кытайку одкрыла та й заголосыла: 
Чы ты мылый впывся, чы з коныка вбывся, 
Чы з иншымы звелычався, мене одцурався ? 
Прылетила пташка, биля його впала: 
Таки очи, таки бровы, як у мого пана ! 
Прылетила пташка — мальовани крыльця: 
Таки очи, таки бровы, як у мого Грыця ! 

(Лебедин.) 

1 Сама-ж я не знаю, де мій мылый дився: 
А чы його звири зьилы, а чы вин утопывся? 
Як бы звири зьйлы, то й лугы-б шумилы; 
А як-бы утопывся, то-б Дунай розлывся. 
Ой на гори ячминц пид горою жыто,— 
Пид билою березою мыленького вбыто . . . 

(Переяслав.) 

5 Прылетила пава, коло його впала, 

Крылечкамы стрепенула, та й поциловала: 



104 Житейскія. 

Чы ты, мылый, впывся, чы з коныка вбывся, 
Чы з иншою новинчався, мене одцурався? 
Ой я мыла не впывся, и з коныка не вбывся, 
И з иншою не винчався, — тебе одцурався ! 

(Кролевец.) 

5 Прылетила пава, в головочках пала, 
В головочках пала, да й защебетала; 
Прыихала мыла, в головочках сила, 
Да й подняла кытаечку, да й заголосыла: 
Чы ты, мылый, впывся, чы з коныка вбывся, 
Чы на другу залыцався — мене одцурався? 

(Чернигов.) 

Через сад зелененькій дорожка лежала, 
Там Маруся в недузи лежала, 
Чорным шовком головку звязала, 
Заморського зильля забажала: 
„Ой хто мини царь-зильля достане, 
Той зо мною на рушнычку стане.,, 
Обизвався козак молоденькый: 
— Ой е в мене тры коныкы в стани: 
Одын конык — як ворон чорненькый, 
Другой конык — як лебедь биленькый, 
Третій конык— як голуб сывенькый. 
Чорным конем до моря дойду, 
Билым конем море перейду, 
Сывым конем царь-зильля достану, 
3 Марусею на рушнычку стану. — 
Ой став козак царь-зильля копаты, 
Стала над ным зозуля коваты: 



Люповныя. 105 



„Гдди тоби копаты царь-зильля 
Бо сьогоднн в Маруси весильля.^ 
Ой став козак з-за горы выизжаты. 
Зострив вин Марусыно весильля: 
Звелив-ж вин музыкам затраты, 
А сам пишов з нею танцьоваты. 
Взяв-же іи у ливую ручку, 
А шабельку у правую ручку; 
Мы-ж думалы— хмара зашумила, 
Аж в Маруси головка злетила: 
— Оце тоби, "Мару сю, весильля . . 
Не посылай козака по зильля ! 



(Глухов.) 



1 Пріихалы тры козакы з повку, 
Розвязалы Маруси головку. 
Одын каже: Марусе ! Марусе ! 
Друтый каже: чы любыш ты мене ? 
Третій каже: чы пидеш за мене ? 
Есть у мене тры кони на стоили: 
Одын коню як голуб сывенькый, 
Другый коню як ворон чорненькый, 
Третий конем трьох зильлій достану ! 

(Чернигов.) 

Ой з-за горы витер віе, калына не спіе; 

Козак дивку вирно любыть, — заняты не сміе. 

Тым я іи не займаю, що свататы маю; 

Тым до ней не горнуся, що славы боюся. 

Не бійсь славы, не бійсь славы, не бійсь поговору: 

Я за славу сама стану, ще й выговорюся. 

14 



106 Житейскія. 

Ой з-за горы из-за кручы орлы вылитають: 
Не зазнаю я роскоши, — вже й лита мынають. 
Запрягайте кони в шоры, кони вороныи; 
Доганяйте лита мои, лита молодыи ! 
Чы догналы, не догналы в-калыновим-мости: 
Вернптеся, лита мои, хоч до мене в гости 1 
Не вернемось, не вернемся, не знаем до кого; 
Не вмилы нас шануваты як здоровъя свого. 

(Конотоп.) 

Коло гаю конем граю, гаю не рубаю; 

Не гнивайся, дивчынонько, що я не займаю. 

Тым я тебе не займаю, що свататы маю; 

Тым до тебе не горнуся, що славы боюся. 

Стала слава, стала слава, сталы й поговоры — 

Ой на тую дивчыноньку, що чорныи бровы. 

Ой не пиде дрибен дощык без грому, без хмары: 

Ой не пиде дивка замуж без людського поговору й славы. 

(Глухов.) 

Отрывокъ. 
.... Я з Кыева повернуся. 

Та й возьму шлюб з тобою. 
„Ты пойдеш до Кыева, 

А я сама застанусь . . . 
До кого-ж я молодая 

До кого я прыхылюсь ?,, 
— Прыхыляйся, дивчынонько. 

А до Господа Бога — 
ОтоЙ*буде отець, матка, 

Вся родынонька твоя ! 

(Радомысль.) 



Любовныя. 107 

Ой ты, дубе кучерявый, гольля твое рясне; 

Ты, козаче молоденькый, слова твои красни. 

Слова твои прекрасніи, превражая думка! 

Покиль тебе я не знала, жыла як голубка . . . 

Жыла, гула як голубка, сила, полынула, 

Сила соби на роздоли: горе-ж мени, горе! 

Знайшла-ж-бо я кубелечко, де утка несеться: 

Ой ч) г ю я через людей — вражій сын сміеться. 

Не смійсь, не смійсь, вражій сыну, горе тоби буде — 

Хоритымеш, болитымеш, смерти бажатымеш, 

А в моем матусенькы воды прохатымеш. 

Не дам, не дам водыченькы, не дасть моя маты-- 

Будеш-же ты, вражій сыну, и так пропадаты. 

Не дам, не дам водыченькы, не дасть моя титка — 

Тат изсохнеш, изовьянеш як рутвяна квитка ! 

(Радомысль.) 

Ой за горою, за креминиою, 
Там сыдыть голуб из голубкою; 
Сыднлы в пари, циловалыся, 
Сызымы крыльцямы обнималыся. 
Полетив голуб да й сив у жыти; 
Чы не буде мылая по мени тужыты ! 
Прылетнв орел с чорнои хмары, 
Забыв голубця, розлучыв с пары: 
Забыв голубця на кременыни, 
Розлыв кров його по всій долыни. 
Сыдыть голубка и нарикае 
Лыхого орла, и проклынае, 
Що через нього пары не мае: 
„Ой ду-ду. ДѴ-ду, як же я буду!,. 



109 Житейскія. 

Прылетив орел да й сив у пари . . , 

„Нема й не буде, як мій коханый/,. 

Полетив орел до чужых сторин, 

Нагнав голубцив повнесенькый двир. 

— Выбирай, голубко, котрый мылый тобиі — 

Хоть ты нажены симсот и чотыри, 

Нема й не буде, як мій мылый ! 

(Радомысль.; 

Уродыла мене маты в зеленій дн брови. 
Да не дала мени маты ни счастя, ни доли, — 
Тилько дала стан тоненькый та чорніи бровы. 
Було-б тоби, моя маты, сых брив не даваты, 
Було-б тоби, моя маты, счастя-долю даты. 
Розвывайся, сухый дубе, на чотыри лысты; 
Любыв козак тры дивчыны да не мав корысты. 
Одна пишла в осинь замиж, а друга в мъясныци, 
А третяя чорнявая пышеться в черныци. 
Пишла-б-же я в черныченькы, дак, Боже мій мылый I 
Зостаеться на Вкраини козак чорнобрывый. 

(Конотоп.) 

Сьогодня я тута, а завтра не буду, — 
А я сей Сергіевкы повик не забуду ! 
Що у сій Сергіевци трава зелененька, 
Остаеться дивчыноиька моя молоденька. 
Розиустыв вивчар вивци та по крутій гирцн : 
Мени-ж буде тяжко-важко, як ты пидеш видсиль. 
Ой розпустыв вивци та не позбираю — 
Мени-ж буде тяжко-важко, як тебе згадаю. 
— ОЙ як лебедям плыстьт ііротыв воды важко. 



Любовный. 109 

То так мени, козаченьку, жыть без тебе тяжко. 
Ой як ты пойдет, я не буду жыва, 
Ой тилькы буде выдко — де моя могыла. 
То ты поспытаеш: чыя то могыла? 
Ото-ж тіи дивчынонькы, що тебе любыла. 
— Чого-ж та могыла та уже запала ? — 
Ото-ж тіи дивчынонькы, що вирно кохала ! . . 
Тогди-ж мене, козаченьку, уже не побачыш; 
Може зійдеш на могылу, та гирко заплачет. 

(Гадяч.) 

Через кругу гору — та в луг по калыну; 

Любыв козак дивчыну як маты дытыну. 

Любыв козак, любыв козак, а дивчына його: 

Не хоче маты оддаты дивчыны за його. - 

— Серденько галочко! я в тоби кохався . . . 

Як ты-ж мене израдыла — я й не сподивався ! — 

Ой у поли конопелькы — верхы зелененьки; 

Мылый мылу покыдае, ворогы раденьки. 

Ййде мылый дорижкою, аж пидкивкы крешуть; 

За ным идуть вороженькы, як собакы брешуть. * 

Брешить, брешить, вражи люды — мы не подамося, 

Ще й на ваше безголовья та й поберемося. 

Колы-б мени не тыны та не переулкы, 

Ходыв бы я до дивчыны так як до голубкы. 

Колы-б мыни не тыны та не перетынкы, 

Ходыв бы я до дивчыны та що вечерынкы. 

Колы-б мени не тыны та не перелазы, 

Ходыв бы я до дивчыны по чотыри разы. 

Через тын утикав, та й не почеркнувся; 

Як поцупыв дядько ципом, так я й осмихнувся! 

(Гадчч.) 



10 ЖіІТЕЙСКТЯ. 

Наступила чорна хмара, наступила сыня ... 
Чом ты мене, моя мамо, рано не збудыла ? 
— Тым я тебе, моя доню, рано не збудыла: 
Йихав козак по-уз наш двир,— щоб ты не тужыла . . . 
„Ты думает, моя мамо, ще вже й не журюся, 
А як выйду за ворота, од витру валюся. 
Ты думает, моя мамо, що я не заплачу, 
А як выйду за ворота, стеженькы не бачу. 
Куды ййхав, моя мамо, дывлюсь на те мисце, 
А як прыйду та додому, — не визьмуся исты . . . 
11 Шовком тыла, шов'ком тыла, золотом рубыла, — 
Не для кого — для мылого, що вирно любыла . . . 

(Сообщилъ II. Б. Гоголь.) 

11 Купы мыни, моя маты, мальовани пъялця: 
Я вышыю, вызолочу козаку рукавця. 
Шовком тыла, вышывала, золотом рубыла, — 
А все-ж тому козаченьку, що вирно любыла. 

(ІІирятин.) 

Ой чы будет молода дивчыно по мыни журыться, 
Ой як пиду та у Крым по силь, та буду барыться? 
— Ой не буду, молодый козаче, далыби не буду: 
Не выйдет за нови ворота, як тебе забуду. — 
Ой не выихав молодый козак за густіи.лозы, 
Ой узялы молоду дивчыну дрибнеиькіи сльозы ; 
Ой не выихав молодый козак за биліи хаты, 
Треба-ж було молоду дивчыну на витер пидняты; 
Ой не выихав молодый козак за высоку могылу. . . . 
Вертайсь, вертайсь, молодый козаче: робы домовыну!.. 

(Сообщилъ Н. В. Гоголь.) 



Л юг» о г, и ы я. . 111 

1 Ой израдо, чоріш очи маеш: 
Десь у тебе зрада — уся щыра правда . . . 
Козав есы, що свататы будеш, 
А тепер як бачу, що не твоя буду, 
Хоч ты знайдеш з русою косою, 
Та не знайдеш з такою красою; 
Хоч ты знайдеш на лычко биленьку, 
Та не знайдеш но серцю вирненьку ; 
Хоч ты знайдеш в червоним намысти, 
Та не знайдеш такой до мысли; 
Хоч ты знайдеш с киньмы, та з воламьц 
Та не знайдеш з чорнымы бровамы . . . , 
Покынь, мылый, коня вороного, 
Щоб я не забула тебе молодого; 
15 Покынь, мылый, золоти удыла, 

Щоб я твого коня до воды водыла.^ > 

— На що-ж, мыла, золото теряты? 
Бирно любыш, — то й так не забудеш ! 

(Сообщилъ Н. В. Гоголь.) 

1 Ой израда, мій мыленькый, зрада! 
Да чому в тебе не щырая правда, 

Не щырая правда ! 
Ну стыв есы славоньку такую, 
Що сватаеш мене молодую, 

Мене молодую ! 
А тепера думаеш — - гадаеш . . . 
Мабуть мене покынуты маеш, 

Покынуты маеш! 



112 Житейски. 

А хоч знайдеш волы та коровы. 
Да не знайдеш таки чорни бровы, 

Таки чорни бровы ! 
А хоч знайдеш рушнык на килочку. 
Да не знайдеш бровы на шнурочку, 

Бровы на шнурочку ! 
А хоч знайдеш на лычко билишу. 
Да не знайдеш на серце вирнишу, 

На серце вирнишу ! 
А хоч знайдеш... да все не такую. 
Як покыдаеш мене молодую, 

Мене молодую ! 

(Глухов.) 

і Ой израда, кари очи, зрада ! 

Есть у тебе мылый велыка неправда, 

Велыка неправда: 
Казав же ты, що свататы буду, 
А тепер я бачу, що твоя не буду, 

Що твоя не буду. 
15 Покынь, мылый, из коня сиделце, 
Щоб я не забула, що ты мое серце. 

Що ты мое серце. 
Зробы, мылый, золоти удыла. 
Щоб я твого коня до воды водыла, 

До воды водыла... 
— На-що-ж, мыла, золото теряты; 
Будеш мого коня и так напуваты. 

И так напуваты. 

(Глухов 



ЛЮБОВЯЫІ. 113 

Чолу в ставу вода руда, лзбуть хвыдж збыла ? 
Чол дпвчына не весела, лабуть латы была? 
Меее-ж латы вив не была, саны сдьозы лызтьса: 

й вежа, од нелюба вывтсж. 
Прыпиы-ж. прыпиы-ж. жШ лыденькый, хоть наросож л: 
Нехай лени од латусн наругы не м 

латусп еаруженька. од батенька кругах 
Нела-ж лого лиденьвого. нела-ж лого друга. 
Шулдлть вербы в конци гребли, що ж насадила: 
Нела-ж лого жиденького, що ж полюбила. 
Нела-ж лого мшены» а-ж лого соння: 

Ни з кыл лени розловлжты. сидя у вжконпд. 
Нела-ж жого жиденького, що карін очи: 
Ни з кыл лени розжовлжты. сыда до пнвночи. 

знчу ж евпчку, иеребреду рнчву. 

жоеп жиденькой, хоть на одну шпку. 
I :::-:> -л і;-тНі:-л. рп --;:-: -л іьіоггсніѵіѵ. 
Чогось жоя жыденькаж сьогоднж сжутненька . . . 
Бее чогось скучае. важенько здыха 

эькыж внтерочкож зтыха розжовдже. 
Віе вптер. віе. од ран ночн — 

У яоен дпвчынонькы не сплжть карн очж. 
Тыл же вони не сплжть, що жыіого не вздржть: 
го боны плачуть. що нечасто бачуть. 

I , >ога. не жажі грош 

Не шиу за тебе. 6о ты нехороший. 

Не ходы до лене, не задьщайсж: 

Не шиу за г её е. не споівваісж. 



114 Житейскія. 

Як сюды, так туды, так всюды ривно; 
Як мени, так тоби кохатысь вильно; 
Не ходы ты, куды я хожу — 
Я-ж тоби дориженьку порегорожу. 

(Гадяч.) 

„Ой маты Крымынына I 
Чорни очи в дворянына . . . 
Колы-б-же я таки мала, 
Пишла-б-же я, погуляла.„ 
Ой сила, задумала, 
Кари очи зарумала . . . 
„Очерет, — осока .... 
Чорни бровы в козака ! — 
Козаченьку чорноусый, 
Чому в тебе каптан куцый ?„ 
— Вражи кравци не вгодылы 
И каптан пидкоротылы. — 
„За тобою добре жыты, 
Що ничбго не робыты, 
Горилочку та мед пыты, — 
Кругом худобонька . . . .„ 
Козак сього не злюбыв, 
Тилько усом закрутыв, 
Коныченька осидлав: 
Прощай, дивчыно ! — сказав. 

(Сообщилъ Н. В. Гоголь.) 

За ворота выйшла, косу чесала, 
Та на своих дружок погукувала: 
„Ох вы сестрыци, дружечкы мои! 
Заспивайте писенькы, ой хоч одныи!„ 



Любовныя. 115 

Через сыне море летять лебеди, 
А на сыним мори плывуть корабли, 
А в тых кораблыках сыдять козакы; 
На их шапкы чорніи нахылылыся, 
За нымы дивчата пожурылыся. 
Ой колы-б я знала, де-то буде мій; 
То я-б изробыла тыхый перехид 
Од сынього моря до новых ворит. 

(Изюм.) 

Ой высоко клен дерево мае, 

А ще вышче два соколы литае. 

Ой литають боны у Маруси у двори, 

Заглядають воны у нову свитлоньку^ — 

Що свитлонька невыметеная, 

Ходыть Марусенька нерозчесаная; 

Ходыть Марусенька нерозчесаная: 

Хоче іи маты за Ивана ддаты! 

Вона Ивана з-роду не любыла, 

Бона його за ворота собакамы выпроводыла, 

А по його слиду каменем покотыла: 

Ой як мыни важко сей каминь котыты, 

То так мыни важко за Иваном жыты ! 

Ой высоко клен дерево мае, 

А ще вышче два соколы литае; 

Ой литають воны у Маруси у двори, 

Заглядають воны у нову свитлоньку — 

Вже свитлонька, вже выметеная, 

Ходыть Маруся вже розчесаная: 

Хоче іи маты за Степана ддаты; 

Вона Степана з-роду полюбыла, 



116 Ж II ТКЙСІПЯ. 

Бона Його за ворота сама выпроводыла, 
/V по його ел иду персныком покотыла : 
Ой як мыни легко сей перснык котыты, 
То так мыни легко за Степаном жыты ! 

(Лѣвой стор. Дниііра.) 

Росте рута, та не тута, по-пнд берегамы: 
Нельзя меии погуляты та за ворогамы. 
Ой у руты верхы круты» пиду посхыляю; 
Вороженькы спаты ляжуть, пиду погуляю. 
Ой выйду я на улыщо, гуляю, гуляю, 
Як билая лебедонька по тыхим Дунаю ... 
Ой иду я из улыци, вже нагулявшыся — 
Сыдять мои вороженькы. понадымавшыся. 

(-Г;:дяч:і 

Ой млын меле,, ой млыи меле, не колесом, лыстом : 
Выклыкае козак дивку не голосом, свыстом: 
Выйды, выйды, дивчыноиько, моя — нечужая! 
Выйды, выйды, дивчыноиько, потиха ты моя! 
Ой ходймо, дивчыноиько, слндив затыраты : 
Де стоялы, розмовлялы, пндкивочкы знаты . . . 
Щоб не зналы ни ворогы, ни отець. ни маты. 

(Гадяч.) 

На улыцю не пиду и дома не всыжу ; 

Хыба пиду пндкопаюсь до дивчыны в хыжу. 

Бодай тебе копала ся лыхая годына, 

Що за тебе, мое серце, мене маты была. 

Была мене маты ключей вид кимнаты, 

Та за тее. мій мы.іенькый. що ты не жонатый 



Любовны я. 117 

Была мене маты ключей вид коморы, 

Та за тее, мое серце, що ты чернобровый. 

Была мене моя маты ключей вид свитлыцы, 

10 Та за тее, мое серце. що кари очыци. 

(Лебедин.) 

11 Ой чы была, чы не была, хвалылася быты; 
Перестань же, вражій сыну, до мене ходыты ! 

(Радомысль.) 

Ходыла сорока коло потока, та й кряче; 
Та й кряче, сердеиько, та й кряче ! 
Ходыть Мыкола коло виконця та й плаче : 
Выйды, Наталко, выйды, серденько, та й выйды ! 
..Свичечка горыть, батенько не спыть — не выйду, 
Не выйду, серденько, не выйду ! 
Свичечка згасне, батенько засне, то й выйду- 
То й выйду, серденько, то й выйду! % 

(Лубн.) 

Тым трава зелена, що блызько вода; 
Тым дивка хороша, що ще й молода. 
По травыцп хожу, не нахожуся: 
Кого вирно люблю, не налюблюся; 
Кого ненавыжу, по всяк час выжу. 
Козаче, серденько, не ходы у день. 
Не ходы у день, не смишы людей; 
Ходы у ночи при ясній свичи! 



('і Пѣсня эта поется во многи.ѵь мѣстахъ за веснянку; въ другихъ, иапри- 
иѣръ. въ Черпоморіп, на свадьбѣ. Примѣч. издателя. 



118 Житейскія. 

И свича горыть, матуся не спыть; 
И свича згасне, матуся заснё ! 

(Гадяч.) 

Плыве щука з Кременчука, плыве соби стыха; 
Хто не знае закоханьня, той не знае лыха. 
Плыве щука з Кременчука, луска на ій сяе; 
Хто не знае закоханьня, той счастя не знае. 
Тече ричка невелычка — схочу, перескочу; 
Оддай мене, моя маты, за кого я схочу ! 

(Прилук.) 

Зійшла зирка, зійшла зирка, мисяць опизнывся; 
Выйшла дивка на улыцю, козак опизнывся ('). 
Лыбонь в тебе, козаченьку, старенькая ненька, 
Що у тебе молодого вечеря пизненька. 

(*) Забарывся. 

(Гадяч.) 

Ой на ричци, та на дощечци, 
Там дивчына та полощеться, 
Полощеться, облываеться, 
В черевычкы обуваеться: 
5 „Дывитеся, чоловиченькы ! 
Яки в мене черевыченькы . . . 
Оце-ж мыни пан-отець покуныв, 
Щоб хорошый молодець полюбыв; 
А панчишкы пани-матка дала, 
Щоб хороша я паняночка була., ? 

(Сообщилъ Н. В. Гоголь). 



Люьовныя. 119 

5 „Не дывуйтесь, шевци-ремеснычкы, 
Що у мене нови черевычкы . . . 
Се-ж мыни пан-отець покупыв, 
Щоб мене молодець полюбыв; 
А панчишкы маты купыла, 
Щоб мене челядь любыла.„ 

(Глухов.) 

Ой дивчыно, серденько ! чыя ты ? 
Чы выйдеш на улыцю гуляты ? 
3 „Ой не скажу я: чыя я; 
Як ты выйдеш на улыцю, выйду й я.„ 
Ой дивчыно, рыбчыно ! куда йдеш ? 
Скажы-ж мыни правдоньку: де жывеш? 
„Отто-ж моя хата крый воды, 

8 3 высокого дерева лободы. 

(Сообщилъ Н. В. Гоголь.) 

3 „Не пытайся: чыя я; 

Колы выйдеш гуляты, выйду й я.„ 

9 Поставлени кроковкы, кроковкы 
3 ризаного дерева морковкы. 
Поставлени синечкы, синечкы 

3 ризаного дерева рипочкы. 

Нехай моя хаточка з лободы, 

Та в чужую, серденько, не веды.„ 

(Глухов.) 

Ой дивчыно небого ! 
Любы мене голого: 
Бо я хаты не маю, 
Женытыся думаю. 



ПТЕЙСКІЯ. 

гультаю. гѵлы 
Та а-ж гебе пытаю: 
На що-ж мене сватаеш. 
Колы хаты не маеш ? 
Ходи, еерце. в чужую. 
Покы свою збуд} 
Зроблю тобп хатыну 
;вого цвнтынѵ. 
.'удуй хату з лободы. 
Та в чужую не веды — 
Чужа хата такая. 
Як свекруха лыхая. 



-На що мене сватаеш. 
Колы хаты не маеш ?- 
— Пндем. серце. в чужую, 
Покы свою : 

ю свптлоньку 
3 рожевого квнтоньку. 
А і-роковкы. кроковкы 

нон маковкы . 
А латочкы. латочкы 
3 пахучоп мъяточкы, 
ізеречкы з редечкы. — 
авымо з лободы ! — 
етавьшо з лободы. — 
А г ѵжую не веды! . . 
Чужа хата такая, 
-екруха лыхая: 



(Гм«п.) 



Хоть '. - 

іТІ срмі Ш ) 

[нюечер. дивчъшѳ, куды ІМес 
€кажы мени пракдоиьку: др жмкея^ 
„Ой тал моя хатокька крый воде 
3 высокого дерева — дободы^. 
— А я-ж к тону шріші 
3 высок. "У — 

* 



Оі дивчыно. див чына! чыя ты 

Ой чи выйдет на ѵдыцю гуіаты? 

Ой я на удыдю не ші_ 

Бо нас будуть дк>ды судыты. 

Прыйшов козак до дивчыны зечарком, 

Та й проситься у дивчыны потайкоя: 

— Ой дивчын 

Соби худой сдавонъкы* не чыны ! — 

— Ой не :'3ачень: 
Бо ты идёш ниченьку ночувальѵ — 

— Ой не буду, дивчыно, не 
Ножартую тришечкы та й тт и , т ~~ — 
Жартувада дивчына до зори. 
Поеы стадо выдно в хати ж двори. 

— Иды. иды, козаченъ ' . і ижу, 
Та не кажы, що роб ьиось, никому. 
Найхады купчыкы до 
Куповаты пивнычка у 
А я того пивнь, 
Бо то в мене гшвнь, 



1С 



122 Жнтейскія. 

На улыци пивнычок громаде, 
Свою курипочку додому проваде: 
Иды, иды, курипочко, до дому, 
Та не давай пирьячка никому! — 
Хыба-ж-бы я, пивнычку, без ума була, 
Щоб я твое пирьячко продала! 

(Гадяч.) 

По дорози ворон, по дорози чорный: 
„Подывыся, галочко, якый я моторный \„ 
— По дорози галка, по дорози чорна ; 
Подывыся, вороне, яка я моторна !. — 

Пани моя, пани моя, пани влюбленая, 
Неревнывая моя, неосудлывая! 
Моя душечко, моя крышечко, 
Мое серденько, моя птычечко \ 
Моя, моя, моя, моя, моя ласковая, 
Моя, моя, моя, моя, моя вижлывая ! 
Моя панночко, моя дивочко, 
Моя непорочная билозирочко ! 
Моя голубочко, моя горлычко, 
Моя райськая моя пташечко ! 
Моя луна богатая, пресвитлее соньце ! 
Просвиты, проглянь на мене в небесне виконыіе ! 
Моя красовыта, моя сановыта, 
Моя слава вельможная и честь именыта ! 

* 

Глянь на мене, серденько: чи я так моторный, 
Як той казав ворин та галочци чорній ?.. 



ПѢСНИ ЖИТЕИСКІЯ 

ШДЕШІЯ. 



Суботші. 



На сватаныш, змовынах и заручынах. 

Котори заможненьки трохы, роблять заручыны, писля змовын на 
завтра, а инши и вмисти роблять, заручыны и змовыны. Молодый несе 
чоботы да шисть кнышив, а вона йому дасть чоботы и хлпб, уже як 
од винця прыидуть. Да то на заручынах прышывають и квитку червону 
до шапкы молодому. А ще поперид, його за столом посадять, а вона за 
дверыма з дивчатамы стоить; да тогди иде до його, а чарка стоить на 
тарильци повна и .перстень в чарци. То вона через стил и подасть 
йому; вин выпье и перстень надине. (Радомысль). Примѣч. пѣвицы. 

Вчора, з вечора, та порошенька пала, 
А о-пивночи, куиочка походыла, 
А к билому свиту старосты на слид нагодылыся. 

Выляй, не выляй, чорная куночка, 

А уже-ж од того не ввыляты ! 
Выляй. не выляй. молодая дивочка. 



124 Житейскія. 

Выляй, не выляй, по рушнычку давай, 
Старостам по рушнычку, молодому хусточку! 
А вже-ж тоби од того да не ввыляты. 
Щоб старостам рушнычкы не подаваты : 
Ой перви прыйшлы, вона тым одказала* 
А другых почастувала, 
А трети прыйшлы, тым рушнычкы дала, 

(Остро ГОЛ.ѴК.; 

* Яг 

Сватало Марусю да трое сватпв: 
Первын сваты — пид еішьмы киньмы. 
А другы сваты в синечкы ввійшлы, 
А третіи сваты в свитлоньку ввійшльь 
Пид. синьмы киньмы — ху сточку дала, 
А що в синычках — перснечок дала; 
А що в свитлонци — сама молода ! 

(Остер/ 

* 

Красна, ясна калына у лузи; 

А красній, яснііі Маруся у маткьк 

Ирыслалося к йон да трое сватив: 

Первый сваты да по заворптью^ 

А другыи сваты з киньмы пид синьмы, 

А трети сваты — там кубочка стане... 

(Чернигов^). 

Змовленая Марусенька 
Положыла билу руку на заруку: 
, ? Била-ж моя рученька, що у батенька [ 
4 Чы буде би.іенька у свекорка? 



Свадебный. 126 

Ой як будет, Марусенько, смырненька, 
Буде твоя рученька що-день билеиька, 
А як будет вельмы упряма, 
Буде твоя головка що-дець пъяна ! . . 

(Чернигов.) 

„Як ииду до свекорка, не буде така !„ 
— Як будет покорниша, 
Буде твоя ручка ще били та ; 
А як будет вельмы непокорна, 
Буде твоя ручка що-день чорна. 

(Остер.) 



— Чого ты, Марусенько, у сад не ходыпі, 
Ой чому ты руты — мъяты не полет? — 
„Тепер мыни, дивочкы, не до руты, 

Що звьязалы из Юрасем били рукы ! 
Била моя рученька, да у батенька, 
Чы буде билиша у свекорка ?„ 

— Чы буде смырниша Маруся у свекорка ? 

(Чернигов.) 

Ой пиду я по-тыхень,ку. 
По два дворы та мынаючы, 
До третього прыхожаючы ; 
Ой стану я, та послухаю, 

Та що люды говорять. 

Аж люды говорять: 

Мого свекорка судять, 

А батенька хвалять . . 



12в Ж И Т Е Й С К I я 



Ой дывніи та вы мыни люды ! 
Чому мыни давно не сказалы, 
Та як рушнычкив не бралы, 
Та як мене не змовлялы, 
Та як ручок не прыбывалы? 
А тепер мене та измовылы, 
И рушнычкы побралы, — 
Та й ручкы прыбылы, 

(Острогожск.) 



■й- * 



Та колы-б я знала, колы-б видала, 

Що засватана буду; 
То мыла-б я стины, щоб булы били, 

Билою рокытою, 
Та терла-б я лавкы, щоб булы гладки, 

Та зеленою рокытою: 
Все для свекорка, та для старенького. 

Та для прыйздоньку його. 
Та колы-б я знала, колы-б видала, 

Що засватана буду; 
То мыла-б я стины, щоб булы били, 

Билою рокытою, 
Та терла-б я лавкы, щоб булы гладки, 

Та зеленою рокытою: 
Все для свекрухы, та для старенькой, 
Та для прыйздоньку іи. 

(Острогожск.) 



* * 
* 



Чом ты, Марусю, не одказала 
Ище вчора из вечера ? — 



Свадебный. 127 

„Ой я думала, мои подруженькы. 

Та що батенько одкаже: 
Л мій батенько, та як голубонько. 

Все мною молодою 

Та рушныкы крае, 

Старостам дае, — 

Вин мене заручае.„ 

(Острогожск.) 

Ой на мори та на камени 
Пыло воду та два соколы; 
Напывшыся, говорылы: 
Летим, братця, на заручыны ! 
Там Маруся заручаеться, 
Од батенька одлучаеться. 
До свекорка прылучаеться. 



(Овруч.) 






Заручена Марусенька ! 

Пидпирай ты сины новый, 

Да подай Юрасю водыци: 

Що твоя водыця солодка, 

Солодій за меду, за вына, — 
Колы-б моя Маруся здорова була ! 

Здорова, здорова, як вода, 
А богата, богата, як земля! 

(Шклов.) 



* * 

« 



128 Ж и те иск ія. 

Як дружкы ходють з молодою но селу запропіувать на 

вес иль ля. 

Щаслывая годына настала, 
Маруся по родыну послала: 

Идуть сестрычкы и браты 

Марусю за-миж отдаты. 

(Лубн.) 



Ой Гордій, Гордій, Гордію, 
Не дзвоны рано в недилю ! 
Задзвоны рано в суботу, 
Потеряй дивочкам роботу: 
Нехай дивочкы не пряду ть, 
Нехай Маруси вильце вьють — 
3 хрещатого барвинку, 
3 запашного васыльку, 
3 червонои калыны — 
Для молодой княгыни. 



* 



Ой на мори, та на камени, 
Сыне море порозшералось ... 

Там Маруся да потопала 
И ратунку бажала: 
Ратуй мене, мій батеньку, ратуй, 

Не дай мыни да й загынуты, 

Краси в мори да й утонуты ! 
Мій батенько та до бережечка, 
Нема човна а ни веселечка. 



(Лубн.) 



Гвлдебныя. 129 

Потам тан: до матери спивають и до молодого: 

А молодый Юрко та до бережечка. 
Знайшов човна и веселечко — 
Вырятував Марусю — сердечко. 

(Овруч.) 

* 

Сыроти так сгшваіоть: 

1 Плывы, плывы, селезеню, тыхо по води; 

Прыбудь, прыбудь, иій батеньку, тепер ик мини* 
— Ох рад-бы я, дытя мое, прыбуты к тоби: 

4 Да насыпано сырой земли на рукы мои ! 
Склепылыся кари очи й устонька мои,— 
Не дам тоби порадонькы, бидній сыроти . . . 

7 Ой кланяйся, дытя мое, усій родыни: 

Чы не дасть тоби порадонькы, бидній сыротыни I . „ 

{Конотоп.) 

1 Плывы, плывы, селезеню, тыхо по води; 

Прыбудь, прыбудь, моя маты, тепер ик мыни ! 

4 — Насыпано сырой земли на груды мои: 
Не дам тоби порадонькы, бидній сыроти ! 
Склепылыся чорни очы на вси ночы; 
Запеклыся уста кровъю, не промовлю ! . . 

{Чернигов») 

1 Десь плавала сира утка тыхо по води. 

Прыбудь, прыбудь, мій батеньку, тепер ик меню 
Ой дай мени порадоньку, бидній сыроти ! 



Иоклоныся, дытя мое, чужій чужыни , — 
Нехай дадуть порадонькы бидній сыроти. 



17 



130 ЖіІТЕЙСКІЯ. 

„Да не раз, не два, мій батеньку, поклонюся, 
И дрибныиы слизонькамы обильюся ! . .„ 

(Золотонош.) 

9 Кланялась, мій батеньку, не раз и не тры, — 
Нихто не дасть порадонькы, такой, як ты ! 
Що чужая родынонька не посмила ; 
А ридная • родынонька не схотила ! 



(Хорол.) 






Суботонька на недиленьку пійшла, 
Маруся у шевліенку зайшла. 
Хто мене в шевліеньци знайде, 
То тому-ж я, молода, та й достануся. 
Пишов батенько — не найшов, 
Вырвав квиточку, та й пишов. 
Суботонька на недиленьку пійшла, 
Маруся у шевліенку зайшла. 
Ой хто-ж мене в шевліеньци найде, 
То тому-ж я, молода, та й достануся. 
Пишла-ж іи матинка — не найшла, 
Та вырвала квиточку, та й пишла. 
Суботонька на недиленьку пійшла, 
Маруся у шевліенку зайшла. 
Ой хто-ж мене в шевліеньци знайде, 
То тому-ж я, молода, та й достануся. 

Ирыйшов к ій Юрасько, та й найшов, 
18 Взяв за рученьку, та й пійшов. 

(Острогожск.) 
* 



Свадебный. 131 

і Из суботонькы в недилю. 

Пи шла Маруся в шевлію ; 
Хто-ж мене в шевліи знайде* 
То того-ж бо я буду ! 

19 Я-ж тебе, молодую, в шевліи знайшов, 
И мо я-ж б о ты будеш ! 

(Овруч.) 
* * 

Да ты душечко наша, Мару се ! 
Выйды, матинко, протыв нас; 
Поглянь, матинко, по всих нас: 
Краща Маруся вид всих нас ! 

(Гадяч.) 

Да ты душечко наша, Марусѳ! 
Не пизнала маты 
Та свого дытяты, — 
Помиж мыленькымы 
Та за дрибненькымы, 
Карымы оченькамы 
Та за слизонькамьи 
Помиж дружечкамы 
Та за слизочкамы ! 



(Гадяч.) 






Обмитайте дворы, 
Застылайте столы, 
Сповняйте кубочкы 



132 ЖитеГіскіяг. 

От ид уть дружечкы: 
Сповняйте повненьки 
От уже блызеньки ! 



(Гаде*:) 






Риж, маты, кытайкы, 
Застылай столы и лавкы, 

Бо йдуть дружны — панянкьі'. 

Ой матинко, утко. 

Увывайся хутко, 
Бо вже мы ся у вывалы 
И. все село звойовалы. 



(Васильков.) 



* # 



Як вильце выоть . 

Вильце — велыка галузка (витка), як литом — з яблуни, груши, або> 
з очеремхы, а зимою з сосны; и до кажнои галузкы (пагона) прывьязують 
барвинок, калыну и разни квиткы зимовыи, яки хто мае, ныткамы й цвитны- 
мьг шовками ирывьязують. Покладуть цилого хлиба бухьшку резового се- 
ред стола и тую витку закладають в хлиб; а в-гори забытый цвяшок и 
прывьязаный верлок гильця, щоб не впав часом, як навишають багацько, 
бо вин так убраный, що не значно й лыстья, сами цвиты. И трохы не 
циле весильля зкончыться з ным; так и стоить, рясне да хороше. (Овруч). 
Примѣч. Пѣвицы. 

Благословы, Боже, се гильце звыть 
И молодого звеселыть ! 



(Хорол.) 






С в л дгсыш я. 133 

Знаты Марусю, знаты, 
Що не ридная маты; 
Выйшла з сорома з хаты, 
Щоб горилкы не даты. 



(Овруч.) 



* 



Як клыкалы нас вилець выты, 
То казалы мед — выно пыты . . . 
А воны нас пиддурылы, 
Та водою напоилы. 



(Овруч.) 






Як мы вильце вылы, 
То горилкы не пылы : 
Ходим до крьшыци 
Напьемось водыци ! 



(Овруч.) 






Не йдить, молодыци, 

До нас вилець выты: 

Зовьемо мы самы, 

3 скрыпкамы, з цымбаламы. 

3 молодымы боярамьь 

(Овруч.) 






Коло свитлонькы, коло новой, та рано ! 
Коло свитлонькы, коло новой, та ранесенько ! 
Там соловейко облитае, у свитлоньку заглядае, та рано, рано! 
У свитлоньку заглядае, та ранесенько ! 



134 іКитеЙскія. 

Там галочкы гниздечко вьють, та рано, рано ! 

Там галочкы гниздечко вьють, та ранесенько! 
Выйте, галочкы, соби й мыни, та рано, рано ! 
Выйте, галочкы, соби й мыни, та ранесенько! 

Соби звыйте з руты, з мьяты, та рано, рано! 

Мыни звыйте з пирьячка, та ранесенько ! 

Коло свитлонькы, коло новой, та рано, рано ! 
Коло свитлонькы, коло новой, та ранесенько ! 

Там Маруся объижжае, та рано, рано ! 

Там Маруся объижжае, та ранесенько ! 

В оконечка заглядае, та рано, рано ! 

В оконечка заглядае, та ранесенько ! 

Там дивочкы вилечко вьють, та рано, рано ! 

Там дивочкы вилечко вьють, та ранесенько ! 
Выйте, дивочкы, соби й мыни, та рано, рано! 
Выйте, дивочкы, соби й мыни та ранесенько ! 

Соби звыйте з руты, з мьяты, та рано, рано ! 

Мыни звыйте з барвиночку, та ранесенько ! 

(Овруч.) 

Колы-б я знала, колы-б я впдала, 

Що елечко буде, 
То-б я послала свого батенька 

Та в луг по калыну. 
Да батенько пійшов, калыны не найшов^ 

Без кал ны прыйшов: 
Да стоить, донечко, калына в долышк 

Сыльная зелена; 
И витер не віе, сонце не гріе. 

Калына не зріе. 



Свл дг:вн ы я. 135 

Тож спивають матери, брату и сестрщ а там еже: 

Колы-б я знала, колы-б я видала, 

Що елечко буде, 
То-б я послала свого мылого Юрася 

Да у луг по калыну. 
Та Юрасык пійшов, калыну наймов 

Сыльную червону: 
И витер віе. и сонце гріе. 

И калына зріе ! 



(^Чернигов.) 






Як мы Маруси вильце вылы, 
То вси лужечкы выходылы, - 
Червону калыну выламалы: 
Такы мы Маруси вильце звылы 

Зеленый барвинок вытопталы. . 



(Лубн.) 



(Хорол.) 






Уже лужечкы, бережечкы вода поняла; 
Молодую Марусю журьба обняла. 
Молоденькый Юрочко музыкы найма, 

Молоденькій Мани тугу розважа. 

Молоденька Маня все плаче, рыда: 
„Не плач, не плач, Марусю, — тепер ты моя!„ 
Чы мы-ж тоби, Марусенько, не казалы, 
Чы мы твого серденятка не втишалы ? 

Не йды, не йды, да до броду по воду; 
Та не слухай голубонькив. де рано гудуть: 



136 Жпткйскія. 

Боны твое дивованьня в поле занесуть ! 
Боны тебе молодую да израдять, — 
Од батенька до свекорка переманять, 
Из дивчыны в молодыцю нарядять ! 

(Золотонош..) 

Ой куды-ж ты, Марусю, походыла, 
Що ты соби Юрасенька полюбыла ? 
Ой ходыла, подруженькы, з гир на подил; 
Тым я його полюбыла, що судывся мій. 
Да кому-ж ты, Марусю, кланяется з-тыхенька, 
Що у тебе да матинка неридненька ? 
Есть у поли да былына зелененька, 
И а в Маруси та матинка неридненька . . . 
Я чужій чужыни клонюся, 

А своей мату си не дожду ся ! 



(Золотонош.) 



* 



А в виру, в вирочку, 
На жовтим писочку. 

Щука рыба гра, 
Золоте пиро втеря. 
Играй, не грай, бобре,- 
Звылы вилечко добре! 






^Чернигов.) 



Да не самы мы елечко вылы: 
Звылы елечко два донціц 
Да й поставылы на стольцн. 

(Чернигов.' 



* * 



Свлдевпыя. 137 

Ой чы есть ясный мисяць на зори, 

Ой чы есть господарь на двори, 
Чы выкупыть елечко на столи? 

Щоб наш коровай ясен був, 

Щоб наш молодый красен був! 

(Чернигов.) 

• * 

* 



Як внякы вьють. 

Прыйде вже молода в-вечери з дружкамы, в плахтах, у корсетах, 
важна убереться так гарно. Пиде старша дружка, выруба вильце з вышни, 
здилають його в бумагу, у цинь, в колоскы з жыта, в калыну, барви- 
нок; а то все на вильце, — так врасять його! Як изроблять вильце 
коло порога, то на хатньому порози благословляться: «Старосты -пани- 
старосты!» — Рады, слухаем! — «Благословить се вильце в весильный- 
дом унесты !» Авоны: «трычи разом благословымо \» прясять на дружку, 
да бьють ципком удверп павхрест трычн. Внесуть вильце, — поставлять 
на столи у хлиб у жытній. Дружны посндають за стил, а мэлода перед 
столом стоить. Молода поклоиыться трычи дружкам, а старша дружка 
ій. Молода нахылыться на стил, одшпылыть старша дружка винкы в ней, 
перериже на двое, и позыоть уже на дви шпылькы, щоб було уже два 
вннкы, и прышпылять упьять молодій, у ленту, у стричку на голови до 
правого боку. (Лубн.) Примѣч. шьвицы. 

Благословы, Боже, 
Пречыстая згоже — 
3 Сіи виночкы звыты, 
Сей дом звеселыты ! 

(Дубв.) 

# 

18 



138 Житейскія. 

3 И отець, и маты — 

Виночкы пошыты, 
Сей дои звеселыты ! 



(Лубн.) 



# * 
* 



1 Пусты мене, мій батеньку, на гору тую: 

Нехай же я на тій гори погуляю, 

И цвиточку на квиточку нащыпаю, 

Хвіялочок на виночок назрываю: 
— На що-ж тоби, дытя мое, сей сыненькій цвит, 
Що вже тоби, дытя мое, завъязаный свит ! . . 

(Гадяч.) 

1 Ой на гори полуцвиткы процвитають, 
Ни одной долынонькы не мыняють ; 
Дочка в батенька пряхалася: 
Ой пиду-ж я, мій батеньку, 
На круту гору погуляю 
И квиточок назрываю . . . 



(Гадяч.) 






Ходыла дивочка по полю, 
Звыла соби виночок з коколю. 

Носы, носы, дытя мое, 

Сей виночок да до вечора ; 

Увечери дружкам оддасы: 
Воны твій виночок розивьють, 
Боны тоби, дытя мое, жалю завдадуть ! 

(Чернигов.) 



# * 



СвАДЕБНЫЯ. 139 

Марусенька сыриточка, а Юрасько пан; 
Було-б тоби да шукаты такой, як сам . . . 
Ой выиздыв всю Краину, увесь билый свит, 
Да не найшов такой, як Маруся цвит ! 

(Чернигов.) 

На гори хвіялочка зелененька, 
Туда ишла Марусенька молоденька, 
А за нею Юрасенько из-тыхенька: 
Вернысь, вернысь, Марусенько, уже-ж ты моя! 
Бона стала — одгадала: ще-ж я не твоя ! 
Ще я в батька паняночка, а ты в свого пан; 
Шукай соби паняночкы, такой, як сам ! 
„Изъйздыв я, Марусенько, уси города, 
Та не найшов такой, як ты молода.,, 

(Лубн.) 

Ой ходыла Марусенька по новим двору, 

Ой сіяла выннн квиты из прыполу, 

А просыла батенька прозьбою: 

Ой зачыняй, мій батеньку, новый двир, 

Ой не пускай, м*й батеньку, боярив у двир; 

Бо вытопчуть вынни квиты копытамы 

И вынесуть за ворота пидковкамы. 

„Ой не жалуй, дытя мое, да вынных квит, 

Ой пожалуй, дытя мое, молодых лит! 

Ище-ж твои вынни квиты изростуться — 

Батьковыи роскошенькы помынуться; 

Помынуться, дытя мое, так як бачеш, 

Не раз, не два, дытя мое, та й заплачет! 

(Овруч.) 



440 Житейскія. 

Да ходыла Марусенька по городу, 
Да садыла сад — выноград из прыполу, 
Да забула воритечок зачыныты, 
Да мусыла свого пан-отченька попросыты: 
Ой зачыны, мій батеньку, воритечка, 

Покы прыйде Юрасько з боярмы, 
Да вытопче сад — выноград чоботамы.„ 
— Ой не жалуй, донько моя, сых вынновых квит, 
Да пожалуй, моя доньку, молоденькых лит: 
Сіи дви квиточкы да зрбстуться, 
Твои всп роскоши да мынуться. — 
„Да мынаються роскошенькы, сама бачу, 
Не раз, не два по роскошах та заплачу !„ 



(Радомысль.) 



* * 

* 



Да ходыла Марусенька по свитлоньци, 

Да носыла мед — выно у скляноньци, 
Частовала отця — неньку и всих у-поряд. 
— Исправ мини, пан-отченьку, ввесь панській наряд: 
Да зеленую суконечку по земельку, 
Щырозлотній поясочок на станочок, 
Червоніи черевычкы на нижечкы. — 
„Да нащо-ж тоби, доньку, зеленой сукни? 
Да як буде да твій мылый да ривнывый, 
То зеленее суконечко излежыться, 
Щырозлотній поясочок иржа перепеть, 
Червони черевычкы изосхнуться, 
Уси твои роскоши мынуться!,, 

(Золотоиош.) 



СВАДЕБНЫЯ. 141 

Ходыла Марусенька по комнати, 
Будыла пан-отченька з кровати: 
Да устань, устань, пан- отченьку, годи тоби спать! 
Да неправ мини, пан - отченьку, дорогый наряд: 
Да шовковее сукенечко аж по земли, 
Щырозлитній поясочок на станочок, 
Червоніи черевычкы на нижечкы !— 
Да на що-ж тоби, дытя мое, дорогый наряд, 
Як буде твій мылый наровлывый ? 
Дорогіи сукенечкы излежаться, 
Щырозлитній поясочок поломнеться, 
Червоніи черевычкы пылом прыпадуть, 
Тилько тоби, дыія мое, жалю завдадуть ! 

(Радомысль.) 

Прыйхав Юрочко до Маруси в гости, 
Та й сив биля ней, та й дывыться на ней: 
Чы такая сукня у ней, як у мене молоденького? 
Щоб не було та поругонькы од батенька та ридненького, 
Од свекорка та старенького, 
Од матинкы та ридненькои, 
Од свекрухы та старенькой. 

(Гадяч.) 

« 

Ой у саду, у садочку, да на зеленій рути, 
Плакала там да Марусенька, да виночкы вьючы. 
Да зачув Юрась да по кони йдучы: 
„Да чого ты, Марусенько, слизненько плачеш?„ 
— Ой як-же мыни да й не плакаты, 
Що у тебе молодой да родыны много, 



142 Житейскія. 

А у мене молодой да дары немного. — 
Ой я татка упрошу, да родыны уменшу, 

А мамочкы упрошу, да дары прыболшу, 
Такы тебе, да Марусенько, за себе возьму ! 

(Чернигов.^ 

Гей из синечок, гей двое дверечок, 
Гей в вышньовый садочок; 

А у садочку два васыльочкы — 
Которого ущыпне, пахне. 

А у Мару си аж два виночкы — 
Который возьме, плаче. 

„Ой не дай мене, ты-ж мій батеньку, 
Хоть сей рочок од себе: 

Та нехай похожу, нехай повьялю 
Сых два виночкы у тебе .„ 

Ой есть у мене, доненько моя, 
Ще меншая од тебе; 
То та походыть, то та повьялыть 
Сых два виночкы у мене. 



(Васильков.) 



« 



Ой из синечок двое дверечок; 
Там Маруся овесець брала, 
Голубонькив годовала: 
„Да гудить, голубы, куйте зозули, 

Щебечить соловейкы ! 
Да задайте тугу темному лугу 
И моему пан - отченьку. 
Що вин мене дае^ свит мени завьязуѳ 



Свадебный. 143 

Червоною да кытайкою, чорною да нагайкою \„ 
Я-ж тебе, доненько, даю, — 
Я-ж тоби даю, що в доми маю, 
Д доленькы не вгадаю .... 
Да просы, доненько, Господа Бога, 
Щоб щаслыва доля I 

(Золотонош.) 
# # 

Ой йхалы бояре горою, 
Да клыкалы Марусю з собою: 
„Ходы, ходы, Марусю, из намы, 
Дамо тоби виночок з перламьц, 
— А я того виночка не зношу: 
Полюбыла Юрасенька, як душу. 

(Радомысль.) 

Через сины садочок; 
Вылы Маруси виночок, 
Та й покотылы по столи, 
По квитчастому скатертю: 
Та прыймы, батеньку, виночок, 
Из ярой руты сердечко '. 
Не прыйму, доненько, не прыйму, 
3 жалю ручечок не здійму, 
За слизонькамы не бачу; 
Есть у тебе, доненько Марусю, служечка, 
Старшая дружечка: 



(') Значить, вершокъ из ярой руты. Примѣч. пгьвицы. 



144 Жнтейскія. 

Вона встане и гляне* 
Вона и прывытать, 
И на здоровье спытать. 



(Луб«.) 



• » 

« 



На посади молодій, въ суботу. 

Ой чому, чому, в сим новим дому 
Так рано засвичено? 
То-ж молодая Марьечка 
В свого батенька благословеньня просыть : 
— Благословы-ж мене, та мій батеньку, 
На сим посади систы! — 
„Ой сидай ты, моя доненько, 

3 усима святьщы, 
3 дружечкамы молодымы!» - 

(Хород.) 



Ой и де Маруся на посад, 
Зострича іи Господь сам — 
Ой из долею щаелывою. 
Из доброю годыною ! 



(Хор ел.) 






СвЛДЕБНЫЯ. 145 

Ой хто-ж тоби, Марусю, 
€ей хорошенькый посад дав ? 

Ой дав мыни Господь Бог, 
И мій батенько старенькый, 
М моя ненька ридненька! 

« /Острогожск.^ 

(Тій шо без матери^ 

Да хыба в тебе, Марусю, да родыночку нема? 
Никому стоять поконець стола, 
Никому прохать Господа Бога, 
Щоб добрая доля? 
Е в мене батенько, буде стояты, буде прохаты,, 
Щоб добрая доля. 



^Чернигов. ) 



* * 
* 



Чорна галочка на рокыти сыдила: 
Хотила-ж вѳна рокыту поламаты; 
Вона-ж іи не зломыла, 
Тилько вершок схылыла. 

Молодая Жаруся на посад сила: 
Хотила батенька звеселыты; 
Вона-ж його не звеселыла, 
Тилько гирше засмутыла. 

^Звенигороде 
-х- * 

Та израдуеться, извеселыться 
Що посадыла, постановыла 



19 



146 Житкйскія. 

Янголя в выногради. 
Та й обсадыла^ обстановыла 
Округы хмарочкамы. 
Повнызш зирочкамы . 

Та зра іуеться, звеселыться 
Марусына матинка, 
Що посадыла Марусеньку на посади, 
11 Та й обсадыла, обстановыла 
Округы дружечкамы, 
Повными зирочкамы. 

(Гадяч.) 

11 Та й обсадыла молодымы дружечкамы 
Й обстановыла повнымы к) г бочкамы. 

(Гадяч.) 

Да колы-б я знала, да колы-б видала. 

Що засватана буду — 
Да не кувала-б я, да не золотыла 

Золотого перстенечка; 
Да покувала-б я, да позолотыла 

Золотіи крылечка. 
Да полетила-б я, да поленула-б я, 

У чужую сторононьку, 
Да роспытуючы. да розвидуючы 

Чужой сторононькы. 
Да не так стороны, да не так чужой. 

Як чужого батенька: 



Свадебный. 147 

Да чы вин же добрый, да чы добровильный, 

Да чы такый, як мій ридный ! . . 
Що у мого батька да усюды горы, 
Да гуляты до-воли. 
А у свекорка да усюды ривно* 
Да гуляты невилыю. 

Ой у городи крыыыченька одна. 
Да вырынае холодная вода. 
Там дивчынонька били рукы мыла. 
3 батеньком говорыла: 
Ты-ж мін батеньку, 
Ты-ж мій ридненькій, 
Да ты-ж мій повильненькій свиту ! 
Да куды я пиду, я й забарюся, 

Видтиль иду., да й не боюся Г 

А в городи крыныченька одна, 
Вырынае холодная вода. 
Там дивчына били рукы мыла, 
3 свекорком говорыла: 
Ты-ж мій свекорку, 
Ты-ж мій батеньку, 
Ты-ж мій невильный свиту ! 
Да куды я пиду, да й не барюся 
Видтиль иду, та я й тебе боюся ! 

(Конотоп.) 

Да колы-б я знала, да колы-б я віідала, 
Що заручена буду^ 
То-б я не робыла и не ковала 
Золотого перснечка. 



148 Житейские 

То-б поробыла, та я-б поковала 

ЗолотГи крылечка. 
Та я-б полетпла в чужу сторононьку, 
Та я-б розвпдала, розгледила чужоіг сторононькыѵ 
Да не так сторононькы, як чужого пан-отченька: 
Да чы вив: грнзный, да чы вин негризный, 
Да чы вин та такый, як мій ридный? 
Хоч гризный, хоч негризный, 
Да не такый, як мій ридный! 
Що в свекорка всюды ривно, да гуляты невильно, 
А у мого хоч и горы, да гуляты до-воли : 
Да куды пійду, хоч забарюся, да не боюся, — 
У свекорка хоч и не барюся. а боюся. 

(Золотонош.) 

Ой за синьмы, синьмы, 
В зеленому зильли 
Рублена крыныченька. 
Там Маруся рученькы мыла, 
3 батеньком говорыла: 
„Батеньку цвите 7 рожевый квите.. 

Мій прокильненькій свите I 
Я гуляты иду— не пытаюся, 

Забарюся — не боюся; 
Я в воритечка, ты в виконечно: 
Аж идё моя донечка I 

За синьмы, синьмы, 

В зеленому зильли 

Рублена крыныченька. 
Там Маруся рученькы мыла. 
Из Юрасем говорыла; 



Свадебный. ' , 149 



„Юрасю цвите, рожевый квите, 
Мій завъязаный 'свите ! 

Я гулять иду да й пытаю ся, 
Забарюся, до ѣ боюся; 

Я в воритечта, ты в виконечко: 
Нагайка на колочку !« 



^Овруч.^ 






1 Плавле утеня, плавле сирее 

Коло лыпы, коло кореня; 
Ой боиться-ж воно да лютой зимы, 
Да холодной воды. 
Не бійсь, утюнко, да не бійсь сирая ! 

Зимонька да не лютая; 
Ой хоч лютая, хоч нелютая, 

Не буде такая як лито було: 
Що не будуть та садочкы зелениты, 
Тилько будуть снижечкы билиты. 

Плаче Марусенька у свитлыци, 
Прыхылывшы головонку ик скамныци. 
Ой щож вона та плачучы говорыла? 
14 Що не буде такый свекорко, як батенько бувъ! 
Ой не плач, Марусю, да не бійся, 

Свекорко да негризненькый. 
Ой хоч гризненькый, хоч негрозненькый, 
Да не буде як ридненькый ! 

^Остер.^ 
-х- 

1 Ковала зѳзуленька в садочку, 

Прыхылывшы головоньку ик лысточку; 



150 Житейскія. 

Ой іцо-ж вона та куючы говорыла? 

Що не буде така зима, як лито було . . . 

14 Що не буде так у свекра, як у батька було! 
Що не будуть та гуляты посылаты: 
Бижы, бижы, дытя мое, не барыся, — 
На синечному порози заверныся ! 

(Остер.) 
•м- 

Сыроти: 

Пошлю сокола да повыще неба — 

Мыни батенька треба ! 
Чориу галочку на Вкраиночку — 
По свою всю родыночку: 
Ни сокола з саду, ни батенька з раю, 
Ни родыны з Украины ! 
Ще соколоиько не долитае, 
А батенько на догад знае: 
Ох и рад-же-б я, дытя мое, 
До тебе встаты, тоби порядок даты, 
Да сырая земля двери залегла, 
Оконечка заклепыла ! 

(Остер.) 

Сыроти: 
Знаты дивочку по веселінку, 

Що убогая сыриточка — 
Двир іи велык, собор невелык ', 

Не вся іи родыночка . 



(') Хоть велыкый двир, невелыкый збир. 

Хлухов.) 



Свадкыіыя. 151 

Шлю зозу.іечку на Вкраііночку 
По свою роды ночку, 
Шлю соловейка маленького 
Та но свого батенька ридненького. 
Ни соловейка з чужои сторононькы, 
Ни моего батенька з сырой земелькы . . .* 
Ой рад бы я встаты к своему дытяты 

Та пора дочку даты: 
Сырая земля двери залегла. 

Виконця зослоныла; 
Жовтый писочок залиг носочок, 
Нельзя продохнуты ! . . 

(Шклов.) 

•й- 

Що летять галочкы ряд по рядочку ', 

Зозуленька по-передочку. 
Та вси галочкы на гильли силы % 

Зозуля на калыни. 
Уси галочкы защебеталы, 

Зозуленька закувала. 

7 Вишлы дружечкы ряд по рядочку, 
Марусенька по передочку: 
Уси дружечкы за столом силы 5 , 

Марусенька на посади. 
Да вси дружечкы писенькы спивають, 
Марусенька сылно рыдае 4 . 



(*) У два рядочкы ... у тры рядочкы . . . 
( 9 ) На осычкы ... по лугах .... 
( 3 ) За стил ... на лавоньци ... 

( 4 ; Уси дружечкы та й заспивалы, Марусенька заплакала 
Вси дружечкы спивають ннснечкы. Маруся заплакала . . 



152 Житейскія. 

Ой чого ты плачет, чого жалкуеш, 

Марусенько молодая ? 
Ой чы жалко тоби батенька свого, 
Чы подвирьечка його ? 
Не жаль же мыни батенька свого, 
Ни подвирьечка його — 
49 Як жаль мини русой косы 

И дивоцькои красы ! 

(Чернигов.) 

7 Ой чого куеш, чого жалуеш: 

Чы гиркои та калынонькы ? 
Я не того кую, що дуже жалую 
Та гиркои калыны, 
11 А того я кую, що вид вас одстаю, 
Мои чорни галочкы ! 

19 Ой тяжко жаль мыни русой своей косы, 

Красоты дивоцькои ! 
Бо дивкы гуляють — знай кискамы мають, 

22 А мене вже не прыймають! . . 

(Черномор.) 
* 

11 Ой жаль мыни раннього куваньня 

И пизьнього литаньня, 
Що я рано встаю 
И раненько кую . . . 
# 

23 А хоть же прыймуть и прыгорнуть, 

Так правды не скажуть: 
Ой пиды, пиды, ты заручена, 
Ты од нас одлучена ; 



Свадеб иыя. ■ 153 

ОЙ пиды, пиды, ты повинчана, — 
Ты-ж од нас одмичена! 

(Х^рол.) 

7 Да чого-ж ты куеш, да чого жалуеш, 
Сывая зозуленька ? 
Да чы жаль тоби темного лугу, 

Чы червонои калыны ? 
Ой не жаль мыни темного лугу, 
Ни червонои калыны — 
Тилько жаль мыни куваньнечка 
И раннього вставаньнечка: 
Я рано кую, я рано кую, 
На калыни ночую . . . 

(Радомысль.) 

11 А жаль же мени да тіи туполи, 
Що на чыстому поли, 
Да де я литаю, да де я буваю — 

На туполи спочываю; 
А тепер истято и гильля забрато: 
* Нигде систы да й одпочыты . . . 

23 Ой хоть же прыймуть, ой хоть не прыймуть,— 
Да не скажуть, що самы знають ! 

(Чернигов.) 

Виддаеш мене, мій батеньку, 

Та й сам знаеш, 
Що не раз, не два ты за мною 

Та й заплачет ! 

20 



154 Житейскія. 

Як вышенькы, черешеньш 

Та цвистымуть, 
Як дивочкы та виночкы 

Та плестымуть, 
Мымо твоих воритечок 

Та нестымуть, 
Та не будуть та до хаты 

Прывертаты, 
Та не будуть та кватырочкьг 

Видсуваты, 
Та не будуть та Маруси 

Выклыкаты ! 



(Конотоіг.} 



-я * 
* 



Сыроти: 

Зеленая та дибривонько I 

Чого в тебе та борив много. 

Зеленого та ни одного, 

Пароста ни од одного ? 

Молодая та дивчынонько ! 

Чого в тебе та батькив много, 

А ридного та ни одного, 

Порадонькы ни од одного ? 
Усе тіи, що пыты, гуляты, 
Та никому порадонькы даты; 

Усе тіи що напытыся. 

Та никому зажурытыся ! 

(Конотоп.) 



Свадебныя. • 155 



Зеленая дубривонько ! 
Чого в тебе пеньку много, 
Зеленого да ни г'одного, 
Порастонькы ни од одного ? 
Молодая Марусенька ! 
Чому в тебе батькив много, 
Що ридного да ни г'одного, 
Иорадонькы ни од одного ? 
Колы-б мини мій батенько, 
Вся моя порадонька ! 



(Чернигов.^ 



„Ой татоньку, мій голубоньку 
Десь я тоби та докучйла 
По твоему двору ходячы, 

Кискою маючы, 

Твій двор велычаючы !„ 
— Да донечку Марусенько ! 
Ты-ж мини не докучыла; 

Да докучылы-ж мини 
Частый да сваты твои . . . 
Що з вечора не дають спаты, 
А до свита не йдуть з хаты ! 



^Радомысль.^ 



Не стій, сосно, розвывайся ! 
Извый, сосно, симсот квиток и чотыри, 

Усим буяром по квитци, 
Нашому Юрасечку квиточкы не стало: 
Есть у нього квитка, 
Марусенька дивка. 

^Звенигороде 






156 Житейскіяч 

Дивин вечер зряженый, 
Та дивит-вечер ! 
Да рано, рано, да ранесенько ! 
Да на тры стины камъяныи, 
А на четверту золотую; 
Да рано, рано, да ранесенько ! 

А на тій стини макивочка, 
А на макивочци ластивочка; 
Да рано, рано, да ранесенько ! 
Да вывела диткы-однолиткы; 
Да рано, рано, да ранесенько ! 
Що перве дытятко — молодый Юрочко, 
А друге дытятко — молода Маруся. 
Да рано, рано, да ранесенько ! 

СЗолотонош.^ 
* * 

Зеленая явирыночка ! 
Чом ты мала невелычечка? 
Чы ты росту не велыкого ? 
Чы кориньня не глыбокого? 
Чы ты лысту не шырокого ? 

Я й росту высокого, 
Я й кориньня глыбокого, 

Я й лысту шырокого. 

Молодая Марусечко ! 
Чом ты мала невелычечка ? 
Чы ты роду не велыкого ? 
Чы ты батька не багатаго ? 
Чы ты маткы не розумнои ? 
Я и роду велыкого, 



Свадебныя. - 157 

Я и батька багатого, 
Я и маткы розумнои ! 

(Шклов., Овруч.) 

Плыве утинка з утенятамы на море ночуваты, 
А за ею, ею сыв селезень у плавны уплывае: 
Пожды, утинко, пожды, сирая, 
Я скажу тоби висть! 
Був я на мори, 
Чув поговоры 
На тебе, сира утко ! 
Там плету ть ситкы 
На твои диткы, 
На тебе, сира утко ! 
„Нехай плетуть, переплитують — 
Я того не боюся: 
Диточкы пурнуть, 
Снточкы порвуть, 
Я стара перелечу.,, 

Ишла Маруся из дивочкамы на гору погуляты, 
А за ею, ею молодый Юронько у слидкы уступав: 
Пожды, Марусю, пожды, дивочко, 
Я скажу тоби висть ! 
Був я на мисти, 
Чув я тры висти 
На тебе молоденьку; 
24 Там шыють швачкы 

Чепци скидачкы 
На твою головоньку. 
„Нехай же шыють, шовком гаФтують. — 



158 Ж и т е й с к і я . 

Я-ж того не боюся: 
А з недиленькы на понедилок 
Я в тее уберуся ; 
Отцю й матци поклонюся, 
Своій родыни 
И вирній дружыни.„ 



24 Крають кытаечку . , . 

Сшыють кыбалочку 
Та на твою головочку ! 



^Овруч.; 



^Хорол.^ 



Ой як мини тых дружечок позбираты, 
Ой де мини их з-высока посажаты ? 
Позбираю тых дружечок по надвирью, 
Посажаю их з-высока по застилью: 
А сама сяду, молодая, що найвыще всих, 
Схылю-склоню головоньку ныжче всих, 
Та заплачу, молодая, дужче од усих! 

(Хорол.) 



За вечерею. 

Суботонька — недиленька, так як одын день, 
Сумовала Марусенька сей день увесь день. 
Ой як мини сіи сумы пересумовать, 
Ой як мини свекорка батеньком назвать ? 

Назвала-б я батеньком, так жаль буде; 

Назвала-б я свекорком, так быть буде. 
Суботонька — недиленька, так як одын день, 



Свадеб мы я. ' 159 

Сумовала Марусенька сей день увесь день. 
Ой як мини сіи сумы пересумовать, 
Ой як мини свекруху матинкою звать? 

Назвала-б матинкою, так жаль буде; 

Назвала-б свекрухою, так быть буде. 
Суботонька — недиленька, так як одыы день, 
Сумовала Марусенька сей день увесь день. 
Ой як мини сіи сумы пересумовать, 
Ой як мини диверка братиком назвать ? 

Назвала-б я братиком, так жаль буде; 

Назвала-б я диверком, так быть буде. 
Суботонька — недиленька, так як одын день, 
Сумовала Марусенька сей день увесь день. 
Ой як мини сіи сумы пересумовать, 
Ой як мини зовыцю сестрыцею звать ? 

Назвала-б сестрыцею, так жаль буде; 

Назнала-б зовыцею, так быть буде. 
Суботонька — недиленька, так як одын день, 
Сумовала Марусенька сей день увесь день. 

Ой як мини сіи сумы пересумовать, 
Ой як мини Юрасенька дружыною звать ? 

Назвала-б дружыною, так жаль буде; 
Назвала-б Юрасенько, так быть буде! 

ГЛубн.; 



* * 



Не стій, вербыно, розкыдайся; 
Не сыды, Марусю, розмышляйся: 
Чым свого свекорка называть будеш ? 
Назову я свекорка ридным батеньком: 
Я-ж по тому, я-ж по тому 
Лыха не буду. 



160 Житейскія 

Не стій, вербыно, розкыдайся; 
Не сыды, Марусю, розмышляйся: 
Чим свою свекруху называть будеш ? 
Назову свекруху ридною матинкою: 
Я-ж по тому, я-ж по тому 
Лыха не буду! 

(Тож спивають сестри и брату). 

^Шклов.^ 

Ой ходыла дивчынонька по городу 

Та сіяла дрибный мак из прыполу. 
Ой як мини сей дрибен мак позбираты ? 
Ой як мини та свекорка называты ? 
• Позбираю дрибен мачок сызым голубцем, 
Назову я та свекорка ридным пан-отцем; 
Позбираю я дрибен мачок сывою голубкою, 
Назову я та свекруху ридною матинкою! 

^Конотоп.^ 



Короваіініи. 



Стари посылають клыкать на коровай; идуть жинкы на коровай и 
мукы несуть по мысци. Вчынять коровай, и на другый день печуты 
губци вырижуть, да скотыть, да от и шышка, и так шышка до шышкы 
кладеться; на самому дни, коржа жытнього класты, — да насыплють туды 
хмелю, жыта, да на тому уже й печуть; а сажають в пич из вика. Го- 
лубци з тиста зроблять, калыною постромляють очкы, и положить нав- 
хрест, и яйця цили навхрест, тилько покроме од голубцив. А лопатою 
як посадять коровай, у чотыри хатьніи углы стукають. (Радомысль). 

Примѣч. пѣвицы. 



СВАДЕБНЫЙ. ' 161 

Да колы мы Марьечцн коровай липылы, 
До Дунаю воды ходылы; 
Да Дунай з намы говорыв: 
Не берите воды з Дунаю. 
Я вашего короваю не знаю; 
Да берите воду з крыныци, 
Липить коровай з пшеныци. 

(Остер.) 

Ой прыйхалы подоляне з подолу, 
Ой прывезлы мирку^ пшеныци на коровай. 
Хвалыть бо Бога, пшенышный буде наш коровай. 
Юй прыйхалы подоляне з подолу, 
Ой прывезлы мирку солы на коровай. 
Хвалыть бо Бога, солоный буде наш коровай! 
Найхалы подоляне з подолу, 
Ой прывезлы копу еець на коровай. 
Хвалыть бо Бога, з яйцямы буде наш коровай! 
Прыйхалы подоляне з подолу, 
Ой прывезлы свои игронькы с собою; 
Ой загадалы хорошенько играты, 
А старости з сванечкою скакаты; 
Ой найхалы подоляне з подолу, 
Ой прывезлы свои игронькы с собою; 
Ой загадалы хорошенько играты, 

А парубку з дивчыною скакаты. 

„Лучче я буду крутыи горы копаты, 

Як я маю з поганым скакаты !„ 

(Овруч.) 

* * 

21 



162 Жите иск г я. 



До бору, бояре, до бору. 
Да рубайте сосну до-долу? 

Трощите на огни — 
Загничоваты коровай,' 
Щоб наш коровай ясен був, 
Щоб наш увесь рид весел був. 

(Остер.) 



* * 
* 



Сыроти: 



Ой де пишов Марусын батенько ? 
Да нехай увійде, да нехай уступе 

У сю нову свитлоньку! 
Да нехай запалыть, да нехай засвитыть 
Трейчатую свичку ! 
Да й стане по-конець стола, 
Щоб выдно його дытяты 
Коровай бгаты. 



(Чернигове 






Прылетила да тетеречка, 
Прылетила да теперечка, 
Сила-пала на внконечку, 
Пытаеться на здоровьечко: 
.,Чы тут тыи коровайнычкы, 
Що шытыи да рукавочкы ? 
Ой шкода им даты 
Коровай бгаты! 
Да из села да селяночка. 
А из миста мищаночка. 



€ВАДЕБНЫЯ. . 163 

А-з Кыева войтовая — 
То-ж наша майстровая. 

(Чернигов,) 
* *- 

Ой зашумила, заговорыла яра пшеныця у стози: 
„Та не подобонькы мини в стози стоятьц 
Та подобонькы з мене коровай бгаты. 
Хорошіи коровайнычкы, 
Хорошенько коровай бгаютц 
Сырьем прысыпають, 
В маслечко вмочають. 

(Хорол,) 

Выйся, короваю, 
Ще вышче од гаю, 
Як душенька по раю, 
А рыбонька по Дунаю, 



(Брацлав.) 



Пытаясь коровай перепечы: 
Чы е стежка да до печы ? 
Ой е стежечка да маленькая — 
Муравочка зелененькая ; 
Ой заросла да сунычныком, 
Зацвила поленычныком ■. 

(*) Зильля таке. Примѣч, пѣвицы. Суныщн — клубника, полунищи — земляника. 
Приміъч. Издателя. 

(Остер.) 



ш 



Ж и т е й е к і я. 



Пич наша регоче, 

Коровая хоче; 
А прыпичок усмихаеться. 
Коровая еподиваеться. 



Кучерявый пич вымитае, 
А хорошый заглядае, 
Бог йому помагаег 

Пич на сохах, 
И дижа на руках. 
Поцилуйтеся, номылуйтеся, 
Хто кому мыл. 



(Радамшглй~> 



(Радоііысль) 



Зрясять на вици коровай, у пич посадять из вика, дижу бьють об 
стелю, та се и спивають. (Примщч. пѣвицьі): 

Пич стоить на сохах, 
Дижу носять на руках: 

Пёче, наша пёче, 
Спечы нам коровай изречій ! 

(ЛуГш.) 



Ой Бог нам дав, 
Коровай наш вдавсь: 
Ясный, красный, - 
Як мисяченько, 
Як яснее соненько 



іБрацлав.) 



СвАДЕБНЫЯ. 165 



Корова ю-ж мій, маю. 
Я-ж тебе убираю 
Да в рожевыи квиты, 
Щоб любылыся диты. 



(Радомысль.) 



Да богат, Юрасю, батько твій ! 
Густо пшеныци на новыни. 
Да высоки стогы на гумни, 
А ще вышче коровай на столи 



(Чернигов,) 






Пытаеться коровай у перепечи: 

Чы есть стежечка до клети ' ? 

Ой есть стежечка да маленькая. 

Абы наша рутонька зелененька, 
Абы наша Марусенька молоденька. 

(і) Относится к древнему обычаю выносить на ночь с суботы на воскресенье 
коровай в комору. 

(Чернигов.) 



Як коровай посадять, дружны розійдутся, прыйде молодый до тещи 
на домовыны, из музыкамы прыйдуть старосты да дружны, чотыри чоло- 
вика з ным, за стил посидають, пытаються: скилкы брать попзду? «як 
будуть чоботы, черевыкы, так беры тры свптылкы, двп свашкы, боярив 
пьять, и старостив два, и дружкив два и визныку.» А як нема чобит и 
черевыкив, так поизду менше: свытылок дви, свашка одна, боярив тры; 
а те: визныку и старостив, и дружкив, треба, то вже не перешшыться- 
Там же, на домовынах, домовляються: скилкы на кони брать, килкы на 
винку. Ото выпьють горнлкы и пи дуть до-дом} г . (Лубн.) Приміьч. пѣвицы- 



166 Житейскія. 

На кони брату молодой, на винку сестри. Як за молодою вин 
прыпде, з своим поиздом, да у двир их впустять, до брат молодой визьме 
цнпок у його, да на их коня сидае и поиде; йдуть його прѳсыть, — 
карбованца, як богати, дадуть йому, чарку горилкы и шышку. Сперву 
грошы визьме — на тарилку все кыдають, все кыдають: «та берить уже, 
свату — нам ще велыка дорога, то багацко грошей треба!» — Я на те, 
сваты, не соглашаюсь: я качаны крав, да свою сестру годовав, а вам за 
тры копійкы ддам? Не ддам ! — Упросять його, вже вин оддасть ципок. 
А там дали, як у хату ввійдуть, молодой сестра убуеться в чоботы 
в зятеви, що матери од молодого подаровани, и стане на ослони, де бояры 
сыдять, воны посунуться, а вона стане. Нахылыться молода; одшпылять 
винок ій одын,' а з молодого шапку знимуть. Сестра молодой винок прыш- 
пылыть до молодого шапкы и надине соби на голову. Ппдскакуе на ослони, 
та й кланяеться, и кланяеться, молодым, а воны ій кіаняються и кыдають 
старости гроши на тарилку; а вона шапку пидниме, та гляне, що мало 
грошей, та впьять скаче, та впьять скаче. Отогди вже спивають: скаче, 
свистонъка, скаче. Як исповн^ть, скилькы там на домовынах поставлено, 
так вона забере, шышку визьме, и чарку горилкы выпье и шапку моло- 
дому оддасть уже, а молодій укыне грошей, за плечы треба кыдать. 

(Лубн.) Примгьч. той-же пѣвицы. 



Недіілыш. 

Як до віішія и од винця йдуть або йидуть. 

Сыроти. . 

Як будеш, Марусенько, к винцю йты, 
Не забувай молода до маткы зайты: 

Ростопчы нижкамы травку-муравку. 

Розмый елизкамы жовти пнскы, 

Изннмы ручкамы гробови дошкы — 
Поклоныся матонци нызе ько у нпжкы ! 

^Шклов.; 



Свлдебііыя. 167 

Ихала Маруся до винця, 
Да впустыла до-долу гребенця: 

Да подай, Юрасю, гребенця — 
Зачесать русу косу до винця. 
Я-ж тоби, Марусю, не молодець, 
Щоб я тоби подавав гребенець. 

^Чернигов.^ 

* # 

Чы чуетесь коныченькы, на сылу ? 

Чы пидвезете княгыню 
Да пид тую гироньку крутую, 
Да у тую церковку святую? 

А у тый церковци Святый Спас, 
Винчав диткы-однолиткы в Божій час. 

(Тадомысль.^ 
-* 

Ой коню, коню вороный, 
Чы берешся на сылу ? 

Чы звезеш нашу княгыню, 

На тую гироньку крутую, 
У тую церковку святую? 
А у тій церковци, Святый Спас, 
Звинчай диточкы в гожій час. 



(Гадомысль.^ 



* * 



Отступитеся ворогы, 
Из щаслывои дорогы ! 
Иидобъють коныченькы ногы V 



168 



Житейскія. 

А супостаты пид пъяты. 
Щоб пересталы брехаты. 

(•) Пид ногы. 



СЧернигов.^ 



*• -* 
*- 



Ламните роженьку, 
Стелите дороженьку 
Нашому молодому 
До Божого дому. 



('Чернигов.^ 






Пономар ключыкы ховае, 

Юрась Марусю пытае: 
Чы я-ж тоби, Марусенько, вельмы люб, 

Що ты зо мною брала шлюб, — 

Пид дарськым винцем стояла. 
За билую рученьку держала? 
Из правой рученькы перстень зняв 
Да на мою рученьку липшій дав. 

(Чернигов.) 



Схылылася верба 

3 верху да до кориня; 

Винчалася Маруся 

3 ранку да до полудня. 



(Радомькмь). 



* * 



Да булы-ж мы у церкви, 
Молылыся Богу, Духу Святому. 



Свлдебиыя. 169 

И кныгы чыталй 
И двое диток звинчалы. 

(Ноноград-Волынск.) 

Не гуды, рою, 
По-над головою ! 
То не рій гуде — 
То Маруся до дому идё. 



(Звенигород.) 






Стелыся, хмелю, по тыну, 
А ты, золото, по йому, 
Бо иде наша княгыня до дому. 

(Звенигород,) 

Май мае, коса грае 1 
Од винчаньня пдучьь 

{') Относится къ обычаю ѣъ нѣкоторыхъ мѣстахъ расплетать косу передъ 
вѣнчаньемъ. 

(Радомысль.) 

Не вій витре, дибровою, 
Повій, витре, да дорогою — 
За нашою молодою ! 
- Розмай іи косу, 2 
Як литнюю росу 
По червоному поясочку, 
По одному волосочку. 

( 2 ) Тоже относится к тому же обычаю, 

(Золотонош.) 

22 



170 Житейскія. 

Леты, леты, соколоньку, до батька мого! 
Нехай же вин столы тесовый застылае, 
Яехай свичы восковыи зажыгае, 
Нехай мене молодой ожыдае! 



(Чернигов./ 






Ой маты, маты старая, 

Застылай столы коврамы ! 
Да не сама я иду — з боярмьи 
Да не сама я сяду— з панамы. 

(Чернигов./ 



# * 

* 



Сиченая калынонька, сиченая, 
А вже-ж наша Марусенька винчаная; 
Червоныи чоботкы на нози, 
Що купыв Юрко в Острози. 

(Радомысль./ 






Старшій братику! одчыны воритця 
До кинця — 
Иде твоя сестрыця 
Од винця ! 



(Тадомысль./ 






Сяду — паду ластивкою 
Перед моею матинкою: 






Свадебный. 171 

Матнночко моя I 

Тепер я не твоя — 

Тепер я того пана, 

Щож з ным обвинчана. 
Леты, леты, соколоньку, поперед нас, 
Занесы там вистоньку перше за нас: 
Що добродій .... мылостыв на нас — 
Выбрав диву чорнобрыву одну из нас, 
Щоб шш-отець, пани-матка и вся родына 
Выйшлы повиталы та й з донькою сына. 

(Васильков.) 

Выйды, матинко, протыв нас, 
Запытай, матинко, усих нас: 
Де твое дытятко бувало, 
Що твое дытятко чувало? 

„Пид царськым винцьом стояло, 
3 правой рученькы шлюб брало. 
Одчынитеся воритыія, 
Одкотитеся колисьця, 

О д ступить ся ворогы 
Из щаслывои дорогы, 
Бо у нас конык вороный — 
Пидобьем ворогы пид ногы! 



(Васильков*) 






Выйды, маты, з хаты — 
Познаваты дытяты, 
Вчора було наречене, 
А тепер повинчане. 

(Нэвогрод-Волынск. 






172 Жіітейскіяч 

Вы йды, маты, з хаты 
Познаваты дытяты, 
Едного родженого. 
Другого судженого ! 
Выйды, матинко. з хлибом — 

Прыйхала донечка з дидом: 
На билому рушнычку стояла, 

Щырую правдоньку казала ; 

ІІГлюб брала, шлюб шлюбовала, 

Перед попом й перед дьяком 
3 Юрком козаком . 



(Ов|>ѵч.) 



Выйды, матинко, выйды. 
Не зробылы тоби крывды: 
Прывезлы тоби дочку 
У зеленому виночку! 

(Рядоішоль.) 

Поплыву я утюнкою 

Да перед матюнкою. 

Ой іматюнка моя I - 

Да вже-ж я не твоя: 

Вже-ж я того пана, 

3 кым я шлюб прыймала, — 
Шлюб брала, хрест циловала. 

Богу прысягала — 

Из молодым Юрасем! 



(Остер.) 






С В А Д К Б н ы я. . 1 73 

Выйды, выйды, наииматко, проты нас, 
Да вытай купочок усих нас, 
Да пытай донечкы: чы твоя? 
Вже-ж я, пани-матко, не твоя, 
Вже-ж я, пани-матко, винчаная, 
Вже-ж я, пани-матко, Юрасева вичная, 

(Чернигов.) 
* * 

Та выйшла маты з хаты. 
Не становысь, матинко, край порога: 
Стань, матинко. край двирця: 
Иде твоя дочка од винця. 

(Лубн.) 
•X- 



Ой де-ж вы бувалы ? 
Ой що-ж вы чувалы ? 
Да булы-ж мы у Бога 
Да у Духа святого, 
Да выдалы два винци. 
Два винци на столщт. 
А третій на головонци. 
На русій косонцп. 



Ох у нас бояре. 
Як мак зацвитае! 
Щиплите роженьку, 
Да -стелить дороженьку 



(Чернигов,) 



174 Житейскія. 

Од сельця до сельця, 
Куды йшлы од винця. 



(Чернигов.) 



У городи вышенька, за городом дви. 
Зацвилы воны разом обыдви; 
На их цвиточкы утрое — 
Хорошіи молодята обое ! 



(Звенигород.) 



* 



Молод !іі на посади у недплю. 

Повстають у недилю, до церквы пидуть: зыйдуться дружны до 
молодой, уберуть іи и йдуть до церквы. А молодый пиде, боярив по- 
клыче вранци, да й пиде до церквы з боярамы Писля церквы, молодый 
бере своих боярив снидать, а молода дружок. Поснидають, бояре и 
дружкы йдуть до дому, а в молодого музыкы грають, — дак посходыться 
челядь до молодого й танцюють. Молодый у себе кланяеться, просыть 
свитылок, свашок просыть, щоб йшлы; нарпжуть бумагы, да бумагою, 
барвинком, або лентамы и позначать свитылкы, и свашкы, и м}'зыкы, и 
возныку, и старосту, и дружкив, и усих. Тым до шапок, а дивчатам до 
стричок, а жинкам до платкив з правого боку. Як посидають значыть, — 
дак старша дружка од молодой прыйде и у молодого набере на свадьби 
дружок (сых не значять; то молодый значыть тилько свій рид), и поведе 
до молодой. Як прыведе дружок до весильного-дому молодой, ста- 
нуть, — и вынесе маты ослин з хаты, и лижныком застеле; и сяде батько, 
там маты и брат, — шапку з себе скыне и шапкою молодую надавыть, — 
поклоняе іи. Батько: хлиб из силыо держыть та на голову ій покладае; 
поклоныться вона трычы, там батько прыказуе ій: «Дарую тоби, дочко, 
щастям и здоровйом, и вик довгый и розум добрый,— щоб якый сей хлиб 
чесный та велычный, щоб такн и вы булы.» Там до матери тож покло- 



Свадебный. 175 

няють, и те саме говорыть и маты. Тепер уже в хату йдуть. Брат бе ре 
молоду за руку и кругом столу трычи обведе та й сяде вже молода. 
За молодою и дружны идуть в хату и спивають: Сад саджу, прысаджаю, 
выноградячко .... (Лубн). Примѣч. пѣвицы. 

Похылее та дерево та ялына, 
Покирнее та дытятко та Марьечка: 
Щаслывои годыночкы родылась — 
Ридненькому отцю, неньци поклонылась. 

(Гадяч.) 
# 

Благословылась Марусенька 
Да у свого татка на посадоньку систы. 
— 3 Богомъ, донечко, з Богом, да й Бог тоби напомоч, 
Бог тоби на помоч, а янголы на радость. — 
Просылася Марусенька у свого Юрася из застилья: 
„Пусты, пусты, Юрасенько, из застилья 
Да погляжу ' я по надвирью.» 
— А в недиленьку да святый день: 
Було глядить да увесь день ! — 
А в недиленьку вранци да бояре збурмалы, 
Да бояре збурмалы, да на море стрилялы — 

На билую да лебедочку. 
А обозвався молодый Юрасенько: 

Не есть бо то да лебедочка, 
То-ж моя да Марусенька, 
Що в недиленьку прыбиралася, 
Да зо мною винчалася,— 
Мини-ж вона и осталася. 

(') похожу. 

(Чернигов.) 
* 



176 ЖіІТЕЙСКІЯ. 



Вынограде-выноградочку. 
Нрошу-ж тебе не порадочку ! 
Прошу-ж тебе, не зыходь рано, 
Ирошу-ж тебе, не цвиты красно, 
Прошу-ж тебе, на зроды рясно. 
Вы, гроночкы, пе гронптеся, 
Вы з нелюбом не любитеея ! 
Вынограде-выноградочку, 
Прошу тебе на порадочку ! 
Ирошу-ж тебе, изыходь рано, 
Прошу-ж тебе, зацвиты красно, 
Прошу-ж тебе, изроды рясно. 
Вы, гроночкы, погронитеся, 
Вы, диточкы, полюбитеся ! 

(Золотонош.) 



■Й- * 

* 



Кгли мого двора шовкова трава, 

Золотом восоджена ! 
По тій травыцн, по тій шовковій, 

Маруся з подружкамы; 
Поперед іи матинка іи 

3 повнымы кубочкамы. 
Доненько моя ! ридная моя ! 
Просы, донечко, своих подружок ! 
Не буду просыть, розгниваюся 
Я на тебе, моя матинко, моя ридная: 
Шыла кошульку з тонкого руо\у, 

Та й я-ж іи не зносыла ; 
Тилько носыла, красовалася, 
Що я в ей звинчалася. 



Свадебный. 177 

Ирыйшовшы до-дому, кошульку до-долу, — 
На тоби, моя матохно !„ 

(Шклов.) 

Сад саджу, прысаджаю, выноградячко. 
Що в нашого пана свата. 
Що в нашои пани свахы 
За билым столом. 

(Лубн.) 



Марусю ! та иросы у Бога щастя ! 
Бо вже твій Юрочко з-за горы выижджае. 
Из-за горы выижджае, сыви кони поганяе ! 
Маруся виры, не йняла. 
Слйзкы не вроныла 

(Лубн.) 



Ой пидленув соколонько пид зеленый садъ, 
Та вдарывся крылечкамы об зеленый сад: 
Чы тут моя та галочка, чы немае, 
Чы з иншымы соколамы та литае ? 
Озоветься та галочка у садочку, 
Прыхылывшы головоньку ик лысточку: 
Ой помалу, соколоньку, та не щебечы., 
Коло мене та галочок та не обжены. 

Ой прыііхав Юрко над тестив двир, 
Да вдарывся кинь копытом об новый пориг: 
Чы тут моя, Марусенька, чы немае, 
Чы з иншымы молодцямы та гуляе ? 

23 



178 Житейскія. 

Обозветься та Марьечка у свитлыци, 
Прыхылывшы головоньку ик скамныци; 
Ой помалу, Юрасенько, та не гомоны, 
Коло мене та дружечок та не обжены. 

(Гадяч.) 

Ой ты, галочко, перемовочко ! 
Перемовыла сокола 
3 темного лугу в вышнев сад ! 

— Ой не я-ж його перемовыла, 
Вин сам за мною залетив ; 
За моим тыхым польотом, 
За моим сызьш пирьячком. 
Ой ты, Марьечко, перемовочко ! 
Перемовыла Юрася, 

3 чужого села в свое ! 
Ой не я-ж кого перемовыла. 
Вин сам за мною заихав, 
За моим тыхым походом. 
За моим нызькым поклоном. 



(Гадяч. 






Як полол ый иде до молодой у недилю, 

У синечках голубець гуде, 
А в свитлоньку голосок идё, — 
Де Юрко наряжаеться, 
Все батенька та пытаеться: 
Порадь мене, та мій батеньку, 
Скилько мини та бояр браты? 



Свадебный. 179 

— Беры, сынку, всю родыноньку, 

И блызькую, и далекую. 

И вбогую, и багатую ! 

Багатую за-для славонькы, 

Убогую для порадонькы, — 
3 багатою мед-горилку пыты, 
А вбогою порядкы чыныты. 

(Гадяч.) 



•К 



Та пойхав Юрко женыться, 
Та забув батеньку вклоныться: 
Стійте, бояре, вернуся — 
Я свойму батеньку вклонюся! 
Да покуль батеньку я въеднав, 
Я свою шапочку зтер та змяв. 
Та понхав Юрко женыться^ 
Та забув матуси вклониться. 
Стійте, бояре, вернуся — 
Я своій матуси вклонюся! . . . 

(Тож спивають сестри и брату). 

(Шклов.) 

-х- * 

* 

Соколонько та на вылети, 
Козаченько та на выизди; 
Соколонько та по галочку, 
Козаченько та по дивчыну; 
Соколонько по чубатую, 
Козаченько по багатую: 



180 Житейскія. 

Соколонько по сызокрылу, 
Козаченько по чорнобрыву! 

* * 



іГадяч.) 



Як саме маты хусткою выводить из двору молодого 

Маты Юрася родыла — 
Мисяцем обгородыла, 
Сонечком пидперезала : 
До мылои выряжала. 

(Лубн.) 

Йидь, мій сыночку, не стій, 

В тебе коныченько не свій! 
Ниченька темненькая. 

Дороженька далекая ! 
Ижшов мисяць и зоря, 

Выйижджае Юрко з подвирья. 
А выризав тры ризкы з бернзкы, 
А ударыв коныченька та по-пид нижкы: 
Бйжы коню, да не спотыкайся, 
До моей тещенькы простои., 
До моей тещенькы гордой, 
До моей Мару си молодой. 

Маты Юрася родыла, 

Мисяцем обгородыла, 

Зорою пидперезала, 

До тещи одпроважала. 

(Васильков.) 

А в кого кони, еидлайте. 
А в кого сыны, выряжайте ! 






Свадевныя. - 181 

Ой пойдемо в чужыну. 

У чужую сторону; 
Ой там чужая сторона. 
Щоб нам не дойдты сорома. 
Ой не бійся, Юрко, там не чужа сторона, 
А в нас родына все своя. 

(Ра до мысль і 



Да не куй, Юрку, золотого ножыка, 
Пидкуй, Юрку, вороного коныка I 
Да будемо йихать .бором зеленым, 
Бором зеленым, мостом камьяным : 

Бор буде шумиты, а камень звениты . - . 
Да зачують люды, нам слава буде; 

Та зачуе Марусенька, нам рада буде! 

(Чернигов.) 

Ой лугом, лугом вода йде. 
А по-пид лугом стежечка — 
3 Туды-ж молода Маруся ходыла. 
И из луговою водою говорыла: 
„Ой водо, водо луговая! 
Як була я у батенька молодая, — 
То я тебе видеречком набырала, 
Та все свое биле лычко вымывала, 
Шытым, билым рушнычком вытырала; 
Шытый билый рушнычок покаляла, 
Такы я того Юрася сподобала.„ 

Лугом, лугом вода йде. 
Ио-пид лугом стежечка. 



■182 ЖитейскпГ, 

Ой туды йихав староста — 
Из далека коныченька зупыняе. 
Из-пид бока шабеленьку вытягае. 
Та на тую калыноньку замиряе. 
Стала тая калынонька к йому промовляты: 
„Ой стій, старосто, не рубай ! 
Не для тебе ся калынонька сажена, — 
За-для тебе сванечка зряжена. 

Лугом, лугом вода йде, 
По-пид лугом стежечка. 
Туда йихав молодый Юраеенько. 
Из-далека коныченька зупыняе, 
Из-пид бока шабеленьку вытягае, 
Та на тую 'калыноньку замиряе 
Стала к йому калынонька промовляты: 

„Ой стій, Юрасю, не рубай ! 
Не для тебе ся калынонька сажена, — 
За-для тебе Марусенька зряжена! ?г 

(Хорол. 

3 Туда йихав та староста старенькый, 
А пид ным коиыченько вороненькый — 
С-пид тыхого ' коныченька поганяе, 
А с-пид бока шабелечку вынимае 
Та на тую калыноньку замиряе; 
Став на тую калыноньку замиряты, 
Стала к йому калынонька промовляты: 
Не для тебе ся калына посаджена, — 
Не для тебе ся сванечка 2 изряджена. 



•') Стыхенька. (*) Молода-б-то. Примѣч. пѣвицы. 



Свадеб н ы я. . 1К} 

Туда йнхав та Юрко молоденькый, 
А пмд ныл же коныченько вороненькый; 
С-пид тыхого ' коныченька погоняе, 
А с-пнд бока щабелечку вынимае, 
Та па тую калыноньку замирав. 
Став на тую калыноньку замиряты, 
Стала к йому кальшонька промовляты: 
За-кгля тебе ея калына посаджена. 
За-кгля тебе да Маруся изряджена. 



ГЛѵбн. 



На лумельскому помирку, 2 
Стояла береза в барвинку. 
Тудою йихав Юрасько, 
Выломав з берозкы тры розкьк 
Сикнув коныченька пид ножкы: 
Бижы, бижы, коныченьку, в тестя двир, 
А до моей Марусенькы по-за стил ; 
Пустым о стрилу перлову, 
Выбьемо стину камьяну, 
Визьмемо Марусеньку молоду! 
Я-ж свою Марусеньку познаю, 
Я-ж ій косоньку розмаю, 
Я-ж ій слизонькы розольлю, 
Я-ж іи с собою посаджу. 



^Овруч.) 



* * 



Сама зоря до мисяця: 
Рано, рано, ранесенько! 
Мисяченьку, мій братику. 



(») Стыхенька. ( 2 ) Огородѣ; Лумля —деревня, откуда пѣвица. Прим. Над 



184 ЖитеЙскія. 

Не зиходь же ты наперед мене ; 
Рано, рано, ранесенько ! 
Та зшдемо'обое разом, 
3 Освитымо небо и землю; 
Рано, рано, ранесенько ! 
Як острахнеться звирь у поли. 
Та зрадуеться гость у дорози: 
Рано, рано, ранесенько. 

Слала Маруся до Юрочка: 
Рано, рано, ранесенько! 

Мій Юрасеньку, мій друже вирный! 

Не сидай же ты наперед мене : 
Рано, рано, ранесенько! 
Та сядемо й о бое разом, 
Та звеселымо отця й ненькѵ. 

Усю родыноньку! 
Рано, рано ранесенько! 
* 

3 Освитымо звиря в поли. 

Щуку-рыбу в мори, 
Чумака у дорози. 



(Остер.) 



(Гадяч.) 



■к- -к- 



Не мисяць свитыть, не зора. 
Выижжае парубок из двора. 
Чы чуете, вороныи кони, да на ноты, 
Що перебиглы чотыри мыли дорогы, 
А пьятую да зализнымы мостамы, 
Щоб дивочку в свого батенька засталы. 

(Остер.) 



СвАДЕБНЫЯ. - 135 

Ой на зятя та метиль мете^ 
На сванечок дрибенъ дощ иде: 
Крыйся, зятю, та куныцямы, 
Куныцямы та лысыцямы, 
Братикамы та сестрыцямы ! 

(Лубн) 



Що у гордого тестя 
Стій, зятю, за воротамы ! 
Що на зятя та ыетиль мете, 

Дрибен дощык идё, 

Крыйся, зятеньку, крыйся, 

Да кунамы та бобрамы, 

Чорненькымы та соболямы. 
Ой де-ж мини соболив набраты, 
Свое військо та покрываты ? 

. Та пустить нас до хаты ! 

(Конотоп.) 

Пусты, свате, в хату: 
Мы-ж тоби не докучымо, 
Сюю ничку заночуемо, 
И бочечкы попорожнымо, 
И дивочку соби возьмемо. 

(Чернигов.) 

Не гнивайся, тестю ! 
Не у-мнози зять йде, 
Не багато бояр везе: 
Да сто коней верховых, 

24 



186 Житейскгй. 

А симдесят возовых, 
И чотыри сванечкы, 
Ридныи сестрычкы. 

Сестрыци вы порадныци, 
Порадьте-ж вы мене: 

Чым тестя да даруваты? 

Да даруй, братко, дары, 
Соби дивочку беры ! 



(Остер.) 






Дары йдуть, дары йдуть 
Од Юрася молоденького, 
Од його ненькы да старенькой, 
Дары йдуть ! 

(Радомысль.) 






Нашіи чоботы, нашіи чоботы 
Шевськои роботы; 
3 Кыева прывезены, 
Шовком помережены. 



(Радомысль.) 



Молодый дружыну сбирае да й йдуть по молоду. И свитылка 
буде коло молодого в стричках убрана, и свичка в ей в руках, обвы- 
няна хусткою, и коло свичкы хрест держыть деревъяный и хлиба, зри- 
занного з цилушкы, цила бухынка, а дали туды, на Полисься, — свитылка 
держыть хрест, выризанный из хлиба, прыидуть пид двир молодой, а 
коло ворит стоять старыкы яки два, чы чотыри з палыцямы, и буде 
мыж нымы ныначе война: кіямы махають, да не пускають тых. Сват, що 



€вадебныя. . 187 

з ным (ѳдын з днох старост його) дао кварту горилкы и всрчя (невс- 
лычка булочка, да шышечка поссредыни), да й идуть у двнр. СРадомысль.) 

Примѣч. пѣвицы. 

Поизд п д ыижджа до ворнт, а сваты (парубкы, що на свадьби 
молодои) не пускають; то боярын визьме, горилкы пляшку дасть им 
через ворота, — а воны выпьють на воротах нахылкы и пидьынуть пляшку 
в гору. Повъпжджають в двир, кони поставляють и стануть вси так у 
ряд и спивають свитылкы: Пусты, свате, в хату . . . (Л}'бн.) 

Примѣч. пѣвицы. 



Як н;кг впустять в двир поизд зюлодого, а там и в хати 
зайдс весильля. 

Ой на хати зильля, 
А в хати весильля: 
На двор и бояре. 
Як мак процвитае. 

(Гадяч.) 

Пусты, свате, в хату. 

Тут нам не стоятьц. 
Травыци не топтаты 
Чорвонымы чобнткамы, 
Золотимы пидкивкамы. 



(Лубн.) 



-X * 



Дружны з хаты на одвит: 

Просым, бояре, до хаты* 
Годи травыци топтаты 



188 Жіітейскгя\ 



Червонымы чобиткамы, 
Золотымы пидкивкамы. 

(Лубн.) 



-3? 



Як дружно и пиддружже увійдутъ у хату. 

Чы вы, бояре, коней позычалы, 
Чы вы, бояре, жупанив добувалы, 
Що нерано до нас найхалы ? — 
„Наши коныкы по станях стоялы, 
Наши жупаны у скрынях лежальц — 
А в нашего Юрася да ласкавая ненька: 
Наповала нас солодкымы медамы, 
Годувала пшенышнымы калачамы, 
Да просыла прозьбою и грозьбою, 
Щоб мы не довго гостылы, 
Не в порожни попрыиздылы, — 
Щоб мы прывезлы скрыню й перыну 
И Марьечку княгыню. 

(Золотонош„> 



Ой ты, душешжо, наша Марійко ! 
3-пид похылои вышни 
Два друженькы выйшлы; 
Не вмилы говорыты, 
Ни шапочкы зняты, 
Ни рученькы даты: 
Шапочкы прышыти, 
Рученькы прыбытиі 
Дай же им сыру йисты, 
Щоб умилы у нас систы ; 



Свадебный. . 189 

Дай же им пыва пытьц 
Щоб у милы говорыты ! 

СГадяч.) 

Як дають дружкам йисты: 

Крамаре, крамарочку, 
Прочыны комирочку: 
Сып перець на паперець. 
Нам перець тепер треба — 
Пересыпать печеню 
Дружбонькам на вечерю. 

(Овруч.) 

Край, дружку, 
Козыную нижку 
Да по чорному кружку. 



(Овруч.) 



Йилы дружкы, йилы, 
Цилого барана зйилы! 
На столи а ни кришечкы, 
Пид столом а ни кисточкы. 

(Овруч.) 

Як мыють рукы: 

Мылы дружкы ручкы, 
Ноглядалы на колочкы: 



190 ЖитеЙскія. 

Чы не высять рушнычкы 
Нам потерты рѵчкы ? 






(Овруч ) 



Потруть рукы рушныкамы та й поперевишують через плечи и 
впьять выходять дружно и подружъе з хаты до своих. А маты вынесе 
решето хусток и рзлпныкпв: на тарплку положыть рз г шнык, й дадуть 
дружкови, пиддрз т жомз г и старостам. Свитылкам х} т сткы шыти и свашкам; 
боярам перетыкани заполоччю та голу т бцею. Музыкам подають ху т сткы. 
«А що вы, сваты, доволни?» — Ни, ще недоволнп! — Тепер уже выпе- 
суть молодому хустку червону и горщя хмелю: возьэіуть хмпль там у 
ногах высыплють з горщяты нону, молодому- ; старшый боярьш перекыне 
горщя через хату: х} г стку перегорнуть и втруть молодого, трычи по-ппд 
рукамы обведуть и перевьяжуть праву^ руку. Тут же зараз пдуть и дары 
брату молодой на кони. (Лубн.) Примѣч. нѣвицы. 



Як дають рушныкы. 

Оце тоби, дружку. 
За твою послужку 
Тоби рушнык дано. 
Що в Кыеви ткано. 
3 Кыева прывезено, 
Шовком помережено. 






(Овруч.) 



, Не дывуйтеся маршалкы ', 
Що коротеньки подаркы: 
Ненька старенька, а сестра маленька, 
А я, молодая, гуляты раденька. 

(') Бояре. 

(Радомыг.іь.) 



* 



Свлдёвныя. . 191 



Стришкы, оришкы котяться; 
Чогось наши бояре смутиться, - 
Що коротки подарочкы . . . 
Конопелькы не вродылы, 
Подарочкы вкорот лы ! 



(Гядяч.) 



* * 



Та спасыби, моя ненько, 
Що будыла мене раненько. 
Та я слухала, вставала, 
Старости рушнычок напряла. 



(Хорол.) 



* * 



Як молодый стоить пид дверыма и просить впу стыть у хату. 



Пышна сваха, пышна. 
Иротыв зятя не выйшла: 
Чы сорочкы немае, 
Чы чобит добувае, — 
Чы в постолы озуваеться, — 
На зятьовы сподиваеться ? 



(Овруч.) 






Як маты ллка зятя: 

Вубралась теща у вовчынкы 

Для зятньои прычынкы: 
Да хотида зятя злякаты — 
Не хотила дочкы оддаты. 



192 Житейскія. 



Да зять того не боиться, 
Блызько ьтля дочкы сядовыться. 

^Чернигов.^ 






Як маты обсыпав молодого: 

Ой сып, матинко, овесець, 
Щоб наш овесець рясен був, 
Щоб наш Юрасько красен був! 
Ой сып, матинко, пшенычку, 
Щоб наша пшенычка рясна була, 
Щоб наша Маруся красна була ! 



■* * 
-* 



("Хорол.^ 



Ой сыру-ж, мій, сыру, 
Да билій же ты снигу; 
Ой зятю-ж мій, зятю, 
Да мылій же ты сыну '. 
Я-ж тебе змовляла, 
Да виронькы не ймала ; 
Тепер виронькы йму, 
Що за зятенька прыйму. 

С) Сына. 



* * 
-* 



( Чернигов.^ 



Як ввійде у хату молодый: 

Шовкова трава по полю полягла, 
Молода Маруся до столу прылягла. 
Ой устань, Марусю, клыче тебе батенько ! 

Не встану, не гляну й не прывитаю ! 



Свадебный. 193 



Есть у мене служечка, 
Старшая дружечка — 
Вона встане й гляне, й прывитае. 
Ой устань, Марусю, клыче тебе матинка ! 
Не встану, не гляну й не прывитаю, 
Есть у мене служечка, 
Старшая дружечка — 
Вона встане, й гляне, й прывитае. 
Ой устань Марусю, клыче тебе Юрасьо ! 
— Ой устану и гляну, и прывитаю, 
И Юрася на здоровья спытаю ! 



(Лубн.) 

Ой имла, имла 
По полю лягла; 
Молода Маруся 
К столу прылягла. 

(Гад«.) 

# 

Ой имла, имла 
Да по полю лягла, 
А нашая молодая 

К скамьи прылягла. 
Ой устань, Марусю, не лежы, 
Он батько идё, гостынци несе 
Я не встану, не прывитаю, 
Гостынци не прынимаю. 
Ой устань, Марусю, не лежы, 
Он Юрасько идё и гостынци несе. 
Ой я встану и прывитаю 
И гостынци прынимаю. 

(Чернигов.) 

* <• 

25 



194 Житейскія. 

Котыться хмиль из-миж города, 

Та пидкотывся пид ворота. 
Стелысь, стелысь, хмиленьку, по тыну! 

Грайте музыкы по двору! 

Сыпте золото по столу! 
— Мы вашого золота не беремо! 
И своей дивочкы не дамо ! 

(Лубш.) 

* * 

# 

Як зкупають шурына з покутя, щоб молодому систы коло 

молодой : 

Не стій, зятю, за плечына. 

Не свиты очьша: 
Треба, зятю, треба зятю. 

Сим день молотыты, 
Щоб шурына, щоб шурына 

3 покутя зкупыты. 

(Ѵ*АОКШСЛЬ.) 



* 



Як с покутя шурына зкупылы: 

Не у правди братко кохався, 
Що за сестрыцю змагався, — 
Да побачыв чарку на тарилци, 
Пропыв сестрыцю на горилци. 

От тепер я козак, 
Що на мыни червоный ковпак! 
Не сміете, не вміете 

Ко мни прыступыть. 



СВАДЕБНЫЯ. 195 



Зо мною говорыть, 
Мед, горилочку пыть! 



^Чернмгов.^ 



Татарын, братко, татарын! 

Продав сестрыцю за тарель, * 

Русу косу за шостак, — 
А билее лыченько пишло так! 

(■) Талир. 

(Чернигов^ 






Завод ять молодого за стил: 

Ой вывел рій, вывел, 

Да хотив полетиты 

На Юрасеву сосну; 

А Юрасева сосна 
Тонкая да высокая, 
Тонкая да кудрявая, 

На пчолы прыдалая! 

ГОвруч.; 



* * 



■Як за столом сыдятъ: 

Бояре шляхетськыи, 
Вы, сыны отецькыи! 
Меж вамы женышыще, 
Як горилее дныще! 
Боярам свыни пасты, 
Молодому заганяты, — 
Що не вміе цилуваты! 



(Овруч.) 



196 Житейскія. 



Як скыне шапку и цилуе молоду 



У саду соловейко защебетав, 
Юрко Мару сю поциловав! 



(Овруч.) 



* * 

* 



Дружкы спиваютъ: 

Сванечкы, наши голубочкы, 
Заспивайте нам писенькы — 
Весильнои, прыизжои! 

Сванечкы : 

Дружечкы, наши голубочкы! 
Не вміемо, не сміемо ... 
Се чужа сторона, 
Доведе сорома. 
Пишкы ишлы, 
Шышкы неслы: 
Пидбылыся, потомылыся: 
Улыци тисни, погубылы писни — 
Просымо вас! 

(Лубм.) 

* 

Дружкы : 

Сванечкы наши, голубочкы! 
Заспивайте нам прежнюю хорошую писенькуГ 

Сванечкы : 

Дружечкы, дружечкы, наши голубочкы! 
Не сокил перенис по дубнычкам, по березнычкам: 



Свадебныя. 197 

Потомылыся, писенькы поспивалы — 
Спивайте вы самы, то й мы будем з вамы! 

(Гадяч.) 

■и- # 

Як прышывають молодому квитку до шапкы, а дали вин іи 
выкупав, и танцюють весилъни гости. 

Я з Кыева швачка; 

Я з Кыева Кыяночка, 
А з города городяночка, 

Я но торгу ходыла, 
За копу шовку купыла, 

За таляра голку — 
Прышыты зятеви квиточку 

Ик билому лычку. 



(Лубн.) 



* * 
* 



Я шваля з Вильбова. 
Прыихала до свого двора — 

Квиток прышываты 
Да по таляру даваты. 
А в мене ручкы биленьки, 
А в мене голкы тоненьки: 

Не шкода мыни даты, 

Квиток прышываты ! 

Сю спивають и на заручынах, де есть обычай прышывать до 
шапкы молодого и в той час квитку. Примѣч птицы. 

(Радомысл.) 



* * 



Ой дай, маты, иголку 
И ныточку шовку — 



198 Житейскія. 

Прышыты квиточку 
К зеленому барвиночку, 
Червоній кытайци. 
К Юрасевій шапци. 



іОстер.^ 



•и- 



Як схопыть сестра молодой шапку молодого на себе и не 

оддае йому: 

Ой глянь, зятеньку, на мене, 
Меншая свистонька од тебе! 
Чы не сором тоби, зятеньку, 

Що в поле пдеш без шлычка, 
А в тестя стоиш без лучка, 

Без сестриного виночка ? 

Чы тоби, зятеньку., не сором, 
Що ты идеш полем без лучка, 
Сидаеш за столом без шлычка, 
Без сестрыного виночка ? 

Зять на те не погляне, 

Що свисть винок каляе — 
Об стелю, об стелыночку, 
Об билую паперыночку. 

Глянь, зятеньку, на мене: 
Кращая свистонька одъ тебе, 

В зятьньому шлычку, 

В сестрыному виночку. 

Маните, не маните. 



Свадеб им я. 199 



Шлмчка не выманете, — 
Шостака не кладите ! 
Як купкою брязнеш — 
Тоди шлычок возьмеш. 
Не боюся, зятю, отамана — 

Клады, зятю, пив-таляра; 
Не боюсь я усих намиснычкив — 

Клады, зятю, пидкиснычкы ! 

Не боюсь я усих людей — 

Клады, зятю, симсот рублей. 



*• * 
# 



Скаче, свистонька, скаче. 
Чого-сь вона хоче — 
Срибного золотого 
Од зятя молодого ! 



•я- 



^Таляч^ 



(Тлдт.) 



Як мало грошей. 

Ой казалы люды — зять багатый, 
Ой казалы люды грошей мих . „ . 
Кладе копійку як на смих! 

^Хорол.^І 
•и- 

Линыви, бояре, линыви, 
Сим день молотылы— 
Шостака заробылы, 
Шлычок выкупылы ! 

^Гадяч.; 



200 Житейскія. 

Ой на хати зильля, 
А з хати весильля; 
На двори бояре, 
Як мак процвитае. 
Ой на порози панычи стоять, 
А за столом панночки сыдять. 
Просымо до столу, 
У свою господоньку. 
Посаджаем на ослононьку 
Та будемо шановаты, 
Щоб повелы танцьоваты— 

Боярив оглядаты: 
Чы не крыви, чы на горбати, 
Чы вміють танцьоваты ? 



(Лубн.) 






Любо-мыло дывытыся. 

Де бояре танцьовалы: 
Наробылы хмарно жупанками, 
Испу стылы дощык стрилочкамы, 
Наробылы ясно шабелькамы. 

Любо-мыло дывытыся, 

Де дивочкы танцьовалы: 
Наробылы хмарно юпочкамы, 
Испустылы дощык киеонькамы, 
Наробылы ясно перстенькамы. 

(Острогожск.) 






Як старша дружка частуе молоду: 

Маруся трискы брала, 
Гусята заганяла: 



СвАДЕБНЫЯ 



201 



Гиля, гиля, сыв селезень, 
Который на вечерю ! 
Который сызокрылый, — 
Юрась чорнобрывый! 






Як матир частують : 

Матинко, повная роже, 

Дывытыся на тебе гоже! 

Прошу тебе на почасточку, 
На пюю чарочку: 
Чарочка повнесенька, 

Горилочка солодесенька. 






Як сваху частують: 

Сванечко, пышная пани, 
Поговорым — ты з намы! 

Прошу тебе на почасточку 
На цюю чарочку. 
Чарочка повнесенька, 

Горилочка солодесенька ; 

Не знаю, як тебе зваты — 

Мушу тебе частоваты. 






^Овруч.) 



(Ошруя.І 



ГОвруч.; 



Як сваха не хоче брать: 

Не кпыся, сванечко, не кпыся, 
Возьмы чарочку, напыйся — 



36 



202 Житейскія. 

У нас горилка не вода, 
Частуе дружечка молода. 



* 



Бояр частують: 

Боярыну, красный панычу, 
Доброго здоровья жычу! 
Прошу тебе на иочасточку 

На цюго чарочку; 

Чарочка повнесенька, 
Горилочка солодесенька. 



* 



Свитылку : 

Свитылочко, повная роже, 
Дывытыся на тебе гоже — 
Прошу тебе на почасточку 
На цюю чарочку, — 
Чарочка повнесенька, 
Горилочка сододесенька. 



* * 

* 



Як коровай дилють 

Благословы, Боже, 
Пречыстая — згоже 
Коровай подилыты, 
Сей дом звеселыты ! 

» * 



(Оъруч.і 



^Овруч.у 



'Овру^.; 



/Овруч.) 



СвАДЕБНЫЯ. 

Тогди вже старшый дружно крае коровай и дилыты буде зараз; 
пориже на шматочкы, визьме на тарилку чарку горилкы и кусок коро- 
ваю, и клыче: «гей, чы е, чы нема» (нехай там буде) «Наталка, Мару- 
сына маты? як нема, то на запорозцив оддам!» та обзываеться, що есть 
вона и пидходыть; дае ій коровай и каже: «просыть сват и сваха, князь 
■ княгынька на цей дар и на горилк} г », а вона подякуе гарненько: — дай 
им, Боже, и счастя и здоровье ивик довгый и розум добрый, — и дарую,* 
каже, «им телычку,» або що небудь даруе им. Дружно ій скаже: «спа- 
сыби» и пидходыть до стола: «Даровала Мару сына маты телыцю и 
жычыть молодым счастя, здоровья, и вик довгый и розум добрый; » а там 
вже йде до батька, свата и свахы, и всих, хоть и чужых, так выклыкае. 

(Овруч.) Примѣч. ніьвицы. 



Дружко коровай крае, 
Семеро дитей мае* 
Та вси з кошелямы, 
Увесь коровай забралы. 



Чы бачыш ты. дружно, 
Що бояре коровай крадуть 
То в мих. то в кишеню, 
Батькови на вечерю,— 
То в мих, то в рукавыци, 
Дивчатам на вечерныци. 



# * 
* 



Десь у тебе, Марусе, 
Камьяне сердечко — 
Вечор сыдыш, не заплачет, 
Матинкы не розжалыш ! 



'Хорол.) 



(Золотоюш.) 



204 Житейскія. 

Нащо маю плакаты, 
Свое лыченько тыряты ? 
Мое лыченько як яблучко, 
Сама я як ягодка. 



гОвруч.; 



* 



А де теи дивчыны маты, 
Що велила стричкы зняты 
Из такой молоденькой, 
Як ягоды, червоненькои. 



ГОвручЛ 






Як косу росплитають: 

Кувала зозуля в садочку, 
Прыклавшы головку к лысточку; 
Плакала Маруся у свитлыци, 
Прыклавшы головку ик скамныци: 
Хто-ж мою русу косу росплете ? 

,Хто-ж мои упльоты побере ? 
Росплете русу косу братичок, 
А сестрыця упльоты побере. 

ГШклов.) 



# 



Ой брат сестру за стил веде та й нытае: 
Сестра моя! коса твоя — краса моя! 

^Чернигов.; 



* # 

* 



Ой брат сестрыцю та росплитае, 
Все рожу помынае: 



С В А Д Е Б н ы я. 205 

Та не йды, сестрыце, молода за-миж! 

Вже рожа процвитае, 
А хрещатенькый та барвиночок 

Устылае садочок, 
А запашненькый та васыльочок 

Из тыном ривняетьса. 

(Васильков. ^ 

Ой брат сестрыцю росплитав; 
Де-ж тыи упльоты подивав ? 
Да на мисто пишов — не продав. 
Меншій сестрыци отдав: 
От тоби, сестрыце, сестрыцын упльот, 
Да суды Боже й тоби так. 

( Остер.) 

Брат косу росплита; 

Де вин та выплиткы подива ? 

Понис на торжок — не продав, 

Меншій сестрыци дурно дав. 
„Оце-ж тоби, сестрыце, за тое: 

Не плеты кисонькы у-трое! 

Заплеты кисоньку в дрибушкы, 

Вже-ж.тоби не ходыть у дружкы!^ 

— Ой косо, косо кохана! 

Сим лит я тебе кохала, 

Що суботонькы чесала, 

Що недиленькы вбирала. 
За 'дын вечер я тебе збросала. 

(Короле 



206 Житейскія. 

Ой на гори жыто, 
А в долыни просо; 
Ой жаль мени тебе, 

Моя русявая косо! 

Ой просо, просо — волотьтя. 

Ой косо, косо — золотьтя ! 

Да не рик я тебе кохала, 

Що суботонькы чесала, 

Що недиленькы вмывала, — 

За одын ранок зтыряла! 
Ой седилы лебеди на води, 

Та й полетилы на рикы — 
Роспу стылы русу косу на викы. 

От тоби, Маруню, за тое: 

Не плеты кисоньку у-трое; 
Завтра заплеты кисоньку в дрибушкы, 
Та вже-ж тоби не ходыты в дружкы! 

(Васильков./ 

Росплитала дядына, 

Да не жалослывая, 
А сестрыця прынялася, 

Так слизкамы облылася! 






^Остер.^ 



Я завывають у намитку: 

Догадайся, Марусю, 
Чого маты у комору пишла: 
Чы по рутвяный винок, 
Чы по биле завывайлечко ? 



Свадебный. 207 



Билее та биленькее. 

До папиру ривненькее, 
Що з билого цвиту 
Та по всьому свиту. 



(Радомыслѵ.і) 






Ой де пишла, де подилася 

Да Марусына маты ? 

Да нехай идё из-пид пысу, 
Да нехай несе мальовану мысу 

И билее завывалечко. 

Ой билее та биленькее, 

Як дым да тоненькее, 
Ой билее да завывайло. 
Да вичнее покрывайло. 

/Зо.ютонош,. 

Ой ты душечко наша, Марусенько, 
Ой глянь на пориг: дыво ! 
Несуть твое дило, 
Я биль билесеньке, 
Як папир тонесеньке: 
Биле билуваньня, 
Вичне покрываньня ! 



ріорол.) 



Поглянь, Марусю, на пориг; 
То йде дружбонько, вориг твій, 
Та несе коровай на вици, 
Билее завывало на тарильци. 

Як биль биленькее. 

Як папир тоненькее; 



208 Житейскія. 



Та ни витер його не звіе, 
Ни сонце його не зпале, 
Ни дрибен дощык не змоче: 
Молода Маруся износе ! 

^Острогожске 



* 



Бережыся, сестрыце, бережыся: 
Он твій братець из виком идё, 
И биле завиваньне у вици несе. 
Мени сее завываньне да не на нич; 
Мени сее завиваньне на увесь вик, 
Пійде славонька на увесь свит ! 

^Чернигов. ) 






Я-ж тебе, сестрыце, ^напынаю, 
Щастьем, здоровьем надиляю: 

Будь здорова, як вода, 

А будь богата, як земля, 

А прыгожа, як рожа '. 

(') То спивають дви свахы и пидносять намитку на голови, так^ 
раз у раз. Беруть трошкы льону и завывають ій разом с косою, щоб 
билыне було косы; хоть и велыки косы, то завше треба той льон, 
и то называеться зачиска-та кичка. По кичци накладають каптур, як у 
другых, серпанок, чи очипок. Тилько що накладуть молоду, то дружкы 
ій спивають: Ой погано, Марусю, погано . . . (Овруч.) Прим. пѣвицы. 

1 А я тебе, сестрыце. накрываю. 
Щастьем, здоровьем надиляю: 
Та будь здорова, як вода. 



Свлдебныя. 209 

4 Прыгожа, як ягода, 

А богата як земля. 

^Радомысль.) 

а- " 

1 Мы-ж тебе, сестрыце, скрываем . . . 

4 Богатая, як земля, 
А погожа, як-бы рожа ! 

(Ъасильков.р 



Иг * 
* 



ОЙ погано, Марусю, погано ! 
Скынь чепець пид столець, 
Латку поганку 
Скынь пид лавку ! 
Рутвяненькый виночок 
Склады на головку! 



^Овруч^ 






Це-ж тоби, Марусю, не сподоба — 
Не прыстав чепець до лоба '. 

(') То княгыня схватуе хутенько з головы и кыне пид стил, до 
трьох раз; которых же батько, чы маты, мають пчолы, то просять іи щоб 
вона не скыдала. Примѣч. пѣвицы. 



^Овруі.; 






Захимлылы химлушечку, 
Як у поли грушечку: 
Свому, тому химлушечка, 
А Юрасю, як душечка. 






^Овруч.; 
27 



210 Житейскія. 

Тепер нарядылы, 
Як самы схотилы: 
3 кныша паляныцю, 
3 дивкы молодыцю. 



Колы-б мы схотилы, 
Мы-б іи розвертилы, 
Иовелы-б у лискы, 
Заплелы-б у кискы. 



(Овруч.) 



(Ра до мы ель.) 



Колы-б мы схотилы, 
Мы-б іи розвертилы, 
Повелы у садочок, 
Извылы виночок, 
Дивкою нарядылы, 
Из собою посадылы, 
Да склалысь по грошу, 
Купылы стричку хорошу. 



Як вильце зрывають: 

И де-ж иаше ёлечко, 
Що в пьятныцю вылы, І 
В суботоньку да повывалы, 
В недиленьку да потерялы ! 



* * 
* 



(Овруч.) 



(Чернигов.) 



Свадебный. " 211 

Тилькы що молодій стричкы познимають, да будуть намитку на- 
пынать. до зараз дружны и буяре ухватять вильцс и порвуть; тилько 
кажуть: «Уже тоби вильця не треба!» (Овруч.) Примѣч. пѣвицьи 

Молодъщи спивають: 

Перед порогом могыла, 
А в тій могылн калына* 
Спустылы гилечку додолу— 
Час вам дивочкы додому! 

Дружны : 

Ище не час, не пора. 
Ще зирочка вечирня не зійшла. 

/Хорол.і 



Неметена улычка, не метена. 

Ще старша дружечка не ведена \ 

Треба улычку проместы, 

Треба дружечку провесты. 

( ! ) Относится къ обычаю проводить старшую дружку къ ея дому. 

Но одходи дружок, свахы спивають: 

Зажурылась перепелочка: 
Бидна моя та головочка ! 
Що я рано из вырію вылетила — 
Нигде мыни гнизда звытьк 
Нигде мыни диток наплодыты» — 



212 Жптейскія, 



Що по горах снигы лежать. 

По долынах воды бижать Г 

Озоветься соловеечко: 

Не журыся, перепелочко ! 
Есть у мене тры сады зелени: 
Що в первому та гниздо зовьем. 
А в другому "диток наведем, 

А в третьому диток погодуем. 

(Хоро-л.) 



# * 



Боярам, як иамисто дружок сидаютъ коло молодых: 

Здвыгиулыся сины> 
Як бояре силы, — 
А ще не так здвыгнуться. 
Як пыва напыоться. 

(Лубн. 



Матери, як дружкы одійоуть 

уіавай, маты, вечеряты: 
По вечери, иодилымося. 
Ходим, маты, у комору. 
Подилым добро з тобою: 
Тоби, маты, ныты й бердечко. 
Мини давай полотенечко; 
Мини, маты, скрыни та перыны, 
Тоби, маты, горох -горохвыньц 
Тоби, маты, новый дойныци, 
Мини давай рябыи телыци: 



С в Л Д К Б н ы я 



213 



Тоби, маты, новый оборы. 
Мани давай рябыи коровы; 
Тоби, маты, порожніи бодни. 
Мини давай тилько довезты I 



* * 



Тоби, мамко. да навыйчыкы, 
Мини мамко, да сувыйчыкы; 
Тоби, маты, ныты й бердечко, 
Мини, мамо, полотенечко; 
Тоби, маты, та стшіа нима. 
Мики, мамо, постиль била. 






Ой далы-ж нам днвку 
Дайте ще постильку, — 
Зкрыню и перыну, 
И в двир господыню. 



(Овруч.; 



# # 



(Радомысль.) 



(Радомысль.) 



Як дуже бидна постиль : 

Да чого ты, Марусе, без кубла ? 
Да чы ты куделькы не скубла, 
Да чы тоби матинка не давала, 
Да чы тебе охота не брала? 

(Радомысль., 



8 1 і Ж Н Т Е Й С К I я. 



Перед вечерею: 



Синечкы мои яворови! 
Будете не метени: 
Неиька старенька*, а сестра маленька. 
Я пиду вид батенька. 



(Гадяч.) 



Через гору гуска летила, 
3 перцем юшка кыпила: 

Хоть з перцем, не з перцем. 

Просымо з щырым серцем! 






За вечерею молодым: 

Де-ж був селезень. 
Де-ж була утпнка ? 
Селезень на ставу. 
Утиика на плаву; 
Тепер на одному 
Воны сыдять плаву. 
Вкупи на плавочку. 
Та йидять рясочку; 
Пьють воны водыцю 
3 одныи крыныци. 
Де-ж був Юрасенько. 
Де-ж була Марьечка ? 
Юрасько у батечка, 
Маруся у матинкы. 
Тепер у купон ьци 



(Лубн, 



Гплдглиіым. ' 4 2!Г> 

У одній свитлоньци; 
Йидять паляныци 
3 ярой пшеныци, 
Иьють воны мед-выно 
Из кубка одного. 



(Черномор.) 






Ты душечко наша, Марусе! 
Забарныи гости забарылыся в хати; 
А на двори коня взято, 
За Дунай завдато — 
За мед, за горилку. 
За Мару сю дивку. 






Ой не находь, Лытва: 
Буде з намы бытва: 
Будем воюваты, 
Марьечкы не даваты ! 



Не наступай, Лытва: 
Будем тебе быты! 
Будем быты, войоваты, 
Марусенькы не даваты! 



* к 
* 



Йилы бояре, йилы. 
Цилого вола зьилы ; 



(Лубн.) 



(Гадяч.) 



(Лубн.) 



216 Житейскія. 



' По столу качаючы, 

У попел вмочаючы. 

На столп ни кришечкы, 

Пид столом ни кисточкы. 
Наша капуста родыла, 
Наша Маруся садыла, 

Раненько вставала. 

Частенько полывала, 

(Черномор.) 






Нисля вечери: 

Жаль мини, мій батеньку за тебе, 
Остаеться мое зильлячко у тебе! 
Уставай раненько, 
Да полывай зильля частенько: 
Раннимы и пизнимы рисонькамы, 
Дрибнымы своимы слизонькамы. 



(Гадяч.) 






Як молодым выбираеться до-дому, а там и молоду 
за ным повезуть. 



Що в синечках голубець гуде, 
А в свитлоньку голосок идё. 
Ой то-ж бо то не голуб гуде, 
То-ж тестенько з зятеньком говорыть. 
Ой тестеньку, ты мій батеньку, 
Не гай мене, выряжай мене! 
Тепер ничка да темненькая, 



Свлдебныя. 217 

Дороженька да далекая . . . 
— Не бійсь, зятю, ничкы темненькой, 

Дориженькы да далекой; 

Я дам тоби проводныченька. 

Вороного да коныченька, 

И шабельку для охотонькы, 

И дивчыну для розмовонькы: 
Шабелькою коня погоняты, 
3 дивчыною будеш розмовляты ! 

(Конотоп.) 

» 

А в синечках голубець гуде, 
А в свитлоньку голосок идё; 
Мы-ж ду малы— голубець гуде, 
Аж Юрасько тестя просыть: 
Тестеньку, мій батеньку! 
Пусты мене да до-домоньку: 
Тепер ничкы да темненькыи, 
Дориженькы да непевныи : 
Кони наши потомылыся, 
По колина поодбывалыся ! . . 



(Чернигов.) 



* * 

* 



Ой кони, кони - медведи ! 
Чы чуетеся на сылу? 
Чы довезете княгыню — 
Через тіи ричкы быстріи, 
Через тіи горы крутіи, 
Та в тіи коморы новіи ? 



(Гадяч.) 

м 



218 Житейскія. 

Ой кони наши сываши, 
Чы булы вы на паши ? 
Чы чуетесь на сылу ? 
Чы довезете княгыню 
Да на тую гироньку крутую, 
Да у тую свитлоньку новую: 
У тій свитлонци мед-выно пьють, 
Там тебе, Марусю, давно ждуть. 

(Золотонош.) 

На гори Юрасько ходыть, 

Шаблею кійло ко сыть, 
Та пид коныченька носыть, 

Да коныченька просыть: 
Йиж, коню, билее кійло, 
Що-бы здужав та Дунай плысты, 
Нашу Марусеньку везты! 

(Рьдомысль.) 

Старшая дружечко, 
Одчыны да оконечко, 
Погляды да на сонечко: 
Да колы же рано. 
То ще й погуляймо: 
Колы же пизно, 
Розійдимося ризно! 

Ище рано, 
Ище погуляймо: 
Ще зирочка од мисяця не одыйшла, — 
Ще Марьечка од свого батенька не одыйшла. 

(Остер.) 



Свадебный. * 219 

Ой Юрасько у тестенька мед-выно пье п 
Ііопереду соколонька до батенька шле: 
Леты, леты, соколоньку, до батенька в двир! 
НехаЙ дворы-частоколы повымитають. 
Нехай кубкы срибра-злота наповняють, 
Нехай свичи до пивночи не стухають — 
Нехай мене з Марусею дожыдають ! 

^Золотонош.у 

Нуте, нуте, бояре, до коней! 
Не бійтеся темной ночы, 
Бог вам та до гіомочы, 
А Пречыстая Маты 
Буде вас зостричаты! 
Марусенька догадалася 
Да помостыла мосты 
3 калыновои трощы; 
Да погатыла гаткы 
То з руткы, то з мьяткы. 
Юрко до-дому радыться, 
А Маруся догадуеться; 
Вывела и коня з стани, 
И вынесла и сиделечко: 
„Юрасю, мое сердечко! 
Переночуй ходя ниченьку!„ 
— Ой Марусю, моя душечко. 
Попытайся своей матинкы: 
Чы буде частуваты ? 
Як буде частуваты, 
Дак будемо дви ночоваты; 



220 Житейскія. 

Як не буде частоваты, 
То пойдем о-пивночы. 

Йилы кони гречку, 
Як йхалы по дивочку; 
Тепер йижте солому, 
Бо пойдем до-дому!- 



(Овруч.) 



* # 
* 



Чого, свитлонька та новесенька. 

Чого стоиш темнесенька? 
Чого, Маруся молодёсенька, 

Чого сыдыш смутнёсенька ? 
Ой як же мини молодёсенькій, 

Не сыдиты смутнёсенькій, 
Що обсила мене чужа чужына, 

Юрасева вся родыночка. 
Що з ^правого боку усе зовыци— 

Юрасевы все сестрыци, 
А з ливои рукы все диверкы — 

Юрасевы все братикы. 

(Золотонош.) 






Говорыла куна из куною, 

Сидячы над водою: 
А чы-ж добре тоби, моя куночко, 

Сидячы над водою ? 
Поты добре, покы дожчив немае; 
Дожчи пійдуть, бережечкы зальють, 

И мене зженуть. 
Говорыла сестра и«г сестрою, 



Свадебныя. 221 

Сидячы за скамною: 
Да чы добре тоби, моя сестро, 
Да сидячы за скамною ? 
Поты мини добре, покы бояр немае: 
А бояре прыйдуть, 
Мед-выно попьють 
И мене з собою возьмуть ! 

(Золотонош.) 

Сироти: 

Да увійды, ув'гйды, да чужый батенько, 
У новую свитлоньку; 
Да стань, да послухай, 
Як сыритонька плаче. 
Да сырота плаче, сылненько рыдае. 
Що порядку немае; 
Що вси тіи що напытыся, 
А никому зажурытыся; 
Що вси пыты да гуляты, 
Да никому порадонькы даты. 



(Золотонош.) 



* 



Як тоби, да тетирько, 
По пожару да не килко? 
Де пожар погорыть, 
Крыльцямы пидлечу; 
Де травыця полягла, 
Нижкамы пидбижу, 
Як тоби, да Марусю, 
У чужого батенька? 



222 ЖитеЙскія. 

Я свекорку угожу, 
Билу постиль постелю; 
А свекру си угожу, 
В головоньку погляжу; 
А диверку угожу, 
Коныченька запряжу; 
А зовыци угожу, 
Русу косу заплету! 



(Радоѵысдь.) 



« 



Та клыновый лыстоньку, 
Куды тебе витер несе? 

Чы з горы да в долыну, 

Чы в чужу украину? 
Молодая та дивчынонько, 
Куды тебе батько оддае? 
Чы миж Туркы, чы миж Татары, 

Чы в чужую землю, 

Чы в велыку семью ? . . . 
Чужа земля пид кориньнячком, 
Чужа семья пид наривьячком. 

(Конотоі.) 



» * 



Да вже, ненько, нераненько 
Навчай мене, моя матинко, 
Як свекорку годыты! 
А свекоркови годы: 
Билу постиль стелы: 



СВАДЕБНЫЯ. 223 

Да годы, доненько, годы ! 

А свекруси годы: 

Головочку гляды: 
Да годы, доненько, годы! 

А диверку годы: 

Хустыночку перы; 
Да годы, доненько, годы! 

А зовыци годы: 

Русу косу плеты; 
Да годы, доненько, годы. 

А Юркови годы: 

Билесенько воды; 
Да годы, доненько, годы! 

Да не так старому, 

Да не так малому, 
Як Юрасю молодому! 
Щоб у синечках видерце водыци повненьке, 
А на колочку рушнык биленькый. 

(Золотонош.) 

Та вже-ж, ненько, нераненько . . . 

Чом мене не вчыш, ненько? 
Навчы мене, моя матинко, 

Як свекорку годыты. 
„Годы, доненько, свекорку, як батеньку: 
Раненько встань, на день-добрый дай, 

В ниженькы уклоныся; 
Держы, доненько, свитлоньку, як у виночку — 

Рушнык на колочку, 
Выдеречка все новеньки, 

Водыци повненьки.,. 

(Остер.) 



224т Житейскія. 



Да вже пизненько, нераненько . . . 

Научай мене, мамко ! — 
Дытятко мое ! ты не мале— 
Будь само розумне ! 
Раненько встань, 
Свекорку добрый-день дай; 
Держы хаточку, так як у виночку, 

Рушнычок на колочку; 
Держы видерце що-день биленьке, 
Да й водыцею повненьке. 

(Чернигов.; 



* 



Добре було, моя матинко, 

Та горилочку пыты ... 
Якогось буде, якогось буде 

Да без донечкы жыты ! 
Пидеш, матюнко, у поле 
Та зеленого жыта жаты; 
Та займет шырокую постать: 

Ни з кым жыта жаты ! . . 
Сядеш, маты, да полуднаты, 

Ни з кым розмовляты . . . 

(Радомысль.) 






Чи я в тебе, пани-матко, 

Не дытятко, 
Що ты мене нротыв ничкы 
Выпроважаеш причкы ? 
Ой дай мини провиднычка 
Ридного братичка; 



Свадебный. 225 

Дай мини провидныцю, 

Хоть ридну сестрыцю ! 
„От-се тобн, провидныця — 

Ясный мисяць, 
От-се тоби провпдныця — 

Ясная зормцяі», 

(^олотонош.^ 
* 

ОЙ запрягайте батьковы конп, 

Ой щыри, воронін ; 
Батьковы кони смутненько иржуть, 

Та з двора княгыню не везуть. 
Ой запрягайте свекровы кони, 

Сири, линывіи; 
Свекровы кони веселенько иржуть, 
Та з двора княгыню везуть. 

(Острогожск-! 

Да вже кони запряжены 1 
Чого сыдыш Марусенько? 

Чом не дякуеш батеньку ? 
Да вже кони запряжены, 
II ид ворота пидв едены! 
„Я велю коням оброк дать, 

Возныченькам постоять. 
Як прыйде мій батенько з саду. 

3 саду, з вынограду, 

Так Марусенька з посаду: 

Ой сласыби, мій батеньку. 

'23 



226 Житейскія. 

За твое гулянейко ! 

Що я в тебе гуляла, 
Важного дила не знала; 
Що в недилечкы та все дивочкы, 

Там же я молодая !„ 
Ой чого же сыдыш, Марусенько, 
Чом не дякуеш мамонци? 
Да вже кони запряжены, 

У двир уведены. 

„Велю коням оброк дать, 

Возныченькам постоять, — 
Закы маты прыйде з саду, 

3 саду, з вынограду, 

До дочкы на пораду: 
Спасыби тоби, моя мамочко, 

За твое гуляньечко! 

Що я в тебе гуляла, 
Важного дила не знала; 
Що в недилечкы та все дивочкы, 

Там же я молодая \„ 
Ой чого сыдыш, Марусенько, 
Чом не дакуеш братику ? 
Да вже кони запряжены 
И пид сины пидведены. 

„Велю коням оброк дать, 

Возныченькам постоять, 
Иокы братик прыйде з саду, 

3 саду, з вынограду, 

Так Марусенька з посаду: 
Спасыби тоби, мій братику, 

За твое гулянейко! 



Свадебныя. 227 

Що я в тебе гуляла, 
Важного дила не знала; 
Що в недилечкы та все дивочкы, — 
Там же я молодая! . . 

(Чернигов.) 

# # 

Стань, моя матинко, в порози, 
Вже-ж я молода в дорози. 
Не жалослыва матуся ! 
Навпротыв ночы вон гоныш, 
И проводныка не даеш ! 
Стань, моя матохно, в порози: 
Я-ж тоби, матохно, вклонюся ! 
Кискою земельку устелю, 
Слизкамы нижкы оболью! 

(Шилов.) 

* * 
* 

Загрибай, маты, жар, жар, — 
Чы не буде дочкы жаль, жаль; 
Закыдай маты дрова, 
4 Зоставайся здорова ! 



(Чернигов.) 



Закыдай, маты, трискы, 
Сподивайся невисткы. 
Отто тоби, маты, 
И прач у загати: 
Як будеш прачом праты, 
Будеш мене спомынаты. 



(Овруч.) 






228 Житегйсш 



Витер воритечка одчыныв, 
Братець сестрыцю проводив г 
От-се тоби, сестрыце, дорога — 
Йидь од мене здорова ! 

(Зол о то нош,) 



« -й- 



Ой брат сестру проводив, 
А мисаць дорогу посвитыв: 
От тоби, сестрыце, дорога — 
Йидь од мене здорова; 
Будь здорова як вода, 
. Будь богата як земля, 
7 Будь прыгожа як рожа. 

(Чернигов.) 

7 Будь же ты красна, як весна. 

(Гадяч.) 

* я- 

Одступйтеся ворогы 

Из князевои дорогы, 
Бо пидобьють коныченькы пид ногы, 
Ой пидобьють коныченькы, пидобьють, 

А щоб не було ворогив тут ! 

(Чернигов.) 

Ой дивчыно та Марусечко, 
Позасивай свои стежечкы, 
И стежечкы и дорижечкы. 
То рутою, то мьятою, 
Хрещатенькым та барвиночком. 



Спадебныя. 229 

Запашненькьш та васылечком. 
Туда йтыме твоя матинка, 
Те зильлячко прогортатыме, 
Марусенькы та шукатыме. 
Зильля мое та охайнее, 
Дытя мое та коханее ! 
Я-ж тебе та охаяла, 
Марусеньку та угаяла; 
Я садыла, я полывала, 
Марусенька як не бувала ! 

(Конотоіь) 

Бряжчалы колокола, бряжчалы, 
Туды-ж нашу Марьечку помчалы ; 
Выйду я за воритечка, аж уже свит, — 
Куды Марьечку помчалы, тилькы слид. 

(Острогожск.) 

Ходыть кизочка по крутій гори; 

Нижкою як туп, так туп! 
Сирому вовку наругаеться: 
„Я-ж тебе, сирый вовку, не боюся!„ 
А в недиленьку рано по-раненьку 
Кизочкы як нема, так нема; 
Тилько осталыся нижкы та рижкы 

Та биліи копытьця. 
Ходыть Марьечка по новых синях; 

Нижкою як туп, так туп ! 
Свойму Юрасеньку наругаеться: 
„Я-ж тебе, Юрасю. не боюся!„ 



230 Житейскія. 

А в понедилок рано по-раненьку, 
Марусенькы як нема, так нема; 
Тилько осталася русая коса, 
Та дивоцькая краса. 

(Шклов.) 

Як прывезутъ посаг до свекрухы: 

За воротамы вышня, 
Туда наша матинка выйшла; 

Ягодкы зобала, 
Молодой невисточкы ждала. 
Выйды, матинко, огляды: 
Що тоби бояре прывезлы ? 

И екрыню й перыну, 

Й молодую княгыню ! 



(Гадяч.) 






Шшеднлкови. 



Ой у саду, у садочку, там голубчык гуде; 

Там Юрочко парубоство здае: 
„Ой нате вам, парубочкы, парубоство мое! 
А вже-ж я пиду 
В чоловичу раду, 
Чоловикам на пораду!„ 
Ой у саду, у садочку, там голубка гуде: 
Ой там Маруся дивованьне здае: 



СвАДЕВНЫЯ. 



231 



„Нате-ж вам, дивочкы, дивованьне мое! 
А вже-ж а пиду 
В жиночу раду, 



Жонкам на пораду 



* * 



А в понедилок рано 
Маты дочкы шукала, 
В саду и в городи-выногради 
И у сусидок пытала: 
Мои сусидочкы, мои голубочкьк 
Чы не бачылы моей дочкы ? 
Да иды, моя доню, додому, 
Погляды у головоньку! 
Да погляжу, моя мамочко, 
Да не тоби — свекрухни ! 



* * 
* 



(Радомысль.) 



(Чернигов.) 



Ой тыхо, тыхо витер віе, 

Аще тыхше до дочкы маты иде — 

Свого дытяты одвидоваты. 
Десь мое дытятко не пыло, не йло: 

Да колы-б пыло, то- б пьяне було; 

Да колы-б йло, то-б не змарнило. 

(Чернигов.) 



* 



Що-ж бо то да за зильля, 
Чорнее да насиньня ? 



232 Житейскія. 

Вчора було да на стебли, 
А сьогоднд на земли. 
Що-ж бо то за наровы 

Да у нашои Маруси? 

Вчора була та у батенька, 

А сьогодня у свекорка . , 



(Рлдоыысль.) 



* - 



Да выведте наше! 

Да нехай нам попляше, — 
Червоными чоботкамы. 
Золотыми пидковкамы ! 

(Чернигов., Остер.] 



•й- 



Хто в мене по синечках походыв, 
А хто в мене дилечко поробыв ? 
Я-ж думала що чорная галка, 
Аж то моя левихна коханка. 

^Чернигов.^ 



■я- 



По двору, по двору 
Да пороша упала; 
А на тій пороши, 
Слидкы хороши. 
Да свекрухна каже, 
Що куна ходыла; 
А свекорко каже: 
Да не есть то куна, 
То невистка моя ! 






(Чернигов.) 



# # 



Свадебныя. 233 



Да чого-ж ты, матішко, барышся, 
Да несты мого сорому боишся ? 

Не бійся, матинко, не бійся: 
В червоныи чоботкы обуйся! 

Топчы ворогы шід ногы, 

А супостаты пид пьяты, 

Щоб пересталы брехаты! 



(Радомысль.) 



# 

# 



Да пишов дожчык краплыстый, 
Да уродыв черчык черчыстый. 
Да не вмила Маруся носыты, 

Да не вмила красыты, 
Да мусыла Юрася просыты: 
Ой окрасы, Юрасю, сей черчычок мій, 
Да звеселимо увесь рид свій! 
Що первый рид — свекоркив, 
А другый — батенькив. 

(ЗолотоношЛ 

Розлывайтеся берегы, 
Не втишайтеся ворогы ! 
Заробыла Маруся пырогы, 

Хоч не пшенышни, да яшни — 
Своему родови подячни: 

Первый рид свекоркив, 
А другый рид— батенькив. 

^Золотонош) 



■и- 



30 



234 ЖитЕЙскгяг. 

Зиаты, Марусю, знаты^ 
В которій вона хати: 
И лавкы и прылавкы 
3 червонои кытайкы; 
Калыною обтыкана, 
Рожою обсыпана. 



СЗолотонош.^ 



* 



Ой пиду я у луг по калыну, 
Да выломлю калынову витку, 
Да застромлю за билу намитку; 
Нехай моя калыновька вьяне, 
Нехай моя родына гуляе. 

(Радомысдь.) 






Калынонька наша Маруся 
Пид калыною лежала, 
Калыну ломала; 
Чорным шовком у пучкы вьязала, 
На дорожку бросала, 
До батенька слала: 
От тоби, батенько, 
От тоби да подарочок — 
Червоная да калыночка 
Од любой да дытыночкы. 



(Чернигов.) 



* 



Темного лугу калына, 
Доброго батька дьщлна ; 



€вАДЕБНЫЯ 



235 



Така вона дренька 

Як рожа повненька. 

Ничого дывуваты, 
Така була іи й маты: 

Запысать іи в лысты, 
Щоб іи булы таки й сестры; 

Запысать іи в квиты, 
Щоб булы таки іи й диты! 



{Хорол.} 






А у нас овес рясен, 
А у нас увесь рид красен: 
Яка маты, така дочка, 

Як красна калыночка. 

(Новоград-Волынск.^ 






До пана идемо, 
Гостыньци цесемо: 
Жытніи, пшенишныи, - 
Мы в пана велычныи. 



(Овруч.) 






Ой пане, паночку ! 
Ведем тоби пидданочку: 
Вчора була у виночку, 
А сьогодня в серпаночку 



(Овруч.) 



# * 
* 



У нашого пана. 
Зеленая брама: 



236 Житейскія. 



Золоти одвиркы. 
Дасть нам пан горилкы. 

( Овруч ) 






Ще, колы молода зъ червоною стричкою, то доего весильля тя- 
гнеться. Ходять соби зъ хаты до хаты жинкы, свахы т колы хочуть т 
та спивають : 

Через улыщо перезва 
Нам дороженьку перейшла; 
А все в злоти, в аксамыти 
И в червоных чоботях. 



(Овруч.5 



* 



Казалы вражи люды, 
Що Маруся недобра будеѵ 
А вона добресенька, 
Як рожа повнесенька. 



(Овруч.) 






И тогди. як ходють с перезвон), одна сваха ноеыт на кійочку 
навыняный льонъ, — пряде, йдучы у нибы-то така вже робоча, що йдучы 
пряде, и спивають самы собою: 

Колы-б ты, прыданочко, добра; 

То-б садила у-дома, 

А в тую метелыцю 
Куделыла-б кудельтцю. 

^Овруч.; 

Бр воны не вважають, — хоть якый дощъ, або метелыця,-воны хо- 
дять и танцюють по дорози. И музыка йде; там, хоть одна скрыпка, або 
цымбалы, а йде. (Овруч.) Примѣч. пѣеицы. 



ПѢСНИ ЖИТЕИСКІЯ 

СЕНЕЙНО-РОДСТВЕННЫЯ. 



— Запорожець, мамцю, запорожець 
Вывив босу на морозець ! — 

До морозку нижкы прыкыпають, 
Запорожци дивку пидмовляють: 
„Не любы, доню, що в жупани; 
Полюбы, доню, що з постоламы, 
Що всякый день ходыть за воламы, 
Хоть не за своимы, за чужымы, 
Щоб нас, серце, люды не судылы.„ 

— Уповала, мамцю, на жупаны, 
Думала буты за ным пани; 

И в жупанах, мамцю, не ходыла, 
Доброй сбыты не зносыла. 
Уповала, мамцю, на керею, 
Думала буты попадею; 
И в киреи, мамцю, не ходыла, 
Доброй свыты не зносыла. 

(Радомысль.) 

Ой гаю мій, гаю, густый, не прогляну; 
Велять мени женытыся, да й сам я не знаю 



238 Житейскія. 

Велять менл браты у вдивонькы в хати, 

А в тыеи да вдивонькы тры дочкы в кимнати. 

— Чы ту, мамо, сватать, що головка гладка? — 
„Сватай, сынку, й людей пытай, чы метена хатка.,, 

— Чы ту, мамо, сватать, що намыстечко высыть ? — 
„Сватай, сынку, й людей пытай, чы дижу замисыть.,, 

— Може ту, мамо, сватать, що дрибненько ходыть? — 
„Сватай, сынку, й людей пытай, чы дилечко робыть.„ 
— : Робыть вона дило, да все хорошенько: 
Благословы-ж ты нас, Боже, и ты матусенько ! — 

(Глухов.) 

Поставлю я коня у в'ограду, 

А сам пиду в хату на пораду; 

Аж мій батенько коло ворит ходыть, 

На рученьках сиделечко носыть: 

„Ой на, сыну, сидельце, не гайся, 

Щоб вид того війська не зостався: 

Ой військо иде, оруженько мае, 

Попер еду музыка играе.„ 

Поставлю я коня у в'ограду, 

А сам пиду в хату на пораду; 

Аж мылый братик все по двору ходыть, 

У рученьках гостру шаблю носыть: 

„Ой на, брате, шаблюку, не гайся, 

Щоб вид того війська не зостався: 

Ой військо иде, оруженько мае, 

Попереду музыка играе.„ 

Поставлю я коня у в'ограду, 

А сам пиду в хату на пораду; 

Аж моя ненька по рундуку ходыть. 



Семей но родственны я. 239 

У рученьках сорочечку носыть: 
„Ой на, сыну, сорочку, не гайся, 
Щоб вид того війська не зостався: 
Ой військо иде, оруженько мае, 
Попереду музыка играе.,, 
Поставлю я коня у в'ограду, 
А сам пиду в хату на пораду; 
Аж моя сестра все по хати ходыть, 
У рученьках хустыночку носыть: 
„Ой на, брате, хустыну, не гайся, 
Щоб од того війська не зостався: 
Ой військо иде, оруженко мае, 
Попереду музыка играе.„ 
Поставлю я коня у в'ограду, 
А сам пиду в хату на пораду: 
Аж моя мыла по свитлыци ходыть, , 
На рученьках дытыночку носыть : 
„Ой на, мылый, дытыну, не гайся, 
Та зо мною ще раз попрощайся ! 
Ой мылый друже, люблю тебе дужѳ 1 
Серденько мое, покьідаеш мене: 
Ой як мени забуваты тебе ? 
Як итымеш мымо того жыта, 
Згадай тоди про мое ты жытьтя . . , 
Ой милый друже, люблю тебе дужѳ ! 
Серденько мое, покыдаеш мене: 
Ой як мени забуваты тебе !„ 

(Екатеринослав.^ 

— Ой хмелю-ж мій, хмелю, а хмелю зелененькый ! 
Де-ж ты, хмелю, зимувався. що не розвывався? — 



240 Житейскія. 

„Зимувався я, хмелю, в зеленій лисчыни, 
Ночував я, моя маты, в молодой дивчыны !„ 

— Ой сыну-ж мій, сыну! негаразд ты робыш; 
Жаліються молодыци, що ты шкоду робыш ! — 
„Такы буду ходыты, такы буду робыты; 

Ой що-б тоби, моя маты, молодым оженыты!„ 

— Оженыся, сыночок, оженыся, небоже ! 

Та не беры удивонькы, та не дай тоби Боже! 

А в удивонькы серце, як зимнее еонце: 

А хоть воно як ни гріе, та холодный витер віе. 

А возьмы-ж ты дивчыну, бидну сыротыну; 

Будеть тебе шЪнуваты, як маты дытыну. 

А в дивчыны серце, як литнее сонце: 

Хоть воно хмарнесенько, та такы теплесенько. 

(Гадяч.) 

Ой хмелю, мій хмелю, да де ты зиму зимував же ? 

Ойзимував я у темному лузи, да й не розвывався. 

Ох и сыну, мій сыну, де ты ничку ночував же? 

Ох и ночував я в своей дивчыны, да й не розбувався. 

Ох и сыну мій, сыну, не гаразд же ты робыш; . 

Хвалылыся чужи молодыци, що ты шкоду робыш. 

Буду, маты, ходыты, буду шкоду робыты; 

Ой було-б мене, моя матусенько, да молодым оженыты. 

Ой женыся, сыну, да женыся, небоже, 

Да не беры вдовы молодой, не суды тоби Боже! 

Ой женыся, сынку, ой женыся, небоже, 

Ой беры, сыну, молоду дивчыну, поможы тоби Боже! 

Що у вдовы серце да як зимнее сонце: 

Ой хоть воно яснесенько гріе. да холодный витер віе. 



Семейногодствеиныя. 241 

А в дивчыны серне, да ян литьнее сонцс: 

Ой хоть воно хмарнесенько гріе, да тепденькый вит'ер віе. 

Що у вдовы диты, да нигде их подиты, 

А в дивчыны да дитей нема, люба-мыла розмова. 

(Конотоп.і 

Наступыла чорная хмара, наступыла Й сыня. 
„Навчы, навчы, бидная вдова, да свойого сына. 
Як не будеш научаты, будем кароваты: 
Окаруем рукы й ногы и чорніи бровы, 
Щоб не ходыв до дивчыны молодой. 
Окаруем рукы й ногы, и карыи очи, 
Щоб не ходыв до дивчыны о-пивночи.„ 

(Тлухов.; 

Ой у недилю рано по-раненьку ясна зора зыходыла; 
Збиралася кревная родына, мене в військо выпроводыла. 
„Провожай, провожай, моя матусенько, чы не жаль тоби буде, 
Ой як пойду в чужу сторононьку да помеж чужіи люды ! 
Спогадай, спогадай, моя матусенько, ой як сядеш хлиба исты: 
Ой десь мій сын, десь моя дытына, да немае йому висты! 
Спогадай, спогадай, моя матусенько, ой як сядеш обидаты: 
Ой десь мій сын, десь моя дытына, що никому одвидаты. 
Ой як буду, моя матусенько, да я в війську прмираты, 
Прыймай мою вирную дружыну да за ридну дытыну!„ 
Не такый же свит, не така годына да тепера настала, 
Щоб чужая, чужая дытына да за ридную стала! 

/Борзн.і 

Дорижка, дорижка, та шырока, — 
Та шырока, и далека; 

31 



242 Житейскія. 

Як по тій дорижци да жовтіи писочкы, 
А на тых писочках стоять тры садочкы: 
Що в первому садочку соловейкы свыщуть, 
Що в другому садочку зозуленька куе, 
А в третьому садочку маты з сыном стояла, 
Маты з сыном стояла, маты сына пытала: 
Ой сыну, мій сыну! хто-ж тоби вирнишый — 
Чи жинка, чи теща, чи маты ридная? 
„Маты моя, маты, на що се й пытаты, 
На що се й пытаты? можно самій знаты, 
Що теща для прывиту, жинка для совиту, 
А ты, стара маты, порадныця в хати; 
Родыла й болила, страждала, вмирала, 
Кров пролывала — смертонькы бажала!,, 

('Црилук^ 

В чыстим поли бил камень лежыть. 
Ой на тим каменю сыз орел сыдыть, 
Ой сыдыть орел да й размышляв; 
Иде козак дорогою, орла пытае: 

— Ой чы був, орле, в моій сторони ? 
Ой чы тужыть моя мыла по мени ? 
„Ой тужыть— тужыть, на лижку лежыть, 
Правою рученькою за серце держыть.,, 
Ой уставай мыла, скажу тобп висть: 

Ой прійде твій мпленькый, буде в тебе гисть. 

Ой устала мыла, як не лежала, 

Усю челядоньку порозбужала: 

Ой уставай, челядь, засвиты свичи, 

Нехай-же я подывлюся мыленькому в вичи. 

— Ой чого-ж, мій мыленькый, з лыченька зпав ?- 



Семейнородственныя. " 243 

„Через тебе, моя мыла, що тебе не выдав. 

Ой чого-ж, моя мыла, з лыченька знала ?. 

— Через тебе, мій мыленькый, що тебе не выдала. 

(Тлухов. Радомысль.) 

Ой выйду я за воритечка, да рыне вода, рыне; 
Не сылуйте менё за нелюба, да нехай же вин згыне ! 
Ой колы-ж вы мене сылуете, дак вы-ж мене 'тдайте; 
Ой колы-ж мени а горе иметься, то на мене и дбайте ! 
Ой хожу, блужу я по улоньци, як прыблудная овця, 
Да ни до кого мени промовыты да вирненького словця. 
Ой туман, туман да по дорози, ой туман качаеться; 
Ой десь мене пры лыхій годыни увесь рид цураеться. 
Ой не цурайсь мене, родынонько, не цурайся ты мене, 
А пры лыхій да годыноньци прызнавайся до меие. 
Да нема-ж цвиту найповнишого над ту макивочку ; 
А нема роду найвирнишого над ту матиночку. 
Да нема цвиту найсыншпого над ту ожыноньку, 
А нема слова найвирнишого над ту дружыноньку. 
Ой туман, туман да по дорози а туман по облози . . . 

(Переяслав ) 

Искладу я дпло, — нехай на петривку! 

Заберу дитей я та пиду в мандривку. 

Ой зайду я на могылу, та розвьяжу я торбыну: 

Роспущу я свои диты на всю украину. 

Ой зайду я у долыиу, — стану, погадаю, — 

Як возьму я своих диток вмисто позбираю ! 

Ой ходыла та блудыла, диток понудыла — 

На що-ж мени чужи люде, з мене своих буде! 

Ой два сыны оре, чотыри молоте, 



244 Житейскія. 

А дванадцять дочок за постать заходе, 
А два сыны годую — у військо готую . . . 

(Изюм.) 

Ой повинь, витроньку, з горы в долыноньку, 
А з горы в долыну, де маю родыну. 
И витер не віе, и сонце не гріе; 
Тилько степом — полем трава зеленіе. 
Пусты, мій мыленькый, голубчык сывенькый. 
До броду по воду — одвидаю роду. 
Я й сам не пиду, и тебе не пушу, 
Бо ты скажет роду об свою прыгоду. 
Не буду казаты, а ни спомынаты, 
Як обильлють сльозы, то я выйду з хаты; 
Выйду за ворота, стану як сырота — 
Хто йде, то мынае, бо роду немае. 

(Житомир) 

Ой гаю мій, гаю, гаю зелененькый! 
Чом на тебе, гаю, ни витер не віе? 
Ой витер не віе, гильля не колыше; 
Тылько брат до сестры часто лысты пыше, 
Пыше на вкраину, туды их шле швыдко: 

— Сестро моя, сестро, сестро украинко! 
Що мени на свити з тобою робыты? 

Чы прывыкла, сестро, на чужыни жыты? — 
„Хоча не прывыкла, треба прывыкаты, 
Колы уродыла без доленькы маты.,. 

Крый тыхого броду, пье сывый кинь воду. 
Просылася мыла да до свого роду: 

— Пусты мене, мылый, голубонько сывый. 



Семейнородствеішыя. • 245 

Да до мого роду, хоть по шыю в воду. 
Хоть я замочуся, в роду просушуся, 
Такы з родыною да й наговорюся. — 
„Ой не пущу, мыла, да до твого роду; 
Бо ты свойму роду скажет всю прыгоду.„ 
— Ой не буду, мылый, прыгоды казаты; 
Тилько буде знаты отець старый, маты. — 

(Глухов.і 

Не спивайте пивни, бо ще я не спала: 
Ще своему роду правды не сказала. 
Выйду за ворота, стану як сырота — 
Хто йде, то й мынае, бо роду немае. 
Ой повій, витроньку, з горы на долыну; 
Ой прынесы, Боже, здалека родыну ! 
И витер не віе, гильля не колыше, — 
Тилько брат до сестры да лыстонькы пыше: 
Сестра-ж каша мала ! чи прывыкла сама ? 
Ой хоч не прывыкла, треба прывыкаты, 
Колы породыла безсчасную маты ! 



/Остер.) 



Ой ты соловей, пташечко мыла ! 
Ой не щебечы садом летючы, 
Ой не оббывай ранньои росы: 
Нехай обибье матюнка моя. 
До мене йдучы, одвидуючы. 
Моего жытьтя роспытуючы ! 
Матюнко моя, ридная моя ! 
Прійды до мене, одвидай мене: 
Ой як я жыву, як я горюю — 
Я своих диточок не погодую ! 



^Глухов.; 



246 Житейскія. 

Ой ты, соловей, раньня пташечка. 
Ты не щебечы рано на-зори, 
Да не обтрусы раньньои росы: 
Нехай обтрусыть моя матюнка, 
До мене йдучы, одвидуючы, 
Мого жытьтя розвидуючы! 

7 Чоловиче мій, дружыно моя! 
Завиз ты мене, де роду нема, 
Де роду нема, да все чужына: 

10 . Никуды пійты, поговорыты, 

В серци печали да роздилыты! 
„Ой, жыико моя! пійды до кумы, 
Шйды до кумы, огню наберы, 
Из еерця печаль з кумою роздилы!„ 
— Ой, я й ходыла, и говорила, 
С кумою печали не роздилыла. — 

16 На дубочку два голубочкы 
И цилуються и мылуються, 
Моему жытьтю дывуються. 
Ой вьц голубы, вы сызенькіи, 
Вы цылуйтеся, вы мылуйтеся, 
Моему жытьтю не дывуйтеся!„ 



(Глухо в } 



Ой як я жыву, як я горюю. 
Не так живеться, як горюеться: 
Богатого роду все цураеться , 
И ридна сестра не прызнаеться; 
Як стала жыты, розжыватыся, 
Стала родына прызнаватыся, 
А и ридна сестра у гости прыйшла, 
У гости прыйшла, ще й мову иайшла. 



Семейнородственныя. 247 

10 Никуды питты, огню добуты. 
Ни с кым статы, поговорыты. 
Тугы-печали та й розважыты. 
Жиночко моя , дружыно моя ! 
Пиды до кумы, огню наберы, 
Сядь з кума сею да й поговоры ! 

(Конотоп.) 

16 В чыстому поли стоять два дубы, 
Да схылылыся верхы до купы. 

(Харьков.) 

Чоловиче мій, дружыно моя ! 

Та завиз ты мене в чужу сторону, 

В чужу сторону без родыночкы; 

Никуды питты поговорыты. 

Та на серцю печаль розвеселыты. 

Й ой жинко моя, дружыно моя ! 

Ой есть у поли та двн тополи, 

Третя былына — то вся родына: 

Туды пійдемо та поговорымо, 

Тогди печаль на серцю розвеселымо ! 

Чоловиче мій, дружыно моя ! 

Вже-ж я ходыла и говорыла — 

До мене тополя не промовыла, 

Та на серцю печаль та й не розвеселыла. 

/Васильков.,) 

Посію я руту да мъяту 
В зеленому саду да саду: 
Рута та мъята та не прынялася, 
Родынонька да й одреклася. 



248 Житейскія. 



Перечула через люды, 

Що мій батько в гости буде: 

Ждала я, ждала, ждала, дожыдала, 

Воритечок не зачыняла. 

Аж мій батько йде да йде, 

Вин до мене да й не зайде: 

Нич моя темна а зиронька ясна, 

Доленька моя несчасна ! 

Перечула через люды, 

Що матинка в гости буде: 

Ждала я, ждала, ждала, дожыдала, 

Воритечок не зачыняла; 

Аж матинка йде, да йде, 

Да до мене не зайде: 

Нич моя темна, а зирочка ясна, 

Доленько моя несчасна ! 

Перечула через люды, 

Що братичок в гости буде: 

Ждала я, ждала, ждала, дожыдала, 

Воритечок не зачыняла. 

Аж мій братичок йде, да йде, 

Да й до мене не зайде : 

Нич моя темна а зиронька ясна, 

Доленько моя несчасна ! 

Перечула через люды, 

Що сестрыця в гости буде: 

Ждала я, ждала, ждала, дожыдала, 

Воритечок не зачыняла; 

Аж сестрыця йде да йде, 

Бона до мене да й не зайде: 

Нич моя темна, а зирочка ясна, 



Семеііііородствешіыя. -49 

Д олень к о моя мссчасна ! 

П ере чу ла через люды , 

Що мій мылый в гости буде 

Ждала я, ждала, ждала, дожыдала, 

Воритечок не зачыняла. 

Аж мій мылый ііде. да йде, 

Да й до мене впп зайде: 

Нич моя темна, а зиронька ясна, 

Доленько моя прекрасна ! 

(Конотоп.) 

Да вылитала галка з зеленого гайка, 
Да вылитала друга из темного луга; 
Сила на дубочку в вышневим садочку: 
Да не хылыся, дубе, бо жытьтя не буде ; 
Да не хылыся, сосно, бо й так меии тошно; 
Да не хылысь, береза, не пьяна — твереза ; 
Да не хылыся, гплько, бо й так мени гирько, 
Не хылыся нызько, нема роду блызько; 
Тилько в мене и роду — два братикы зроду; 
10 А третя, сестрьщя, пишла в сад гуляты, 
Пишла в сад гуляты братикив шукаты: 
Ой прыйдить, братикы, в недиленьку вранци. * 
Намочым горилкы — в зеленій пляшци, 
Намочым горилкы з перцем, из инберцем, 
Выпьем, братикы, з своим щырым серцем. 
Да чого-сь мени, братикы, горилка не пьеться, 
Коло мого серденька як гадына вьеться. 
Есть мени, братикы, из хмелю похмильля — 
Коло мого серденька велыке журиньня. 

(Золотонош.; 

32 



250 Житейскія. 

10 Та й ти прыбувають десятого году. 



(Изютя.) 



— Ой мылый мій, мылый, мылый соловейку, 
Ирыбудь-же до мене в недилю раненько; 
Прыбудь же, мій мылый, в недилю у-ранци, — 
Заправлю горнлкы в крышталевій пляшЦи, 

Из перцем, з инберцем, з моим щырым серцем! — 
„Чомусь мени, мыла, горилка не пьеться: 
Коло мого серденька, як гадына вьеться.„ 

— Ой то-ж не гадына — то лыха годына 
Коло твого серденька соби гниздо звыла. — 
Вылетила галка, чужа, подолянка, 
Сила-пала галка на зелениді дуби: 

„Не хылыся, дубе, бо й так мени буде, 

В чужій сторононьци бидній головонци.„ 

Вылетила галка, чужа, подолянка, 

Сила-пала галка на зеленій сосни. 

„Да не хылыся, сосно, бо й так мени тошно, 

В чужій сторононьци бидній головонци.„ 

Вылетила галка, чужа, подолянка, 

Сила-пала галка на зеленій гильци. 

„Не хылыся, гилько, бо й так мени гирко — 

В чужій сторононьци бидній головонци! 

(Золотой ош.; 

Вылитала галка, з зеленого гайка, 
Сила, пала галка на зеленим жыти: 
Не хылыся, жыто, бо й так мене быто ! 
Сила, пала галка на зеленій сосни: 
Та не хылыся, сосно, бо й так мени тошно! 
Сила, пала галка на зеленій вильси: 



Семейнородственныя. 251 

Не хылыся, вильхо, бо й так мен и гирько! 
В недпленьку вранци збирайтеся, братци! 
Та намочим горилкы у зеленій пляшци, 
Та выиьемо, братци, горіыкы по чарци! 
Та чомусь мени, братци, горилка не пьеться, 
Край мого серденька гадынонька вьеться, 
Извела гниздечко, де мое сердечко: 

14 Извела кубельце, там де мое сердце. 

(Гадяч,) 

15 А то не гадына — то лыхая годыиа: 
Изсѵшыла, извъялыла невирна дружына ! 

(Зо.іотонош.) 

Не хылыся сосно, бо й так мени тошно: 

Не хылыся гилько, бо и так мени гирько. 

Сыва зозуленько, не куй жалибненько, 

Та пе збуды мого гостя дорогого, 

Гостя дорогого братика ридного! 

Ой я сама знаю, колы избудыты — 

Як ясне сонечко стане изходыты: 

Ой встань, мій братыку, ой встань, пробудыся ! 

Ой там у садочку водыця в кубочку, 

А в новій свитлоньци рушнык на килочку. 

Водыцею вмыйся, рушнычком утрыся^ 

Тогди, мій братику, на скамью садыся ! 

Будем говорыты, будем розмовляты, 

Як маленькых диток та й догодоваты. 

(Гадяч.) 

Грушыце моя! чом-же ты не зеленая? 
Везена — не вкрывана, посажена — не полывана* 



252 ЖнтеіІскія. 

Сырою землею не осыпана ! 
Мылая моя! чом-же ты не веселая. 
Як ты в своем матпнкы росла, 
В ридного батенька жыла? — 
„Мыленькый. мылесенькый мій ! 
Дай мени воленьку таку. 
Як в своеи матпнкы росла» 
В ридного батенька жыла!, ? 
— Мылая. мыленька моя ! 
Зроды мени девьять сынпв. 
А десяту дочку хорошу, 
Тоди дам тобп воленьку таку> 
Як ты в своеи матпнкы росла. 
В ридного батенька жыла. — 
„Мыленькый, мылесенькый мііі! 
Збудуй мени девьять домив. 
А десятый терем высокый: 
В тпм теремн будемо жыть, 
Жыть, жыть. да Бога хвалыть. 
Сынив женыть, а дочок давать. 
Родычив на весильля звать! . .„ 

Що поузъ мій двнр. ворптечка. голубка летила : 
Не дав мене мій батенько за кого хотила. 
Отдав мене мій батенько та за воеводу. 
У чужый край, сторононьку. далеко од роду. 
Ой вырву я з рожи квитку та пущу на воду : 
Плывы, плывы, з рожи квптко, аж до мого роду. 
7 Плыла, плыла з рожи квитка та й стала крутыться 
Выйшла маты води браты. та іі стала дывыться: 



Семейнородственныя. 253 

Чого сяя з рожи квитка на води зовьяла ? 
Ой десь моя да донечка в нед}'зи лежала ! 
Не лежала, моя маты, ни дня, ни годыны; 
Попалася в лыхи рукы невирній дружыни. 
13 Запрягайте, слугы мои, кони вороніи; 
Наздогоньте, слугы мои, лита молодіи. 
Як нагналы слугы мои на рубленим мости: 
Вернитеся, лита мои, хочь до мене в гости. 
Хочь вернемось, не вернемось, да вже не до тебе; 
Шановаты було-б тогди, як мы булы в тебе. 

(Конотоп.) 

7 Плыла,, плыла з рожи квитка аж до м'еи хаты ; 
Аж там выйшла стара ненька тем. воды браты, 
Стала тую з рожи квитку в води познаватьк 
Ой десь же тьт, моя доню, цилый рик лежала, 
Ой що твоя з рожи квитка на води зовъяла. 

(Житомир.) 

1 Тече вода холодная з-пид кореня дуба; 
Нема мени одрадонькы од мого нелюба. 
Нема мени одрадонькы ни д отця ни д ненькы; 
Сушять мене, въялять мене мои вороженькы. 
Изсушылы, извъялылы, як витер былыну: 
Було лычко як яблучко,^ стало як ожына ! 
Изсушыла, извъялыла невирна дружына ! 

13 Ой запряжу сири волы, вороныи кони: 
Да пойду доганяты счаслывои доли. 
Як нагнала счастя й долю на калыновим мости: 
Вернысь, вернысь, щастя й доле, та до мене в гости! 
„Не вернуся я до тебе, була я у тебе: 
Було тоби шановаты, було поважатьь 



254 Житейскія. 

Було тоби що-вечоря билу постиль слаты.,, 
Бодай же ты, гирка доле, сього не юждала, 
Щоб я тоби що-вечора билу постиль слала ! 

(ЗолотоноиО 

7 Ой прыплыла квитка до баткового двора: 
Чого сяя квиточка на води зовъяла ? 
Десь моя донечка сим лит лежала ! — 
„Не лежала, таточку, ни дня, ни годыны, 
Ни дня," ни годыны, й часу, ни часыны: 
Далы мени мужа — невирного друга — 
Що його не зминять, що його й не продать: 
Тилько за иелюбым свій вик каратать ! 

- (Остер.) 

Ой цо горах, по долынах пташечкы литають: 
Не знала я роскоши, вже лита мынають. 
Чы я спыла, чы я зъила, чы гарно сходыла? 
Тилько мои вой роскоши, що гирко робыла. 
Ой запряжу сири волы, кони вороніи, 
Та пойду здоганяты лита молодіи. 
Наздожену молодости в калыновим мости: 
„Вернитеся, лита мои, хоч до мене в гости !„ 

— Не вернемось, не вернемось, не маем до кого 
Не вмила ты шановаты здоровъечка свого ! — 
Ой вырву я з рожи квитку, та пущу на воду: 
Плывы, плывы, з рожи квптка, аж до мого роду ! 
Плыла, плыла з рожи квитка, на березн стала, 
Выйшла маты воды браты, квиточку піймала. 
„Десь ты, моя дытынонько, тры лити лежала, 

Ой що твоя з рожи квитка на води зовъяла.,, 

— Не лежала, моя маты, ни дня, ни годыны, 



СвмеЙііородствеііныя 255 

Попалася в лыхи рукы невирній дружыии. 
Тече вода з-пид города, з-пид кореня дуба: 
Нема мени обрадонькы од мого нелюба ! 

/Борзн.; 

Ой давно, давно я в роду була, 

А вже-ж тая дориженька терном заросла, 
3 Терном заросла, лыстом прыпала, 

Червоною калыною понавысала. 

Ой як я схочу, терен высичу, 
6 Червоную калыноньку в пучкы повьяжу, 

Такы свою родыноньку хоч в рик побачу; 

Червоную калыноньку у пень выломлю, 

Да до своей матюнкы в гости полену. 

Буду литаты, буду коваты, 

Чы не выйде моя маты з новой хаты. 

Моя маты спыть, — спыть да й не чуе; 

Невисточка, голубочка, тее-ж учула: 

— Устань, матюнко, устань, утюнко ! 

Що-сь у нашому садочку за пташка куе! 
16 „То-ж не пташечка, то-ж моя донечка, 

То-ж моя безчасная, безталанная; 

Тут родылася тут хрестылася 

У чужую сторононьку да й одбылася.„ 

(Тлухов.> 

3 Ой терном, терном, ще й шепшыною, 
Як була у батенька ще й дывчыною. 

6 Ой сяду-впаду у батенька в саду, 
Травоньку зелену слизамы зильлю, 
Своею сухотою весь сад высушу! 

(Тадич.; 



256 Житейскія. 

16 „То-ж не пташечка сыва зозулька . . . 
Колы-ж ты зозулька, леты в щырый бир; 
Колы-ж ты моя донечка, ходы ко мни в двир. 
Ходы ко мни в двир за тысовый стил!„ 

(Чернигов.) 

Ой маты дочку мала, та іи за-муж дала; 

Як давала, то прыказувала, щоб у гости не бувала. 

А дочка не втерпила, в рик прылетила^ 

Скынулася сывой зызулькою, у вышиьовим саду сила. 

Ой сила-ж вона, сила, да стала коваты: 

Ой чы не выйде моя ридна маты, да чы не выйде з хаты! 

Аж матусенька выйшла, да стала на порози: 

Ой изгадала свою 4 ридну дочку, да облялы іи сльозы. 

„Колы ты зызуля, то леты в луг коваты; 

А колы моя ридная дочка, то прошу я до хаты.„ 

А зузуля стрепенула, в темный луг полынула, 

Сила соби на высоким древіь отця й матку спомынула! 

("Житомир.^ 

Оддала мене моя матинка 

У чужую бторононьку меж чужіи люде. 

Ой як отдавала да й прыказовала: 
4 Щоб ты, доню, писля не бувала! 

Пожыла я годок, пожыла я другый, 

А на третій стала искучаты ... 
7 „Ой колы-б же я зузуленька, та крылечка мала, 

Полынула-б до матинкы в гости . . .„ 

Лугамы летила, лугы потопыла; 

Садамы летила. сады звеселыла; ^ 






Семейііородсвеиііыя 257 

Сила, ппла в матинкы в садочку 

На тоненькому бересточку. 

Старшый брат коныченька сидлае, 

А пидстаршый ружьжьо заправляв: 

Хотять тую зузуленьку вбыты, 

Хотять тую зузуленьку з свита изгубыты. 

А матинка сыдыть край виконця, 

Гирко плаче, не промовыть словца . . 

Ой не быйте, сынсчкы, теи зузуленькы! 

Та посыпте жемчужного проса, 

Та меду вкубочку: 
Хай вона та й найдаеться, 
Солодкого меду та й напываеться ! 
— Та я наймся у поли пшеныци, 
А напьюся водыци з крыньщи ; 
Та годи сыдиты да пора летиты, 
Доси плачуть та маленькіи диты: 
Та уже насыдилась, та уже накуваласц 
3 своею матинкою нарорювалась і ! — 

(-') В спискѣ: наговорылась, 

{Копотоп.; 

4 Щоб ты, доню, сим лит не бувала! 

7 Обернувшись зозулею та й в год прилетила. 
Як сила-ж я в батька в сади, — 
Ой^ як же я закувала, ввесь сад поламала ! 
Ой як же я затужыла, ввесь сад заглушыла ! 
Идё-ж моя маты калыны ламаты, 
А за нею мій братичок зозули стриляты. 
Ой не стриляй, сынку, сіеи зозуленькы: 

33 



258 ЖитейскГя. 

Як, же отсій зозуленьци, то так моій донци> 
То так моій доньци на чужій стороньци. 

^Харьков.^ 

6 А червоную калыну в прыпил вылоділю. 
Та до своей матинкы в гости полыну 1 
Ой як Летила, луг поламала; 
А где спочывала — кырныця стала ! 
Ой сяду я, впаду, в матинкы у саду, 
На цій черешоньци, що расно родыть: 
Аж моя маты по двору ходыть . . « 
Ой буду коваты и промовляты: 
Чы не выйде матинка з хаты ! 
Матиика выходыть, невисток будыть: 
„Невисгочкы, голубочкы! згляньте, зачуйте — 
Щось в нашим саду за пташка куеІ„ 
— Ой це не пташка, се ваша дочка, 
Що вродылася без таланочка! 
Ой що без счастя та без доли вродылася. 
У чужій сторононьци жыты забылася! 
Чужая сторононька без витру шумыть, — 
А чужый батенько не бье, та болыть, — 
3 чужою матирью горе в свити жыть — 
Пиде до сусиды та ще й осудыты 
„Чужая дытына не хоче робыть, 
Выйде за ворота — ляже та й спыть . . .„ 

(Васильков,^ 

Ой у хати у комнати сыдыть стара маты. 
Иорадь, порадь, моя маты, як нелюба называты? 
Ой сядь, моя доню, за тесовым столом, 
Да назовы нелюбого ты сывенькым соколом. 






Семейнородственныя. 259 

Лучче-ж мыши маты, важкый камень зниты, 

А ниж иыни нелюбого сывым соколом назваты. 

Ой лучче-ж иыни, маты, гиркый полынь йоты, 

А ниж мыни из нелюбом а вечеряты систы. 

Ой загремы да громыку над моею кимнатою, 

Да побый-же нелюбого у кпмнати на кровати. 

Ой летила зозуля через сад куючы; 

Да вже-ж мыни докучьтло на сим свити горуючы. 

Ой летила зозуля да сказала: куку ! 

Да вже-ж мыни докучыло сюю терплячы муку. 

Ой летила зозуля через делованьпя ; 

Верны, верны, мылый Боже, мое днвованьия! 

Нокы свита сонця дивкою не буду, 

Поты свого горованьня я повик не избуду! 

Ой у лузп калына увесь луг изкрасыла: 
Невирная дружынонька извялыла, изсушыла. 
Ой я тую калыну зтопчу, зломлю да й покыну; 
3 невирною' дружыною ку ды пійду, то загыну. 

— Порадь мене, моя маты, як нелюба называты? — 
„Ой сядь же ты, доиько моя. за тесовым стол очком, 
Ой назовы нелюбого да ясным соколочком.,, 

— Лучче-ж мини, моя маты, гиркый полынь исты, 
А ниж мини из нелюбым за тесовым столом систы; 
Лучче-ж мини, моя маты, кругу гору роскопаты, 

А ниж мини нелюбого соколоньком называты: 

Круту гору роскопаю, сяду, одпочыну; 

Як пійду я за нелюба, то й навикы загыпу. 

Не сыловав мене батько, не давала мене й маты: 

Сама стыда полюбыла, ни на кого жалковаты. 

(Глухов.) 



260 Жіітейскія. 

Ой у лузи калыпа увесь луг закрасыла ; 

Невирная дружына звьялыла, зсушыла. 

Ой я тую калыиу зтопчу та и нокыну ; 

3 невирною дружыною куды пиду, то й загыну! 

Ой маты, маты, порадныця в хати! 

Порадь мене, моя маты, як з нелюбом горюваты! 

— Ой доню моя, доню, иорадь-же ты мою волю, 
Та посады нелюбого вечерять з собою. 

— Ой лучче мёни, маты, гиркый полынь исты, 
А ниж мени з нелюбом вечеряты спеты; 
Лучче мени, маты, гиронькы копаты, 

А ниж мени з нелюбом та с паты лягаты. 
Лежыть мылый у постели, як печына у попели; 
Ой пожалься, мылый Боже, дивчынонькы молодой! 

^ІІЗЮМ.^ 

Ой за гаем, гаем зелененькым, 

Та йде Дунай не тыхыіі — быстренькыц, 

Над Дунаем явир зеленеыькый, 

Пид явором коныб вороненькый, 

А на кони коза к молоденькый, 

Та все стыха у гуслонькы грае, 

Струна струни тыхо промовляе: 

Нема впыну вдовыному сыну! 

Як бье, так бье що-дня сбою мылу! 

Лежыть мыла як буз сыиесенька, 

Стоить нелюб як нич темнесенька: 

— Ой чы будеш по щыросты жыты? 

То не буду повик тебе быты! — 

„Ой хоть буду в сырій земли гныты, 

А не буду по щыросты жыты.„ 



Семейнородствеиііыя. 261 

— То-ж-бо й горе, що не по любосты 
Загубыв я лита свои з молодосты! 
Сидай, мыла, вечерять зо мною ; 
Любы, мыла, розмову з тобою! — 
„Лучче-ж мени гиркый полынь исты, 

А ниж з тобою вечеряты систы.„ 

— То-ж-бо й горе, що не по любосты 
Загубыв я лита з молодосты! 

Лягай, мыла, спатонькы зо мною; 
Любы, мыла, розмову з тобою! — 
„Лучче-ж мени у дверей стояты, 
А ниж мени з тобою лягаты.„ 

— То-ж-бо й горе, що не по любосты 
Загубыв я лита свои з молодосты ! — 
Подай, мыла, свою билу ручку , 
Ирыложыты до мого сердечка. — 
„Лучче-ж буду над жаром держаты, 

А ниж тоби билу ручку даты!„ 

(Изюм.) 

Ой у поли ишеныченька, 

Ой там поле дивчынонька; 

Бона поле, вона поле, 

На сонечко поглядае: 

Чы высоко, чы нызенько 

Сыв голуб литае ? 

Вин литае, буркутае, 

Соби паронькы шукае: 

Як буркуку, так буркуку, 

Подай, мыла, билу руку ! 

— Ой рада-б я, мій мылеиькый, 



262 Ж и т е й с к і я. 

Обыдви тоби податы: 
Положыда мене маты 
Из нелюбом спаты. 
Ой нелюбый, нел юбочку ! 
Не бый мене в гойовочку : 
Мене маты годувала, 
В головочку не вбывала; 
Ой як будет мене быты. 
То не будем вкупи жытм. 
То я пиду прич од тебе., 
Нехай тебе орда визьме. 
Нехай тебе изрубае! 



(Гадяч.) 



Ой не сама, не сама та былыночка в поли, 
Да не дав мини Бог да ни щастья ни доли. 
Тилько дав мини Бог чоловика не до любовы, 
Що вин пье-да гуляе и мене розоряе, 
А як прыйде додому, не говорыть зо мною . . 
Хыба-ж мини, серце мое, розыйтыся с тобою ? 
Не я тебе полюбыла, полюбыла моя маты: 
Жывы, жывы, моя доню, ой така твоя доля. 
Ой пійду я молодая та до броду по воду, 
Поставлю я видеречка пид крутою горою. 
Поставлю я видеречка пид крутою горою; 
Не бачыла дивчынонька перевизчыка з роду: 
Перевизчык, перевизчык, перевезы до роду; 
Нехай же я побачуся хочь четвертого году ! 
Озоветься моя маты та по тим боци моря: 
Жывы, жывы, моя доню, ой така твоя доля! 
Чы я # тебе, моя маты, увесь хлиб поила, 



Семейнородствепиыя. 263 

ІІІо ты мене моя маты та на вик занла ? 
Чы я в тебе, моя маты, усе платья поиосыла, 
Що ты мене, моя маты, та навикы затопыла ? 
Ой завьяжы, моя маты, та билым платком очи: 
Веды мене, моя маты, та темненькой ночи ; 
Веды мене, моя маты, та де вода холоднійша ; 
Топы мене, моя маты, а що я найкращійша. 
Бижыть вода с-пид каминя, да не холодна, — тепла; 
Моя маты риднеиькая, вызволяй мене з пекла ! 

(Конотоп.) 

Ой гости мои зазванй, 
. Ой очи мои заспани! 
Ой маты моя старая, 
§ Нащо ты мене скарала: 

За ланця мене отдала! 
Ланцюга щодня дуже пье, 
Прійде додому та й не бье, 
Вин не бье мене, не лае, 
Вин мене словом карае. 
„Урикай, доню, урикэй, 
Та й у садочок утикай 1, у 
А у садочку калына, 
А на калыни зозуля, 
Вона не куе, воркуе — 
Нихто зозули не чуе; 
Тилько зачула невихна, 
По воду рано идучы, 
Повни видерця несучьь 
Прыходе мыла додому, 
Ходе миленькый по двору: • 



264 Житейскія. 

21 Чого ты. мыла, такая. 
Як водыченька мутная? 
— Я правду тоби всю скажу: 
Я твоій неиьци не вгожу ; 
Постелю постелю, не ляже: 
Прыпичок помажу, невгоже: 
Чобиткы помыю. не вбуе:' 
Ой вона багато гордуе! 



21 Чого ты. мыла, плачеш? 

Чому ты мени не скажет? 
— Того-ж-бо я й тужу. 
Твоій матери не вгожу! 
Помыю ногы у лузи — 
Вона помаже в калюжи: 
Помыю ногы у мыли. 
Вона помаже ѵ глыни: 
Постелю пбстнль, не ляже . 
Моему серденьку докаже! 



(Изюм. 



(Житомир.) 



„Ой ты. багачу, я-ж тебе давно знаю ! 

Не сватай мене, бо я корив не маю! 

У мене коровы — тилько чорни бровы. 

У мене телыци — карыи очыци.„ 

— Ой ты, днвчыно, дивчыно небого ! 

Не скажу тоби за коровы нпчого. — 

„Хоч ты не скажет, скаже твоя маты: 

Да встань, невнстко, час до череды гнаты; 

Да встань, невнстко, щоб здорова не встала ! 

Подій тіи коровы, що од- батька нагнала, 



Семейнородственныя. г 265 

Попрогонь овечкы, що родына здаровала.„ 
— Ой годи, маты, сым очи выбываты : 
Я з твоим сыном тры вечоры стояла, 
Я твоему сыну всю правду сказала. — 
„Я-ж тебе брала, да й не хотила браты; 
Ты сама знала, чым сына чароваты.„ 

— Бодай же ты не знала од синей до хаты, 
Ой як я знала, чым сына чароваты. 

(Глухов.) 

Галочко-ж, галочко моя чорненька! 
Скажы галочко: де моя мыленька? 

— Твоя мылая в лузи над водою, 
Умываеться гарячею слизою, 
Утыраеться зильячком крушыною, 
Утишаеться малою дытыною, 
Выхваляеться вирною дружыною. — 
Іірыйшла свекруха невихну побужаты : 

— Вставай, невихно, вставай ты молодая! 
Подій коровы, що вид батька нагнала, 

И ти овечкы, що маты дарувала ! — 
„Ой на що-б маты, сым очи выбываты ? 
Я твого сына не. сылувала браты, 
Я з твоим сыном ввесь вечир проходыла, 
Я з твоим сыном си речи говорыла: 
Не сватай мене, в мене коров немае; 
В мене коровы — чорненькіи бровы, 
В мене овечкы — ласкавіи словечкы!„ 

(Изюм.) , 



— Ой умру я, мій мыленькый, умру; 
Зробы мени з клын-дерева труну! 



34 



266 ЖіІТЕЙСКІЯ. 

— Ой де-ж, мыла, клын-дерева взяты? 
Будеш, мыла, в дубовій лежаты ! 

— Ой надинь, мылый, лянную сорочку, 
Зховай мене в вышневим садочку, 
Насып, мылый, высоку могылу, 

Та й посады червону калыну; 
На калыни будуть зозули куваты, 
Боны мени будуть правдоньку казаты. — 
Мій мыленькый по садочку ходыть, 
Одно дытя за рученьку водыть, 
А другее на рученьках носыть: 
Разхылиться, калынови виты; 
Пріймы, мыла, хоть маліи диты! 

— Ой не хочу я дитей прыйматы, 
Будеш, мылый, и сам годуваты! 

— Ой чи велыш, мыла, женытыся, 
А чи велыш журытыся! 

— Ой не велю-ж я, мылый. журытыся,? 
А велю-ж я женытыся; 

Та не велю удивонькы браты, 
Б'о не буде дитей годуваты ! — 
Обизветься вдова по тим боци моря: 

— Беры-ж мене козаченьку; 
Та я буду калыну ламаты, 
Буду твоих дитей годуваты ! — 
Обизветься мыла, мыла й чорноброва: 

— Бодай-же ты, вдово, вдово, й не диждала. 
Щоб ты сюю калыну ламала, 

Щоб ты моих дитей годувала! 
Продай, мылый, з скрыни тканку. 
Та наймеш мамку й няньку: 



СЪіЕЙНОРОДСТВЕННЫЯ. 267 



Бо ти-ж будуть дитей годуваты, 
Тебе-ж, мылый. будуть зодягаты. 



(Гадяч.) 



Ой умру, мій мыленькый. умру. 
Зробы мини кедровую труну. 

— Ой де-ж, мыла, кедрыны достаты? 
Будеш, мыла, и в сосновій лежаты ! — 
„Высып, мылый, высоку могылу. 

Да посады червону калыну; 
Як калына буде процвитаты. 
Мини буде легенько лежаты. 
Продай, мылый. рябую корову. 
Годуй дитей, чыны мою волю: 
Продай, мылый. червону запаску. 
Родуй дитей, чыны мою ласку !„ 

Ой в недплю раяным-пораненьку. 
Я-ж думала що сонечко сходыть, 
Я-ж думала, що яснее сходыть: 
Аж ііій мылый по садочку ходыть, 
Двоих диток за собою водыть, 
Маленькее на рученьках носыть, 
Жалибнепько свою мылу просыть: 
Устань, мыла, устань, дорогая! 
Росплакалась дытьша малая. 

— Нехай плаче, вона перестане— 
Вже-ж матюнка до вику не встане. 
Нехай плаче, воно перебуде: 
Вже-ж матюнкы до вику не буде! 

(Г,іухов.) 



268 Житейскія. 

Ой по-пид гайом, гайом зелененькым, 
Ой там ходыла мылая з мыленькым. 
„Ой мій мылый, ой мій мылый друже, 
Болыть в мене головонька дуже; 
Ой болыть, болыть, подобно я умру: 
Гей, зробы мени з цыдрыны трумну.„ 
— Где-ж тоби, мыла, цыдрыны взяты? 
Будеш, моя мыла, в дубовій лежаты. — 
„Гей продай, мылый, коня вороного, 
Та купы мени полотна тонкого, 
Гей скажы вышыты тонкую сорочку 
И поховаты в вышньовим садочку. 
Скажы высыпаты высоку могылу 
И посадыты в головках калыну; 
А ты будеш по саду ходыты 
И другую мылу за руку водыты: 

— Ой що то, мылый, що це за могыла, 
Що я свои били нижкы об ей побыла? 

— Ой моя мыла! то тая могыла, 
Що в ней лежыть перша моя мыла. 

— Ей було, Петре, в саду не ховаты, 
Гей було ій сорочкы не даты, 

Було обвертиты в подрану рядныну, 
Було іи вывезты у степ на долыну. 

— А щоб-же ты, жинко, того не дождала, 
Щобы моя перша на степу лежала ! — 

Ей там у садочку по могыли хожу 
И мале дытя на рученьках ношу: 
„Гей устань, мыла, першая дружына, 
Бо за тобою вся худоба гыне!„ 

— Ой нехай гыне, нехай пропадав: 



Семейнородственныя. 269 

Ой маеш ты жинку, нехай помагае ! — 

„Гей устань, мыла, першая дружына, 

Бо за тобою маліи диткы плачу ть.„ 

— Ой нехай плачуть, — воны перестану ть, 

Бо вже мои били ручкы да до ных не встануть: 

Ой рада-б же я их та на рукы взяты — 

Сыра земля навернула, не могусь пидняты. — 

(Васильков.) 

О мій мылый друже, не бый мене дуже, 
Бо я буду слаба лежаты в недузи. 
Ой як я буду в недузи лежаты, 
То прошу, мій мылый, мене одвидаты. 
Ой умру-ж бо я, мій мыленькый, умру; 
Зробы мени с кедрынонькы тру ну . . . 
Де-ж тоби, мыла, с кедрыны набраты? 
Будеш, моя мыла, в сосновій лежаты. 
Даете на мене шытую сорочку, 
Поховаете мене в вышньовим садочку. 
Де-ж тоби, мыла, шытои узяты? 
Будеш, моя мыла, в плоскинній лежаты. 
Высыпте-ж на мене высоку могылу, 
Посадить в головках чирвону калыну; 
Як будеш, мылый, другу жинку браты, 
То прыйды до мене калыны ламаты. 
А в недилю рано, ще й сонце не сходыть, 
А вже мій мыленькый по садочку ходыть. 
Ой устань, мыла, устань, чорнобрыва, 
Бо вже за тобою вся худоба гыне. 
Нехай гыне, нехай пропадае; 
Побачать люде як друга надбае. 



270 Житейскія. 

Устань, мыла, устань, чорнобрыва, 
Плаче за тобою малая дытына. 
Нехай плаче, нехай перестане — 
Вже моя головка до його не встане! . . 

^Житомир.) 

Як прыйхав мій мыленькый с поля, 
Та й заплакав крый коныка стоя: 
Десь ты, мыла, лежала недужа, 
Що не кнйшла до своего мужа? 
Ой умру я, мій мыленькый, умру, 
Зробы мыни тисовую труну, 
Высып на ій высоку могылу. 
Сады на ій червону калыну: 
" Як калына буде процвитаты — 
Мыни буде легенько лежаты. 
Ой у саду дрибен дощык имжыть, 
Мылесенькый до мылои бижыть: 
Ой розступысь ты. сырая земле, 
Прыймы мене, мылая, до себе! 
Ой рада-б я до себе прыняты, 
Дак хто-ж буде диток годуваты? 
— Ой ё в мене старенькая маты — 
Бона буде диток годуваты, 
Ой хоть буде вона годуваты, 
Да все не так, як ридная маты . . . 
Продай, мылый. червону запаску — 
Годуй дитей, чыны мою ласку; 
Продай, мылый, рябую корову — 
Годуй дитей, чыны мою волю ! 

Ц? (Глухоъ.) 



Семейнородствеиныя. 271 

Ой пріпхав козаченько з поля, 

Прывязав коня беля порога, 

Сам став й задумався край коня. 

— Ой ты-ж, моя головонько, бидна ! 

Чогось моя мыленька поблндла! 

Чи я іп по лыченьку вдарыв, 

Чи я іи здоровья уиалыв? — 

„Ни. мій мылый. ни. мій мылесенькый! 

Ой ты-ж мене по лычку не вдарыв, 

Ой ты-ж мени здоровья не вмалыв! 

Ой умру я, мій мыленькый, умру; 
12 Зробы мени тесовую труну. 

Зховай мене в вышневим садочку, 

На своему, мыленькый, слидочку. 
15 Будеш, мылый, по садку ходыты. 

Мылых диток на руках носыты, 

Будеш, мылый. мыленьку будыты: 

Ой встань, мыла, моя господыня: 

Зацвила твоя червона калына, 

Зхылылыся калынови виты, 

Розплакалысь маленькіи диты . . . 

Було-б мылый, давно шануваты, 

Ниж тепера из гроба вертаты.„ 

• Харьков.) 



* 



12 Зробы мени ялынову труну. 

15 Высып. мылый, высоку могылу, 

Та посады червону, калыну: 
Уродються велыкін виты 
Забавляты маленькіи диты. 
Озвалася неридная маты: 



272 Житейскія. 

— Ой хто мае диток доглядаты. 
До той буде си виты ламаты — 
Малых диток буде забавляты. . .— 
Будет, мылый, по садочку ходыты. 
Одно дытя на руках ноеыты, 

А другее за ручку водыты, 
Буде третее слидом ходыты : 
Будеш, мылый, серденько, просыты: 
Устань, мыла, устань, дорогая ; 
Уже плаче дытына малая. 

— Ой не встану, мій мылый, не встану, 
Твоих диток малых не догляну. 

(Канев.) 

Ой гай, маты, гай, 
Або мене за-миж оддай ! 
Та не давай мене за пьяныченька. 
Оддай мене, мамо, за козаченька, 
Оддай за козаченька до добрых людей. 
11оважай-же, доненько, свою воленьку. 
Та не попадайся в неволеньку, 

В такую, як я. 
Поважала 1 свою воленьку, 
Та попалась у неволеньку 

Ще гирш, а-ниж ты. 
Колы-б-же вин, матннко, пыв, — 
Прійдучы додому та не быв. 
Та я-б була, матннко, молоденька, 
Як у садку дерево зелененьке, 
На дереви ягидка червоненька! 
А то-ж вин, матинко,-~усе пье. 



Семейнородственныя. 273 

Нрыйде додому, мене бье; 
Того-ж я, матинко, зажурылася, 
Та в таким гори изнурылася, 
Та стала стара, як маты моя. 

(•) Въ спнскѣ: подала. 

(Изюм.) 

Головонько моя бидная! 

В мене маты та неридная: 

Посылае рано по воду 

Незобуту, незодягнуту, 

Головочку не обьязану, — 

Тилько лычком ппдперезану. 

Итты мени через батькивскый двир : 

Побачыла ридна матинка: 

„Не плач, доню, ни на батька свого. 

Не плач, доню, ни на матинку, — 

Заплач, доню, та на свою волю: 

Вона пидвела тебе в неволю.,, 

(Изюм.) 

1 Да кохав мене батько, як билу тополю, 
Оддала мене маты в тяжкую неволю. 

Ой же, маты, що ты гадала, 

Що за нелюба замиж давала 1 ! 
Було не рубаты у поли тополи, 
Було не свататы мене молодом. 

Ой же, маты, що ты гадала, 

Що за нелюба замиж давала ! 
Було не рубаты в садоньку вышни 2 , 
Було не свататы, колы не пид мысли 3 . 

35 



271 Житеііскія 

11 Ой же, маты, калыновый цвит, 
Що завъязала. за нелюба свит ! 

Варіанты: (*-) Ой маты, маты ! що ты гадала . . . 

(■) У садочку вышни . . . зеленой выпши . . . 

С) Колы не до мысли . . . 

(Глух он.) 

1 Десь ты мене, маты, .на мисти купыла, 
Що ты мене, маты, навикы втопыла ! 
Ой маты, маты, що ты гадала, 
Що за нелюба свит завъязала ! 
Та було-б не рубаты зеленого дуба; 
На що було браты, колы я нелюба. 

11 Та було-б не рубаты зеленого гаю: 

На що-ж було браты из иншого краю ! 
Ой маты моя, калыновый цвит, 
Що завъязала за нелюба свит; 
Лучче мени, маты, гаряч писок исты, 
Ниж из нелюбом вечеряты систы ! 

Ох маты моя, що ты гадала, 
Що за нелюба свит завъязала. 
Лучче-ж мени, маты, тяжкый каминь зняты, 
Ниж за нелюбом та вик карататы ! 

(Харьков.) 

„Горе мое, горе, нещасная доля!,, 
Выорала дивчынонька мысленькамы поле, 
Карымы очыма та й заволочыла, 
Дрибненькымы слизонькамы все поле зросыла: 
„Десь ты мене, моя маты, в церкву не носыла, 
Що ты мыни, моя маты, доли не спросыла. 
Десь ты мене, моя маты, в барвинку купала. 
Купаючы заклынала, щоб .доли не мала.,, 



Семейпогодствеііныя. 275 

— В церкву я ходила. Богу молылася; 
Така тоби, моя доню. доля судылася. — 

(Чернигов.) 

Десь ты мене, маты, в барвинку купала, 
Купаючы проклинала, щоб доли не мала. 
„Проклынала, доню, тогдн твою долю, — 
На гору йшла, тебе несла, ще й воды набрала.,, 

— Було-б тоби, маты, водыци не браты, 
И моей щастя-долн да й не проклынаты. — 
„Ще я тогди, доню, долю проклынала, 

Як у степу пры дорози пшеныченьку жала. 

Пшеныченьку жала, снопа заробляла, 

А ты мини, моя доню, спаты не давала.^ 

— Було-б тоби, маты, пшеныци не жаты, 
И моей щастя-доли да й не проклынаты. — 
„Ище тогди, доню, долю проклынала, 

Мала ничка — петривочка, я всю нич не спала, 
Всю ничку не спала, тебе колыхала, 
Тогди твою, моя доню, долю проклынала. 

(Глухов.) 

Булѳ-б тоби, маты, та й не колыхаты, 
И моей счастя-доли да й не проклынаты. 

(Золотонош.) 

„Чы ты чула, матусенько, як я в тебе була, 
Пид напильным виконечком як голубка гула ?„ 

— Ой хоч чула, хоч не чула, не озывалася; 
Я на тебе, дытя мое, не сподивалася. — 

„Десь ты мене, моя маты, в барвинку купала, — 
Купаючы прымовляла, щоб доли не мала.„ 

— А я тебе, дытя мое, в любыстку купала, — 
Купаючы прымовляла, щастья даровала. 



276 Жптейсктя. 

Тоди-ж тебе, дытя мое, дуже проклынала, — 
У поли йшла, тебе несла, ще й водыцю брала. — 
„Було-б тоби, моя маты, в ноле не носыты; 
Исповывшы, положывшы: лягай, донк>, сшаты ! 

(Конотоп,) 

„Пусты мене, маты, в поле жыта жаты: 
Буду жаты п въязаты, доленькы шукаты.,, 

— Ой не пущу, до ню, щоб ты не заблудыла : 
Бо ты, доню, свою долю на вик загубыла, — 
„Пусты-ж мене, маты, у луг погуляты: 

Буду бигать и гуляты, доленькы шукаты.„ 

— Ой не пущу, доню, щоб ты не заблудыла; 
Бо ты, доню, свою долю давно загубыла. — 
„Пусты-ж мене, моя маты, на ричку купатысь: 
Буду плавать, пурынаты, доленькы шукаты.„ 

— Ой не пущу, доню, щоб ты не втонула: 
Бо вже, доню, твоя доля давно потонула. — 
„Пусты-ж мене, маты, у гай за грыбамы: 
Буду шукать н збыраты, доленькы шукатьг.^ 

— Ой не пущу, доню, щоб ты не заблудыла; 
Бо ты, доню, свою долю давно загубыла . . . 

(Кралевец.) 

Котылася зоря з неба та впала до долу; 
Ой хто мене молодую проведе додому? 2. 

Проводь, проводь, козаченьку, проводь, не барыся, 
Щоб за мною молодою ввесь мыр не журывся; 2. 
Не так же мыр, не так же й рид, як рндная маты. 
Пусты мене моя маты, в поле жыта жаты! 2. 

Ой не пущу, моя доню, щоб не заблудыла: 
Вже-ж ты. доню. свою долю давно загубыла. ± 



Семейнородственныя. 277 

Пусты мене, моя маты, в лис орихнв рваты: 
Буду рваты, прорываты, доленькы шукаты. 2. 

Пусты мене, моя маты, на море купаться: 
Буду плавать, пурынаты, доленькы шукаты, 2. 

Вже я тебе, моя доню, в купели купала; 
Тогди, доню, твою долю дуже проклынала. 

(Харьков.) 

Налетилы голубы из чужой стороны. 

Силы, палы голубы у вдивонькы у двори, 

У вдивонькы у двори, та жалибно загулы. 

Не гудите, голубы, не клопочить головы, 

Бо я вдова молода, наклопочу я й сама. 

Ходе удивонька по полю та збирае родыну, 

Та не найшла родыны, найшла в поли былыну. 

Найшла в поли былыну, мату сыну могылу; 

До могылы прыпала, матусенькы гукала. 

Ой куды ты, доню, йшла, що ты мене тут найшла — 

Чы чорною хмарою, чы дрибненькым дощыком, 

Чы тыхою водою? жывы-ж, доню, з бидою: 

Жывы, доню, як жывеш, бо ты мене не зведеш! . . 

(Ромен.) 

1 Ой загуду, загуду, у сим сели не буду! 
Бо в сим сели ворогы кругом мене обляглы: 
Куда пиду — не люблять, из кым стану — осудять. 
Наленулы голубы из чужой стороны .... 



(Гадяч.) 



Лае мене матусенька, 
Та хвалыться мене быты. 
Иосылае на Вкраину жыты. 
На Вкраини все чужіи люды. 



278 Житейскія. 

Ой там мени родыны не буде, 
Та не буде й ридного никого. 
Ой у поли стоить два дубочкы, 
Схылылыся верхы до купочкы; 
То то-ж мои ридніи браточкы. 
Ой у лузи зеленая груша; 
То-ж мій отець, то-ж моя матуся. 
Ой у лиси зацвилы кошыци; 
То-ж мои ридніи сестрыци. 
Ой у лиси билый цвит ожына; 
То-ж моя вирна дружына. 

(Острогожск.) 

Сама не знаю, чом доленькы не маю ! 

Прокляла маты малою дытыною; 

3 кым вирно любылась, не стала дружыною. 

Ох пойду я не берегом, лугом 

Чы не зостринуся з несуженым другом: 

„Здоров був, луже, мій несуженый друже !„ 

Здорова, дивчыно, мы любылыся дуже . 

Ты-ж мене любыв, я в тебе кохалася; 

Ты-ж мене покынув, я сама зосталася, 

3 малымы диткамы горенька набралася . . . 

Диточкы-ж мои! горенько мени з вамы, 

Що не маеться батенька над вамы. 

Матинко наша! не журыся ты назіы; 

Як поростемо, пійдемо у наймы. 

Буде нас, маты, по горах, по долынах; 

Буде нас, матинко, по чужых украинах; 

Будем мы, матинко, по чужым людям годыты, — 

Будуть нас, матинко, чужи люди судыты. 



Семейнородственныя 



279 



Сама не знаю, як ворогам годыты: 
Чи у бплому, чн у чорному ходыты. 
Ходыла-б у бнлому, дак скажуть: чепурыться! 
Ходыла-б у чорному, дак скажуть: ледащыця! 



(Коиотоп.) 

2 
3. 



Ой березо, березо, 

Не стій край дорогы. 

ОЙ не шумы по дуброви. 

Б о я тудою йтыму 2. 

До батенька у гостыну. 3. 

До матинкы на пораду: 

Ой порадь мене. маты. 2. 

Як мени на свити жыты, 3. 

Як нелюбому годыты: 

Ой годы, доню, годы. 2. 

Та добре тоби буде. 2. 

Завыдоватымуть люде 

Ой пойду-ж я до братка. 

Ой пойду я до братка — 

Аж у братка нова хатка. 

Нова хатка на помости ; 2. 

Иде до братка сестра в гости. 

Сестра воритця одчыняе. 2. 

Брат до жннкы промовляе; 

Ховай, жинко, хлиб из стола, 

Бо йде в гости сестра моя: 

Ховай, жинко, тарилкы; 

Бо схоче сестра горилкы. 

Ой стій, братко, не лякайся, 2 

Хлибом-сильлю не ховайся, 

Бо я в-дома обидала, 



280 Житейскія. 

Абы братка одвида.ш. 

Не так братка, диток твоих, — 

Що не мала зроду своих . . . 

(Житомир.) 

,,Ой ты братику, зайвороночку, пусты мене у сосиды!,, 

— Ой ты сестрыне, перепыльще, колы маеш диток много '. — 
„Ой ты братику, зайвороночку! я йстыму — гадаю — 

Як ты сядеш обидаты, я диток порозсылаю. 
Идить, диточкы, идить, маленьки, в садок ягодок рваты, 
Бо вже мій братко зайвороночок сидае обидаты. 
Ище диточкы, ище маленьки ягодок не нарвалы, — 
Вже мого братка зайвороночка за столом не засталы.,, 

— Чого сестрыце, перепелыце, слизкамы умывается? — 
„Того братику, зайвороночку . .• . диток цураешся! 
Ты-ж мій братику, зайвороночку, не цурайся мене ! 
Хоць сывою зызуленькою то накажы до мене, 

Хоть сывою зызуленькою, або соловейком — 

То вин мени розвеселыть мое бидне серденько \„ 

{») Т. е. какъ мнѣ это сдѣ.іать, когда у тебя много дѣтей, некуда их дѣвать. 

(Житомир.) 

Що брат из сестрою по садочку ходыть; 
По садочку ходыть, стыхенька говорыть: 
Отдай мене, брате, в чужую деревню, — 
В чужую деревню, миж велыку семью. 
Де багато дила, щоб я поробыла, 
Свекру и свекруси дилом угодыла, . 
И до тебе, брате, у гости ходыла. 
Жде брат недиленьку, жде брат и другую; 
На третюю сам брат до сестрыцп йде . . . 
А сестра не пышна протыв брата выйшла. 



Семейнородствешіыя. 281 

Ворнта дчыняе, стыха промовляе: 
„Ой пойдьмо, брате, свичок куповаты: 
Щоб перва горила, як я заболила; 
А друга палала, як я умирала.,, 

— Оце тоби, сестро, чужая деревня,— 
Чужая деревня, велыкая семья, — 

И багато дила, ты й не поробыла . . . 
Свекрови, свекруси дилом не вгодыла ! . . 

(Кпнотоп.) 

А в недилю рано во вси дзвоны дзвонять: 
Там брат из сестрою по рыночку ходять, 
По рыночку ходять та радоньку радять : 
Сестро-ж моя, сестро, час тя замуж даты ! 
„Отдай мене, брате, не за селянына, 
Отдай мене, брате, та за мищанына; 
Бо у мищанына новая деревня, — 
Новая деревня, велыкая семья. 
У новій деревни люблю прохожаты, 
У велыкій семьи люблю розмовляты.„ 
Ой у мисти, в мисти, на новим помости, 
Ой там прыижжае брат до сестры в гости: 
Сестро-ж, моя сестро, чи дуже здорова ? 
„Не пытайся, брате, чи дуже здорова; 
Запытайся, брате, яка моя доля: 
Шовковая хусточка в ручках моих стлдма, 
Нагайка-дротянка кровъю обкыпила !,, 

— Ото-ж тоби, сестро, новая дерев ня,— 
Новая деревня, велыкая семъя ! . . 

У новій деревни любыш проходжаты, 
У велыкій семьи любыш розмовляты ! 

{Бердтев.) 

36 



282 Житейскія. 

— Що ты, мылый, думаеш-гадаеш, 
Лыбонь мене покынуты маеш? — 
„По чим мене мыла прымичаеш?„ 

— По тим, мылый, тебе прымичаю: 
Рано встаеш, коня наповаеш, 
Зеленого синьця пидкладаеш, 
Жовтенького вивса шідсыпаеш; 

В синечкы йдеш — сидёльця пытаеш, 

В свитлычку йдеш — важенько здыхаеш. — 

Ой у порога ревнула корова ... 

„Зоставайся, мылая, здорова І^ 

Ой ревнуло ще й мале телятко . , ► 

„Зоставайся ще й мале дытятко!„ 

Ой ревнула корова из череды йдучы; 

Наскучыло мыленького ждучы: 

Мылая з хаты выбигала, 

Свого мылого за стремено хватала: 

— Ой верныся, мій мылый, верныся Г 
Вареной горилкы напыйея . . . 

„Не верну ся мыла, не вернуся, — 
Я в дорози сырой напьюся.„ 

— Ой не идь же, мій мыленькый, нызом у 
Закыдана дориженька хмызом. — 

„Есть у мене конык вороненькый, — 
Порескочыть той хмызок дрибненькый.„ 

— Ой у поли вовкы та лысыци ... — 
„Ой то-ж мои браття та сеетрыци!„ 

— Ой у поли чорный ворон кряче . . . — 
„То-ж вин мою голову баче . . .„ 

(Сообщидъ Н. В. ГогольЛ 



СемеЙнородственыя. 283 

Ой не пугай;, иугаченьку. 
В зеленому байраченьку! 
— Ой як мини не пугаты, 
Що нигде мини прожываты. 
Що все горы да долыны ? — 
Да йшла вдова долыною 
Из малою дытыною, 
Ѳ Сила вдова отдыхаты. 

Плаче вдова и рыдав, 

Що паиа ' в іи немае. 

Сыдыть орел над водою. 

Ршмовляе з удовою: 
34 йе плач, удово, не журыся; 

Ой я твого пана знаю, 

Трейчы на день попас маю, 

А -снидаю й обидаю, 

Полудную й вечеряю, 

Биле тило выщыпую, 

Жовти кости розношую 

Ой по горах, по долынах\ 
По шырокых байраченьках. 

(') Мужа, хозяина. 



(Глухов.) 



8 Стала вдова спочываты 
И дытыну годуваты, 
Ох из дытыною розмовляты: 
Дытя мое маленькее! 
Де мы будем спочываты, 
Твого батенька шукаты ? 

14 Ты вдовонько прекрасная! 
Доля твоя нещасная! 



284 Житейскія. 

Чом ты мене не пытаеш? 
Що я твого мужа знаю: 
Трычы на день налитаю. 
На кучери наступаю. 
II очи з лоба выбираю, 
Червону кров выпываю, 
20 Жовтеньку кисть розкыдаю! 

20 Жовтеньку кисть розношаю 
Да по горах, по долынах, 
Все по чужых украинах. 



(Зо.іотоноій) 



(Лсбедин.) 



Да пыла, пыла Лемерыха на меду. 
Да пропыла свою дочку молоду: 

— Ой хто купыть цебер меду и вына, 
Того буде Лемеривна молода. 
Обизвався Шнандыбенко на меду: 

— Ох и. я куплю да Лемеривну молоду! 
Ох и я куплю цебер меду н вына, 

Да нехай буде Лемеривна вже моя ! — 
У недиленьку да ранесенько до сонця 
Ой плакала да Лемеривна в виконця. 

— Ой загыну, моя матинко, загыну ! 
Я-ж не люблю Шкандыбенка, покыну. 
Наступав, моя матинко, темна нич, 

Ой покыну Шкандыбенка, пійду прич. — 
„Колы любыш, моя доненько, винчайся, 
А не любыш, дытя мое, цурайся.,, 
Ой як пишла да Лемеривна горою, 
А за нею Шкандыбенке в погоню. 



ГЕМЕЙНОрОДСТВЕННЫЯ. 285 

Огі догнав вин Лемернвну да й не бъе, 
Тн лько-ж ін вин словечкадіы картае : 

— Ой чого-ж ты, Лемеривно, пишкы йдеш? 
Да чи ты в мене вороных коней не маеш ? — 
„Ой хоч-же есть вороныи кони, то твои, 

Да и сам молод не до мыслоиькы ты мини.,, 
Ой чого-ж ты. Лемеривно, боса йдеш ? 
Десь у тебе черевычкив не маеш ? — 
„Ой хоч-же есть черевычкы, то твои, 
Да и сам молод не до мыслонькы ты мпни.„ 

— Ой чого-ж ты, Лемеривно, в свыти "йдеш ? 
Да чи в мене дорогых суконь не маеш? — 
„Ой хоч-же есть дорогіи сукни, то твои, 

Да и сам молод не до мыслонькы ты мини.„ 

— Ой чого-ж ты, Лемеривно, сама йдеш? 
Да чи ты в мене молодых слуг не маеш? — 
„Ой хоч же Й есть молодіи слугы, то твои, 
Да и сам молод не до мыслонькы ты мини.,, 
Ой побигла Лемеривна тернамы, 

А за нею Шкандыбенко конямы. 
„Ой дай мини, Шкандыбенку, гострый ниж, 
Повыйматы чорный терен з билых ниг.„ 
Не влучыла Лемеривна в ниженьку, 
Да влучыла Лемеривна в серденько: 
„Кыпы, кыпы, мое серденько, на ножи, 
А ниж в того Шкандыбенка на двори!„ 
Ой як узяв тую Лемеривнудо двора: 
— Ой одчыняй, моя матинко, ворота, 
Я везу тобн невисточку пьяненьку. — 
„Ой од чого, мій сыночку, впылася? 
Ой од чого, дытя мое, впылася?,, 



286 Житейскія. 

— Ой упылась, моя матинко, од ножа, 
А заснула, моя матинко, крый коня. — 
„Ой не везы у двир іи, не везы, 

Да везы-ж іи, мій сыночку, до тещи.„ 

— Ой одчыняй, моя тещенько, ворота, 
Я везу тоби дочку твою пьяненьку. — 
„Ой од чого, мій зятѳньку, впылася? 
Ой од чого, дытя мое, впылася? 

— Ой упылась, моя тещенько, од иожа, 
А заснула, моя тещенько, край коня. — 

(Прав, и лѣв. стор. Днѣпра.) 

Оженыла маты неволею сына, 
Да взяла невистку да й не до любови: 
Не билее лыченько, не чорныи бровы! 
Ой послала сына у путь у дорогу, 
Молоду невистку в поле браты льону ; 
Ой як посылала, да ще й прыказала: 
Не выбереш льону, то не йды додому! — 
Не выбрала льону, не пишла додому, 
У чыстому поли да й заночувала, 
До билого свита тополею стала. 
Як прыйхав сыне з пути, из дорогы, 
Вклонывся матуси нызенько й у ногы: 
Маты-ж моя, маты! щось маю казаты; 
Ой выиздыв, маты, усю украину, — 
Не бачыв тополи, як на своим поли! 
Тонка та высока, та лыстьйом шырока; 
Без витроньку мае, без сонечка сяе . . . 
Ой выгостры, сыну, гострую сокыру, 
Да пойдь у поле — изрубай тополю , 



Семейнородственныя 287 

Тонну та высоку та лыстьйом шыроку. 

Як прыихав сыне до тіи тополи: 

Як цюкнув же раз, вона зашаталась; 

Як цюкнув у-друге, вона похылылась; 

Як цюкнув у-трете, — та й заговорыла : 2. 

Ой не рубай мене, бо я твоя мыла ... 2. 

Се-ж твоя матуся нам так поробыла! 

Що тебе послала у путь, у дорогу, 

А мене послала в поле браты льону; 

Ой як посылала, да ще й прыказала: 

Не выбереш льону, то не йды додому I 

Не выбрала льону — не пишла додому: 

У чыстому поли да й заночувала, 

До билого свита тополею стала! 

^Золотонош.^ 

Ой я молодая сюю ничку не спала. 

Ой я свого мыленького из гуляньнячка ждала. 

А вже-ж свит биленькый, идё додому мій мыленькый: 

Головонька змыта и кошуленька била. 

Да не йде у свитлоньку, да йде просто у станеньку; 

Не говорыть зо мною, да говорыть з коныкамы. 

„Ой коню-д мій, коню, да порадь-же ты й мене! 

Хочу йхать тобою прич из чужою жоною.„ 

— Ой пане-ж мій, пане, ты-ж молодый розум маеш, 

Що свою жону покыдаеш, а з чужою прич гадаеш. 

Маеш свою жону, ох и дрибныи диткы, 

А чужіи зряжаеш як рожѳви квиткы! — 

А вин коня не посл}^хав, осидлав коня да поихав. 

Да йдуть воны поле, да пдуть другее; 

На третьему поли сталы воны спочываты; 2. 

Ой став чужый муж у чужой жоны пытаты; 



288 Житейскія. 

Ой послухай, чужа жоно! чы дубривоиька гуде, 
Чы дубривонька гуде, чы мылая в погонь йде? 
, Чы соловьи щебечуть, чы то-ж мои диткы плачуть? 
Не дубривонька гуде, то мылая в поли йде; 
Не соловьи щебечуть — ой то-ж мои диткы плачуть ! 
Бижы, чужа жоно, по полю куною! 
А ты, кинь вороный, стань зелененьким явором! 
А я ляжу молод козак да билесенькым каменем!,, 
Да бигла жона, бигла, да на камени сыла ... 
Да на камеші сила, жалосненько заплакала ! . . 
— Ой щоб сим каменю тут тяжко-важко лежаты, — 
А ще-ж мени тяжче й важче из диткамы гореваты ! . 

(Радомыель.) 

Ище сонце не зыходыло, 

Щось до мене да прыходыло. 

Нрыходыла моя матюнка, 

Ирыходыла моя ридная, 

Порадонька моя вирная. 
6 Бона в мене не обидала, 

Тилько мене да одвидала; 
8 Бона в мене не полуднала ', 

Тилько мене прыголубыла; 

Бона в мене не барылася, 

Тилько сила, пожурылася ! 
, Проведу я свою матюнку, 

Проведу я свою утюнку, 
14 За тры шляхы за шырокіи. 

За тры лисы за высокіи, 

Сама стану пид калы ною 

Из маленькою дытыною. 
18 Озырнеться моя матюнка. 



Семейнородствеішыя. 289 

Озыриеться моя ридная. 

Норадонька моя вирная: 
21 „Чого стоит, моя доненько ? 

Чому не йдеш да до-домоньку ? 

Чы травыца ногы спутала. 

Або роса очи выбыла ?„ 
25 — Не травыця ногы спутала. 

И не роса очи выбыла; 

Зпутало мене замужьечко, 

Невирнее мое подружьечко. 

(') Полудновгыа. 

(Глухов) 

6 Вона в мене не вечеряла. 
Бона в мене не обидала, 
Тилько мене да одвидала. 

14 За тры лисы за высокіи, 
За тры степы за шырокіи, 
За тры ричкы за глыбокіи . . . 

18 Оглянеться моя матинка, 
Оглянеться моя ридная: 
„Чого стоиш, моя доненько? 
Чи попалася в неволеньку? 
Чи хмелына нижкы спутала, 
Чи тонкая паутыночка?^ 
— Ни хмелына, ни хмелыночка, 
Лыш невирная дружыночка. — 



(Гадяч.) 



14 За гиронькы за крутенькіи, 
За лисонькы за густенькіи; 
Сама сяду пид калыною 
Из маленькою дытыною. 



37 



290 



Житейскія. 



— Чого-ж, доню, ты осталася? 
Чы хмиль, доню, головоньку КЛОНЫТЬ, 
Чы дытына билы рукы ломыть? — 
„Хмиль, маты, головкы не клоныть, 
И дытына билых рук не ломыть, 
А мини мылого словечко доходыть.„ 

(^Конотоп.і 



18 Моя маты оглядаеться, 

Слизонькамы облываеться . . 

() Бона в мене не вечеряла, 
Тилько мене запечалыла; 
Бона в мене не обидала, 
Тилько мене да о дв и дал а: 
Бона в мене не полуднала, 
Тилько менн та занудыла; 
Бона в мене и не снидала — 
Головонько моя бидная! 
Изпощу я сюю пьятинку, 
Проведу я свою матинку, 
За дви горы та высокіи, 
За два яры та глыбокіи . . . 



(Глухов } 



(Радомысль.) 



Жона мужа выряжала, 
Выряжаючы проклынала : 
— Бодай охав, не допхав, 
Щоб йому кинь горою став, 
А шабелька дорогою. 
А шапочка купыною, 



Семейнородственныя. 291 

Сыни сукни чыстым полем. 
А сам молод явороньком ! — 
Пишла вдова в иоле жаты: 
Стала хмара иабигаты, 
Да и став дощык накрапаты . . . 
Пишла вдова пид явора: 
— Явороньку зелененькыЙ! 
Прыкрый диты сыритонькы! — 
„Ой и я-ж не яворонько, 
Я-ж тым дитям да батенько: 
Згадай, як мене выряжала, 
Выряжаючы проклынала ! 

(Глухов.) 

Ой не литай, сира утко, до озера воды пыты: 
Засидають два стрельчыкы, хочуть тебе вбыты. 

— Ой як мыни не литаты до озера воды пыты? 
Есть у мене на озери маленькіи диты, 

В мене диты малолиты, не здужають в степ летиты. 

Ой не ходы, удивонько, на цвынтарь тужыты: 
Засидають два дисеркы, хочуть тебе вбыты! 

— Ой як мыни не ходыты на цвынтарь тужыты? 
Положыла мыленького, зосталыся мал и диты, 

Мали диты, малолиты, ни з кым мыни в свити жыты ! . . . 



ПѢСНИ ЖИТЕИСКІЯ 

ПОШНІА.ІЫІЫЯ ПЛАЧИ И ПРІІЧІП лшя 



Плач матери над дытьшою. 
Дытынко мое, галочко мое, 
Яблучко мое, сахариее мое, 
Откотылося, отщепылося 
Ты од мене ! 



(Остер.) 



Плач днтей над матерью. 

Моя матинко ридненька I 
Ой на що-ж ты нас покыдаеш, сыриток? 
Ой видкиль нам тебе дожыдать, из якои стороны? 

Ой колы нам тебе сподиваться, 

Шоб нам ик тоби прыбраться ? 
Чи к Риздву, чи к Велыкодню, чи к Святій недили ? 

Ик Рнздву стежкы позамитае, 

К Велыкодню воды порозлывае, 

А к Святій недили травою позаростае^ 

И николы тебе не сподиваться! 

(Гадзч.) 
Плач дочкы над чогьыою матери. 

Ой ненько моя ридненька, зозуленька, сывая голубонько ! 
На-що ты мене нещасну бросила, на-що-ж ты мене, моя 



Номинальны я. 293 

ненько, безщасну покынула? Чи я свое щастя в недилю про- 
снидала, чи я свое щастя в пьятныцю проспивала! . . 

Моя доля безщасна, моя доля безталанна; мынулася моя 
доля и воля без моей ненькы ридненькои; не стало моей зозу- 
ленькы ! Никому мене тепер пожаловаты, никому тепер зо 
мною ласкового слова казаты ! 

Встань, моя матинко ! встань, моя риднесенька! Прыкажы 
мыни, мамочко, що робыты? мов слова ласкови, мов слова 
прывитлыви ! 

Не чуеш, моя родытелько, не чуеш ты мене, моя ридне- 
сенька! Одходылы твои ниженькы, одробылы твои рученькы, 
оддывылысь твои оченькы. Не чуеш, моя ненько, прогнивалась? 
занимилы твои губочкы, заплющылысь твои оченькы, закрипы- 
лысь твои реченькы! 

Що-ж ты так крипко розгнивалась на мене, моя ненько, 
що и не хочеш зо мною слова казаты? Що-ж ты мыни, моя 
ненько, не казала, як мыни горе гореваты? Що-ж ты, моя ненько, 
не казала, видкиль нам тебе выглядаты? Из якои стороны и 
колы нам тебе в гости ждаты? Чи к Риздву? снигом занесе! 
Чи к Велыкодню? водою залье! Чи к Святій недилоньци? травою 
зароете! Як не будеш к Мыколи, то не будеш николы! так 
вси твои тропкы и дороженыш заростуть . . . 

Колы буде зозуля коваты, я буду ей пытаты: чи не бачыла 
моей ненькы ридненькои? Скажы ій, зозуленько, як мни тошно, 
як мни гирко без ненькы жыты! Хто завыдыть, той мене, сыро- 
тоньку, зобыдыть, — а зозуленька не буде правды казаты ! . . 

Ой ненько моя риднесенька! На-шо ты, моя ненько, без- 
щасну мене покынула? Де-ж, моя ненько, тепер мыни щастя 
шукаты? Чи мое щастя в огни згорило, чи в води потонуло, 
чи мое щастя витром роздуло? — 

(Записано въ Саратовской губерніи.і 



ПѢСНИ годовыя. 

ВЕСНЯНКИ. 

Первая встргьча весны. 

Зрынулася водыця з Дунаю, 

3 Дунаю тыхого, бережку крутого. 

(Чернигов.) 

В танку. 

Поставлю я хыжку. 

Там, на вырііжку. 

Выступцем тыхо иду, 
А вода по каменю, а вода по бидону 
Ище й тыхше. 

Засвпчу я свичку, 

Ииду через ричку ; 

Выступцем тыхо иду, 
А вода по каменю, а вода по бплому 
Ище й тыхше. 

Ой у тій хыжци парубочкы сыдять* 

Постольци мостють: 

Выступцем тыхо иду, 
А вода по каменю, а вода по бплому 
Ище и тыхше. 

А в комирцн дивочкы сыдилы. 

Хусточкы шылы; 

Выступцем тыхо йд^-. 



В е г и я н к іі . 295 

А вода по каменю, а вода по билому 
Та и ще тыхше. 
Пане Вышневецькій. 
Воевода крецькій; 
Та выведу танчык 
Сама молоденька, сама молоденька. 
По-нимецьшй. 

I Острогожск.) 

Пб хороводѣ вз день Благовгыценія. 
Дѣвушки берутся за руки: 

Корогод велык, улыця мала. 

Люлюшкы-люли, улыця мала ! 
Никуды витру проходыты! 

Люлюшкы - люли, проходыты ! 
Все за бабамы, все за старымы. 

Люлюшкы-люли, все за старымы! 

Сплетаются вокругъ шей руками. 

Заплитайся, плетинь, заплитайся, 
Завывайся, труба золотая, 
Заверныся, кума косатая .... 

Расплетаются: 

Росплитайся, плетинь, росплитайся, 
Розвывайся, труба золотая, 
Розверныся, кума косатая! . . . 

Берутъ Ъругъ друга за платье и растягиваются гусемя: 

Утка йшла по бережку, 
Сирая по крутому, 
Вела дитей за собою, 



2Ш) Г о д о в ы я . 



И старого и малого, 
Середпього с-пид бильшого. 
Ииды, утыця, додому, 
Ииды, сирая, додому: 

В тебе семеро дитей, 

Осьмый селезень, 

Девьятая утка: 

Ворочайся хутко! 

^Чернигов.^ 



# * 
«• 



„Ой мы иоле оремо, оремо, 
Зеленая моя рутонька, жовтый цвит '! 
Ой мы жыто сіемо, сіемо.„ 

— А мы кони пустымо, пустымо. — 
„А мы кони займемо, займемо .„ 

— А мы кони выкупым, выкупым. — 
„Ой що-ж вы нам додаете, додаете ?, ѵ 

— Ой мы дамо сто рублив, сто рублив. — 
„Мы сто рублив не визьмем, не визьмем.,, 

— А дамо тысячу, тысячу. — 

„Мы тысячи не визьмем не визьмем.,, 

— А мы дамо дивочку, дивочку. — 
„За дивочку ни слова, ни слова; 

За коныченькы да й з двора, да й з двора!,, 

— Пустите нас, пустите нас у двир погуляты. — 
„Не пустымо, не пустымо, мосты поломыте!„ 

— А мы мосты поломымо, а мы Лумлю 2 построимо, 
„Построимо, прич пойдемо » 

(') Повторяется послѣ каждаго стиха. 

(*) Деревня, откуда происхожденіемъ пѣвица. 

(Овруч.) 



Веснянки. 297 

Ой мы нывку выйорем, выйорем; 

Та Й у лад ладом выйорем, выйорем. 

11 а мы просом засіем, засіем; 

Та Й у лад ладом засіем, засіем. 

Й а Мы стадом запустым, запустым; 

Та й у лад ладом запустым, запустым, 

Й а мы стадо займемо, займемо .... 

. . . Дамо мы вам дивочку. дивочку. 
Та й у лад ладом дивочку, швочку: 
В золотому виночку, виночку, 
Та й у лад ладом виночку. виночку. 

+ (Луби.) 

# 

Ой пиду я в зеленый лис. 
Выщыплю, выломлю кленовый лыст: 
Ой напышу я грамотку. 
Пошлю пислонькы до батенька: 
Ой чи звелыть мы ни гуляты, 

Чи додому ступаты? 
Гуляй, доненько, скилькы хоч: 
Двичи молода не будеш ! 
Як замиж пидеш, забудеш; 
Як стара станет, згадаеш! 

(Острогожск.) 

Дубовая дощечка, дощечка; 
Там ходыла Галечка, Галечка. . 
Цебром воду носыла, носыла; 
Дибривоньву гасьыа, гасыла. 

38 



298 Годовыя. 



Килько в цебри водьщи, водыци, 
Тилько хлопцям правдыци, правдыци; 
Килько в решети дирочок, дирочок, 
Тилько хлопцям дивочок, дивочок! 

(Житомир.) 



* # 



На провеспи. 

Ой городе, городе! 
Куды ты стоиш воритьмы? 

Чи на Дин : чи в подил, 
Чи на улыцю шыроку, 
Чи на долыну глыбоку? 
6 А в Дону рожа стояла. 
Пид тою рожею дивочка 
Русую косу чесала, 
Соби мылого бажала: 
До мене, мыленькый, до мене! 
Завью я тоби квиточку, 
Из рожевого цвиточку! 

6 Ой на подоли рожа стояла. 

* 

Малая зиронька. малая; 

С кым ты, Галочко, стояла? 

С тобою, Васыльку, с тобою, 

Пид зеленою вербою; 

С тобою, Васыльку, молодцем, 

Пид вышываным рукавцем. 

(Радомысдь.) 
# 



(Тядяч.) 



Веснянки. 299 

Дунай танчок водыла. 

Веде, веде та й стане, 

На дивочок ногляне: 
Уси дивочкы в таночку, 

Рожы-спажы немае. 

Маты рожу чесала, 

А чешучы навчала: 

Донько моя рожонько ! 
Не становысь край Дунаечку! 

Дунай зведе из ума; 

За рученьку визьме, 

Золот перстень издійме. 



(Радомысль.) 



Тума танчок водыла. 
Що выведе, та й стане, 
На дивочок погляне: 

4 Чи вси дивочкы в таночку? 
Лыш роженькы немае! 

6 Маты рожу чесала, 

А чешучы навчала: 
Доню моя роженько! 
Як ты пидеш в таночок, 
Не становысь край тумы: 
Тума зведе з розума; 
На ниженьку наступыть, 
Червоный чобит покаля; 
За рученьку издавыть, 
Золотый перстень издійметь. 



(Тадяч.; 



300 Годовыя. 

1 Шума танчок водыла. 

4 Чи вей дивкы в таночку? 

6 Рожа дочку чесала. 

Як чесала та й навчала: 

Дочко моя роживно! 
Не становысь протыв шумы! 

Шума зведе из ума; 

Били ручкы покаля, 

Сырую кисть по лама. 

Перстеныкы познима. 

* * 

Вееняночка-паняночка 
Десь у садочку, шые сорочку; 
Шые-ж вона, вышывае, 
Свому милому посылае: 
Шые вона шовком, билью, 
Свому мылому про недилю. 



(Таляч.) 



ГЛуби.; 



С-пид билого да каменю руда вода капле. 

А нашому Васылечку мандривочка пахне. 
Мандруй, мандруй, да Васылечку од Лукы до Ирылукы! 

За им идё да Галочка, ламле били рукы. 
— Вернысь, вернысь, да Васылечку, батенько вмирае . . 



ТЦо Васыльку колосочок купыв поясочок; 
Пидперезав да Галочку, глядыть на станочок. 
Ой и десь-же ты,_да Галочко, с кудрявой мьяты! 
С кым стояла, говорыла, пидкивонькы знаты . . . 

(Чернигов.) 



Веснянки. 301 

Да вже весна, да вже красна, из стрпх вода капле; 
А вже тоби. вдовын сыну, мандривкою пахне. 
Мандруй, мандруй, вдовын сыну, у чыстее поле! 
За ным идё дивчынонька: верныся, соколе! 
Не вернуся, не вернуся, гордуеш ты мною: 
Буде твое гордованья все перед тобою. 

(Лѵбн.) 

Не стій, дубе, пры дорози; 
Там тоби, дубе, горе буде, 
Як тій невистьци у свекрухы: 
3 ночи до ночи на роботи, 
Прыйде до-дому у скорботи! 
Стань соби, дубе, у садочку, 
У хрещатому барвиночку ! 
Там тоби, дубе, добре буде, 
Як тій донечци у матинкы: 
3 ночи до ночи у таночку; 
Ирійде до-дому у впночку, 
У хрещатому барвиночку. 
У запашному васылечку. 



(Рядомыс.іь). 






Летила сорока з-высока, 
Попускала пирья додолу: 
Час вам дивочкы до дому ! 
А ты, дивонько, останься: 
Прыпде козаченько винчаться ! 



(Остер ) 






302 Г о д о в ы я . 

Спивалы дивкы, спивалы, 
В решето письни складалы, 
Да й поставылы на верби. 
Да де ся взялыся горобъи, 
Да й скынулы письни до долу: 
Час вам дивочкы до дому : 
А ты Галочко, зостанься. 
Да з Ивасем звинчайся ! 



(Остер.) 






По-пид мостом, мостом, трава зеленіе. 
А за хорошым мужем жона молодіе; 
Да по-пид мостом, мостом, трава посыхае, 
За ледачым мужем жена погыбае ; 
По-пид мостом, мостом, трепле рыба хвостом, 
А я в тебе, моя маты, невелыка ростом. 
Пусты мене, моя маты, на юлыци погуляты: 
Пусты мене, моя маты, — я не забарюся, 
Тилько хлопцив подражню, да й назад вернуся. 

(Ч)стерѵ) 






Ой пид вербою не метено, 
Пид зеленою не прометено. 
Та устань, Галочко, ранесенько, 

Обместы вербу чыстесенько! 

Ой там Павлусь з крамом стане, 

3 хорошым крамом, обидцямы! 

Всим дивочкам роспродае, 

Дивци Галочци даром дае. 

(Острого*.) 



* -и- 
* 



Веснянки. 303 

Що зирочка по хмарочци як бродыть, дак бродыть; 
Що Васылько до Галочкы, як ходыть, дак ходыть. 
Вже зирочци по хмарочци да не набродыться; 
Васылечку до Галочкы да не находыться. 
Що Галочка воду несе, коромысел гнеться, 
А Васылець в оконечко як береза льеться . . . 
Гныся, гныся, коромысел, да не переломыся; 
Васылечку, серце мое, не плач, не журыся ! 

(Чернигов.) 

Ой веселая весна да звеселыла уси гирочкы; 
Да не так гирочкы, як долыночкы, — 

Де парубочкы збиралыся, 
Да на мед-горилку складалыся. 

Да клады Васыльку бильше всих, 
Бо твоя Наталка краща за всих . . . 

(Чернигов.) 

А в городи шаФран, шаФран; 
Стоить Васылько як пан, як пан! 
А коло його петрушечка, — 
Стоить Галюся як душечка ! 

(Радомысл.) 

Ой вербо, вербо, вербыце! 
Ты на распутьтячку стояла, 
Ты далеко чула-бачыла: 
Куда мій нелюбый пойихав? 
Ой туды трава полегла ! , 



ЙѲ4 Г о д о в ы я . 

И клен-дерево завьяло, 
И мое серденько застряло! 

Ой вербо, вербо, вербыце! 
Ты на распутьтячку стояла, 
Ты далеко чула-бачыла: 
Куды мій мыленькый пойхав? 
Ой туды трава вжё шовкова, 
И клен-дерево зелено, 
И мое серденько весело. 

(') Або: вылегла. Примѣч. пѣвицы. 



(Остер.) 






Калыно-малыно ! 
Чы пры лузи стояла. 
Чы пры лузи стояла, 
Що ты чула-выдала ? 
Ой я чула-выдала, 
Що зозуля ковала ! . . 



(Радонысль.) 



Та летилы гусы рядком, рядком, 

Та крыкнулы-ж воны разком, разком. 

Та выйшлы люды дывыться, 

Иде Петрусь женыться. 

Сам же вин сыдыть на коныку, 
Посадыв панночку у возыку; 

Бье по коныку нагайкою, 
А накрыв панночку серпанкою. 

Юстер.і 
* 



В ЕС н я н к и. 305 

Та ду бривная та зозуленька; 

Да не куй же рано у дуброви, 

Да не збуды мене молодой: 

Да избудять мене раниій тебе? 

Що у мене свекир да не батенько, 
Що у мене свекруха та не матинка, 
Що у мене диверко та не братичок, 
Що у мене зовьщя та не сестрыця. 

Та нзбудать мене ранній тебе: 

Уставай, невистко, неробитныце, 

Та нашому добру некукибныце, 

Та нашому роду непрывитныце ! 

(Конотоп.) 



Сызенькы голубчыку 
Та седыть на дубчыку; 
Очы його кары, 
Бровы його чорны, 
Лыченько биленьке. 
ГІрылетила пава, 
На дворыку пала, 
Бона про те знала, 
Бона про те мныла, 
Що мыленькы робыть. 
Мыленькы-ж те робыть: 
Коныка сидлае, 
За двир выйжжае 
До мылой в гости. 
Вин про тее знае, 
Вин про те видае, 
Що мыленька робыть, 

39 



306 Годов ы я. 

Що мыленька його 
. Седыть у в и ко и ид. 
Та все вытлядас 
Свого мылеиького: 
Шыс, вышывае 
Золоти узоры, 

Топкый рукава 

Цлаче и рыдае. 
Сльозы утырае 
Правою рукою- 
Лептой голубою. 
Русою косою .... 



(Козелец.^ 



Ииде мылый у дорозн, волы погапяе; 
За им мыла у погоню, волыв здогаияе. 
Ой став мылый серед ноля, волы выпрягас: 
Мыла-ж йому у погоню с плачем вымов.іяе: 
„Вернысь^ мылый, годубчыку, верныся додозіу 
— - Не верпуся, моя мыла, горечко с тобою ! — 
.,Чом не хочені ты робыты и дома седиты, 
Чом не хочеш жыть зо мною на Оилому свнти?., 

— Ой ты-ж мыла, мое серце, ой де-ж ты бувала: 
Чы у поли льон ты брала, чы пшеиыцю жала ? — 
„Ой я в поли льон не брала, пшеныци не жала; 

Я не здужала робыты, з похмпльля лежала... 

— Ой колы-б ты добра жинка, ты-б седила дома. 
Та пьятюнку испостыла, — послужыла-б доля ! — 
,,0х выйду-ж я на городы, та гляну в провальля: 
Усим людям щасце, доля, минн-ж безталаньне! 

Ой колы-б же я дознала свою гирку долю, — 






Веснянки. 307 

Не пшіиснб же я п зашш, не пишла-б николы. 
Пишла-б лучче я т черныци с чорною косою; 
11а терпнла-б я горечка отгак молодою. 

(Козелец.) 

Да летыть стрнла та удовж села, 

Ох гей-лею ! да удовж села . 
Да убыла стрила вдовыного сына; 

Ох гей-лею ! вдовыного сына | . 
Ой лежыть шло, як папир биле, 
Ой них то к тилу не прыступыться, — 
Прысту'нылыся аж тры пташечкьк 
Аж тры иташечкы щебеташечкы. 
Ой одна сила у головоньках, 
А другая сила в билых ниженьках, 
А третяя сила протыв серденька. 
ІЦо в голивоньках, то сестра його; 
В билых ниженьках, то жона його; 
Протыв серденька, то маты його. 
Ой сестра плаче од року до року, 
А маты илаче од вику до вику, 
А жона плаче до недиленькы, 
А в недиленьку извыла виночок, 
Извыла виночок, побигла в таночок, — 
Ой нишла-ж вона да гукаючы, 
Соби мыленького да шукаючы. 

Ох гей-лею! да шукаючы *. 

С) Такъ повторятся Ох-гей-лею съ послѣдяею половиною стиха за 

каждымъ стихомх, 

(Радоиысльъ) 
■й- * 



308 Г о д о в ы я. 

Да клыкала невихна зовыцю на нич; 

Гей. рано моя ! зовыцю на нич ! 
Да ходы до мене да зовыце на нич : 

Гей, рано моя! да зовыце на нич I 
Прыйшла зовыця до невихны на нич. 
Темной ночи да й о-ппвпочи; 
Поіягады спать в новій компронци. 
Стукотыть, грукотыть коло компроиьш . . . 

— Да невихно моя. да голубко моя, 
Стукотыть. грукотыть коло комнррнькы. 

— Да не бійся-ж ты. да зовыця моя: 
То не гайдамакы. то поночлежнычкьг. . . 
Що у сыньому двери одбывае. 

А у зеленому замкы одрывае. « 

А у голубому положок пидняв. 
А у червоному да зовыцю узяв. 
— Да невпхно моя, да пзгубныця ! 
Изгубыла мене темнон ночи. 
Темной ночи да й о-пивночп ! 
Гей рано моя ! да й опивночы ! 

(') Гей-рано-моя съ іюс.гѣдвюш словами стиха повторяется за кл.клынъ ститомъ 
(*) То-б-то ти, що скоту в ночи г.іядять. При.нѣч пѣеииы. 

Радомыс.іь 



РНАЛЬНЫЯ. 



Сыдила русалка 
На крывій березп. 
Просыла русалка 
У жиночок налиток. 



УСА Л Ь И Ы Я . 



309 



У дивочок сорочок. 
Жиночкы-подружкы. 
Дайте мни намитку! 
Хоть вона худенька. 
Да абы-б бпленька! 



(Мглив.) 



* 



На гряній недилн, на гряній недилн* 
Русалкы сыдилы, сорочок просылы, 
Сорочок просылы: да й дайте, дивочкы. 
Молодіи молодкы, дайте рубашку. 
Старенькый дидько по городу ходе. 
Вин оре, скороде, конопелькы сіе ; 
Молодая молодка по двору ходыла, 
Голубив маныла: 
Шугы, шугы, голубы, 
На дидовы конопли, 
Да щоб мни их не брать — 
Билых рук не драть! 



(Мглин.) 






Як проводютъ русалок. 

Проведу я русалочкы до бору, 
Сама я вернуся додому! 
Ой колы-ж мы русалочкы проводыльк 
Щоб до нас часто не ходылы. 
Да нашого жытечка не ламалы; 
Бо наше жытечко в колосочку, 
А нашіи дивочкы у вилочку. 

^Остср.^ 
# * 



310 Годовыя. 

КУШЬСШ. 

Иване, Ивашечку ! 
Не переходь-же да дорпжечкы: 
ІІвапе-Ивашечку, Иване-Ивашечку '! 

Як перейдет, выноват будет: 
Выноват будет — и коиыка збудет! 

Як поймаем, порубаем. 

На дрпбен мак, на капусточку. 
Та посіем тебе в трьох городочках: 
В трьох городочках та на трьох грядочках! 
Та выросте з тебе тры зилыны: 

Тры зилыны любыстыны; 

Перва зилына — любысточок. 

Друга зилына — барвинына, 

Треття зилына — васылечок. 

Любысточок для любощив. 

Барвиночок для дивочок, 

Васылечок для запаху ! 

(') Повторяется послѣ каждаго стиха. 

(ЧчОНОТОП.,? 

Иване, Ивашечку ! 
ГІосичем мы тебе на дрнбел мак, 

Иване, Ивашечку ' ! 
Да й посіем тебе на тры города! 
Да й зійдеш ты трой-зильлечком: 
Первое зильле — любысточок, 
А другее зильле — васылечкы 
А третее зильле — мьята; 
Любысточок для дивочок, 



К У II Л .! ь с к і я 3 1 



Васылечкы д.іл нахочеп. 
А иьяточка для любощен. 

( 9 І Повторнеігя иооі кн;ьдаго стиха. 



рОспр.) 



Купала на Пвана ! 
Ппдезі дивкы та в япідкы. 

Купала на Ивана '! 
А вен дпвкы понабрали, 
Одна дивка не набрала. 
Иидеи дивкы та ричку брысты, 
А уси-ж дпвкы перебрылы. 
Одна-ж дивка та потонула. 
Дорогіи шаты помочыла, 
Серебрани ключи упустыла: 
Рыбакы-ж мои. рыболовнычкы ! 
Не ловить-же вы моій падчеркы. 
А вловите мынп дороги шаты, 
Переймите зіынп срибрани ключи. 

(' ) Повторяется послѣ каждаго стиха. 



(Шклоз. 



Купала на Ивана! 
В купалочкы тры дочкы, 

Купала на Ивана ' ! 
Нерва дочка товета. горбата: 
Друга дочка слипа, косоока: 
Треття дочка тонка, высока. 
Не беры-ж тоеи тонкой, высокой: 
Не беры-ж тоси слшюи, косоокон: 



312 Го до выя. 



Возьмы-ж тую товсту, горбатѵ: 
Товста, горбата буде богата. 
Тонка былынка переломыться; 
Слипа, косоока слиду не бачыть; 
Товста, горбата буде богата ! 

(') Повторяется иослѣ ьаждаго стиха. 






(Шклоъ.) 



Купалочка с купа выйшла, 
Та й кропом очи завишала, 
Та тому люды дывовалыся . . . 

Не дывуйтеся-ж вы сьому, люды! 

Бо я бачыла ще и дывнишшее: 
Що щука рыба сукно ткала, 
А рак неборак цивкы сукав, 
ЗІуха горюха исты варыла, 
А комар пыщыть, 
Та й в воду тащыть. 

^Тадяч., Радомысль.,? 

Летила сова из чужого села, 
Окропом очы завншала, 
Соломою ушы позатыкала. 
Та тому люды дывовалыся . . . 



^Радомысль.^ 






ІІЕТРЛВОЧНЫЯ. 



Мала ннчка Нетривочка. 
Що не выспалась наша дивочка. 



ІІЕТРИВОЧНЫЯ. 313 

Всю иич не спала, бнль сукала; 
Но гори ходыла, биль билыла, 
А до тоеи били говорыла: 
Биле моя, биле, тонка, била. 

Як я тебе убилыла ! 
Як пиду я, биле, за нелюба, 
То я тебе, биле, у свято зношу; 
Як пиду я, биле, за мылого, 
То я тебе, биле, у будень зношу,— 
То я тебе, биле, шановатыму, 
И в будень и в свято надиватыму. 



(Лубн.) 






Да малая ничка Петривочка, 
Да не выспалася пата дивочка; 
Да й усю ничеиьку не спала, 
Да усе хусточкы вышывала; 

Та шыла шовком, шыла й билью 
Свойму мылому про недилю. 



іКоноюи. і 






У моего батька двир велык; 
Я мала-маленька, невелычка ! . 
А на тим двори троснык велык; 
В тим тросныку вовчок вые, 
, Вовчок вые, исты просыть. 
Ой не ііж, вовчок, мого батенька, 
А изъиж, вовчок, мого свекорка! 
У моего батенька двир велык; 
А на тим двори троснык велык, 



40 



314 Годовыя, 

В тш тросныку вовчок вые, 
Вовчок вые, петы просыть. 

Ой не ііж, вовчок, мою матинку. 

А изъиж, вовчок, мою свекровку I 

У моего батенька двир велык; 
А на тим дворн троснык велык~ 
В тим тросныку вовчок вые, 
Вовчок вые, исты просыть. 
Не йж, вовчок, мого братнейка- 

А изъиж, вовчок, мого диверка ! 

У моего батенька двир велык ; 
А на тим двори троснык велык : 
В тим тросныку вовчок вые, 
Вовчок вые, петы просыть, 

Ой не пж, вовчок. мою сестрыцю, 

А изъиж, вовчок, мою золовку ! 

Я мала-маленька, невелычка 1 

(*) Повторяется послѣ каждаго стиха. 



(ШК.ЮБ.) 



* * 

* 



ШАРСК1Я. 



Выйшлы в поле косари 

Косыть ранком на зори. 
Эй нуте, косари, бо нерано почалы: 
Хоть нерано почалы, так багато утялы ' ! 

До обида покосылы, 

Гостри косы прытупылы? 

По обиди отдыхалы. 
Потим косы поклепалыГ 



К О С А Р С К I я. 



315 



О полудни греблы сино, 

И в валочкы клалы щыльно. 
А в вечери холодком 

Клалы в копычкы рядком. 

Завтра треба рано встать^ 

У стижечкы щоб покласты 

Як стижечкы покиньчаем, 

По-козацкый погуляем ! 
Эй нуте, косари, бо иерано почалы; 
Хоть нерано почалы, так багато утялы ! 

(') Послѣдисе двустишіе повторяется послѣ каждыхъ двухъ стиховъ. 

^Чернигов.} 






А вже ворон кряче, 
Пан по хлибу плаче. 

Ой не плач, пане, 

Ще хлиба стане; 

Не плач, не журысь, 
Хоч иды подывысь! 
Уже ворон злетив, 
Обидаты зхотив; 

Ой паночку наш, 

Обидаты час! 



(Острогожск.) 



Косарыкы косять, а вдывочка походжае, 

Дрибиымы сльозамы покосы полывае: 

— Иоривняй, Боже, и горы й долыны, — 

Немае мы пи вир пои дружыны ! 

ЯБорзн.; 






3 1 Г о д о в ы я. 

ГРКБКЦКІЯ. 



У чужых селах дощи йдуть. 

А на наши села ричкы течуть. 
Загорожу я тыном ричку, 

Та зажену лебидя и лебидочку: 
Лебидь буде купатыся, 
А лебидочка вмыватыся. 
То-ж не лебидь купаеться, 
Не лебидочка вмываеться, — 
То козаченько купаеться. 

Молода дивчына вмываеться. 



(Га.дяч.) 



Ой зійду я на шпыль гору, на лебедив крыкну! 
У сим сели роды л а ся, нигде не прывыкну. 
Ой там моя прывыченька пид тыном на травци; 
Ой там-же я спаты ляжу у темненькій шічци. 

(Тадпч.) 



•й- 



Збирайтеся, подруженькы, де вчора булы; 
Уже-ж наши васылечкы од сонця повьялы. 
Иехай вьянуть, прывьявають; 
Як мы прыйдем, воны й повставають. 

(Тадяч. 



•й- 



Закотылось сонычко за зеленый гай, 
Пидемо вечеряты за тыхый Дунай. 
За тыхым Дунаем сухарыкы на столп, 
И рыба печена — то-ж наша вечеря! 



Гребецкія. 317 

Закотылось сонычко за зеленый сад,- 
Цилуються, мылуються а хто кому рад; 
Закотылось сонычко за новенькый млын, — 
Цилуються, мылуются а хто кому мыл. 

(Лубн.) 

Ой сив орел на маку, ввесь мрк поламав. 
Козаченько за дивчыну та тры копы дав, 
Та щоб іи нихто не займав, 
Нихто не займав, за ручку не взяв* 
Перстеня не зняв и доганы не дав. 

(Гадяч ) 
♦ 

Ой пиду я бором, говорячы з Богом: 

Ой дай Боже, дай, Боже помагай ! ! 

Ой дай мини, Боже, багатого свекра, 

Ой дай мини, Боже, ласкаву свекруху. 

Щоб не посылала в поле жыта жаты, 
А щоб посадыла крамом крамоваты, медом шынкуваты! 
Ой дай Боже, дай, Боже помагай! 

(ч 1 ) Повторяется за каждьшъ стихомъ. 



(Гадяч.) 



* 



Та вже не багато, 
Та вже не далеко, 
Та вже видно край: 

Боже помагай! 
Ой нумо, ой нумо, 

Та прыпыльнуймо ; 
Як не будемо пылновать. 
То тут будем ночувать- 



318 



Г о д о в ы я . 



Пид зеленым дубам. 
3 козаком голубом. 






Ой час и пора 
Нам до свого куриня, 
А в курини панотця 
Вечеряты вариться. 



* 



Наша пани домуе. 
Нам вечерять готуе : 
А мы не йдемо. 
Прыказу ждемо. 
Наша пани бджилочка '. 
Есть у ей горилочка: 
Сама не пье 
И нам не дае. 
Мы своему пану 
Изробылм славу: 
Сино погреблы и покопылы; 
Такы мы вечеряты та заробылы ! 
Одчиняй, пане, ворота. 
Иде твоя робота; 
Одчыняй, не бары. 
Идять комари ! 
Одчиняй, пане, комару. 
Давай гребцам червону: 
Одчыняй, не бары. 
Б о идять комари ! 

(') Наша пани ягидочка . .~ (Гадяч.) 



(Таляч.) 



(Галич.) 



(Коиотоп.) 



Гребецкія. 310 



Уже сонечко в рози, 
А мы на дорозн. 

Пускай, пани, нас — 

Нам додому час ! 

Ой дай, Боже, дай, 

Боже полагай ! 



(Гадяч.) 



* 



Одчыняй, пане, ворота, 
Иде твоя робота. 
Ой дай Боже, дай, Боже помагай ' ! 
Чы рад- же ты ій. 
Роботи своій ? 
Як-же я нерад. 
Що мій выноград ! 
Одчыняй, пане, сины. 
Щоб вже гребчыкы силы: 
Одчыняй, пане, комору. 
Давай гребцям червону: 
Одчыняй. пане, хату. 
Давай гребцям плату! 
Ой дай Боже, дай, Боже помагай! 

(') Повторяется послѣ каждаго двустишія. 



(Гадяч.) 



* 
*- 



Закотылось сонечко за зеленый бир ; 
Мы пидемо вечеряты у богатый двир. 

А в богатому двори 

Горилочка на столи; 

Горилочка в плясци, 

Варенычкы в масли. 



320 Г о д о в ы я . 

Закотылось соиычко за сад-вьшоград ; 
Цилуйтеся, милуйтеся ой хто кому рад! 
Наталка Мыколи раденька була 
Взяла його за рученьку та й спать повела. 
Вже сонечко кружком, кружком: 
Нам до-дому лужком, лужком. 
Лужком, бережком, 
Жовтенькым писком, 
Калыновым мостом 
Нам до-дому просто. 
Вже сонечко на лану, 
Я до-дому полыну; 
Полынула-б я, 
Неволя моя, 
Неволя моя. 
Чужа сторона! 
Вже сонечко котыться, 

Нам до-дому хочеться; 
Хочеться давно, а мы не йдемо, 
А мы не йдемо, прыказу ждемо. 
Покы прыйде пан, 
Та прикаже нам. 
Вже сонечко над ланком, 
Прыпылнуйте холодком : 
Ой нумо, нумо, 
Та й прыпылнуймо! 
Як не будемо пылноваты, 
То будемо ночоваты; 
А як прыпылнуем, 
Та й не заночуем. 

(Лубн.) 



Гребецкія. 321 

Ой чыи си гребци. 
Днвкы та молодцп ? 
Саны молодыи. 
Грабли золотын : 
Греблы. пыльновалы. 
Грабли поламалы. 
Ой як було рано. 
Серце въяло ; 
Як повечернло. 
Та й повеселило: 
Наш пан молодый. 
Нид ным кинь вор оный : 
Коня осидлае. 
Та нас посажае: 

А як запряже. 

Та й нас повезе. 
Пан, пан, копытан, не нашои виры; 
Чужи люды полуднують, мы и доси не плы. 
Уже сонце котыться. 
Нам до-дому хочеться: 

Хочеться й давно, — 

Так мы не йднмо* 

Прыказу ждимо 

Од пана свого. 

Од молодого ..;..' 

^') Дальше с.іѣдують стихи, встрѣчающіеся въ предъидущихъ варіантахъ 

(Лубн.) 

Ой на гори свнтлонька та новая: 
Горе мыни на чужынп, що сама я. 
Оп чужая сториионька без витру шуиыть; 

41 



322 Г о д о в ы я . 

Чужый батько, чужа маты не бье, то болыть; 
Тилькы ходыть по свитлонци та все гомоныть: 
Ой ледащо невисточка, не хоче робыть, 
Тилько спытьи та згуляты, хороше ходыть. 

(Таляч.) 



ЗАЖНПВНЪІЯ. 



Ой добра-нич, шырокее поле, 
Жыто ядрянее! 
Добра-нич, на здоровья. 
Жніи молодіи, серпы золотіи! 

Приходьте завтра раненько, 
Як солнійко зійде, росыця опаде: 
Та прыносьте по бохону хлиба, 
По билому сыру. 
Вже солнійко зійшло, росыця опала, 

А мои жнійкы не бувалы. 
Чы повтомылыся, чы поморылыся. 

Чы на мене, нывку, забулыся? 
Мы не п^зморылыся, не повтомлялыся. 
И на тебе, нывку, не забувалыся. 



(Шклов.) 



* -X- 



Розгорыся» вечерняя зоря, перед раньньою стоя; 
Прыберыся, наша господынька, перед намы жніямы: 
Одинь тыи куни, соболи, та били горностои. 
Не гріють мене тыи куни, соболи, ни бнліи горностои 
А тилько гріе мое здоровье, 
Мужыкове ' пидворье. 

(') Або: мужныне. 



Шклов . 

* 



Злжнивныя. 323 



Ой чыи-ж то женци - 
Дивкы та молодци ? 

Ой паночку наш, 

Обжыночкы в нас ! 
Самы молодым, 
Серпы золотым. 

Ой паночку наш. 

Обжыночкы в нас ! 



* * 



Чужи паны, як пугачи, 
Держять людей до пивночи. 
А наш соловейко 
Пускае раненько. 
Пускай пораній, 
Зъидять комари: 
Кусають и тнуть. 
Робыть не дають ! 
Наш пан добродію, 
Пускай про недилю — 
Головкы чесать. 
Свита повыдать ! 



* * 



Наша пани хупава ', 
Роспустыла рукава, 
И сама не робыть, 
И нас не прыгоныть. 
Наша пани пышна. 
Як ѵ саду вышня. 



(Борзн.; 



(Борзе.) 



324 Г о д о в ы я 

И ногы помыла, 
Й сама чорнобрыва: 
Вышня зелененька, 
Сама молоденька. 

(*) Хупава — чепурна, а чепурна — опрятная, красивая. 

,'Борзн. ! 
■й- •* 
-«- 

А в недилоньку рано-пораненьку 

Збирае женьци коваленко, 
Збирае женьци а все прыбирныи — 
Дивкы, парубкы а все молодыи. 
Та повив же их на долыну. 
На пшеныченьку на озыму: 

— Ой жните, женьци, розжынайтесь. 
А назад себе не оглядайтесь! — 

Аж з-за горы Орда идё. 

За собою коваля веде: 
Йому рукы позавьязовани, 
Йому очи позаглажовани. 

Отто-ж будет, ковалю, знаты. 

Як недилоньку шановаты. 

— Ой дай, Боже, такую годыну, 
Щоб зобачыты свит хоч на часыну: 

То буду вже знаты, 
Як недилоньку шановаты ! — 

(Волынь.) 

Ой чые-ж то поле 

Заспивало стоя'? 
Заспивало нам, 
Хорошым женцям. 2. 



Злжнивныя. 253 

А чые-ж то поле 
Задрішало стоя? 

Задримало там, 

Нашым ворогам. 2. 

Ой чыя-ж то борода 2 
Сриблом злотом обвыта? 
Любой пани жыто 
Сриблом, злотом обвыто, 
А чужой пани жыто 
Коноплями обвыто; 

Ой обвыто там 

Нашым ворогам. 2. 



(Глухов.) 






(') Выраженіе «поле заспивало стоя» означаетъ, что жито уже со- 
зрѣло, поспило,—созрѣвшее — спивае, шумыть, подъ серпом; «поле за- 
дримало стоя» означаетъ, что жито переспѣло, задримало — склонило го- 
ловки, колосья, полегло, — какъ это бываетъ съ перезрѣвшимъ житомъ. — 
( 2 ) Когда пожнутъ жито, то на последней нивѣ оставляютъ жменю, 
(горсть) несжатаго, и скручиваютъ, что и называется борода. (Глухов.) 

Когда полютв бороду: 

Ой чыя то борода 
Чорным шовком облыта ? 

Иванова борода 
Чорным шовком облыта. 
Сыдыть пивень на копи, 

Дывуеться бороди: 

Ой дыво-ж мыни 

Об сій бороди! 
Ой чый же то челядын 



326 Г о д о в ы я . 



Обжыночкы нарядив? 
Ой Иванив челядып 
Обжыночкы нарядыв. 
Ой наш пане, наш. 
Обжыночкы в нас! 
Сыдыть пивень на маковци, 

Та маковку пье: 2. 

Сыдыть наш пан на покути. 

Горилочку пье, — 2. 

А мы будем дывытыся. 
Коло його жывытыся. 
Ой дай, пане, дай. 
Горплочкы нам! 
3 велыкои праци 
Горплкы по чарци: 
3 велыкои мукы 
По дви чаркы в рукы. 



Сыдыть ведьмидь ' на копи. 

Дывуеться бородн: 

Ой дыво мыни 

Об тій бородн! 

Ой чія-ж то борода 
Чорным шовком увыта? 
Чорным шовком увыта. 
Сриблом-злотом улыта ? 

Иванова борода 
Чорным шовком увыта. 
Сриблом-злотом улыта! 
Васылева борода^ 



(Борзен.) 



3 а ж н и в н ы я 327 

Мачуламы увыта. 

А смолою улыта. 

(Сосниц.і 

(') Въ отдаленныхъ отъ лѣса селеніяхь, вмѣсто ведьмидь, поютъ — 
йоронъ. 

Когда кончаютъ дожинать: 

Нуте, нуте, до межи,— 
Варенычкы у дежи. 

Ой нуте, р о бить, 

Себе не барить ! 
Нуте, нуте, по пьять, — 
Варенычкы кынлять. 
Ой нуте, робить, 
Себе не барить ! 
Не будете пилновать, — 
Тут будете ночувать. 



(Борзн.) 



* 



Борода. 

Когда сжинаютъ жито, то на послѣдней нивѣ хозяина оставляютъ 
жменю жита у которое связываютъ красною или бѣлою ниткою, и это 
называется— борода.— Траву въ бородѣ выполиваютъ, въ срединѣ боро- 
ды, на землѣ, оставляютъ окраецъ изъ цѣлаго, никѣмъ нетронутаго 
хлѣба, дрибокъ Скусочекъ) соли, а въ нѣкоторыхъ мѣстахъ еще и цурку, 
которою вяжутъ снопы, и усѣвшись вокругъ бороды, женцы поютъ 
особенный, приличныя этому случаю, пѣсни, въ которыхъ главный пред- 
метъ — борода. — Изъ обжиночныхъ пѣсень видно, что бороду обвивали 
краснымъ или чорнымъ шолкомъ, и обшивалщ или накрывали, краснымо 
шовкомд, т. е., вѣроятно, судя по другому куплету пѣсни (гдѣ сказано, 
хотя и въ ироническомъ смыслѣ, борода чорнымъ рядномз покрыта) 
кускомъ толковой матеріи. — Все это дѣлается, вѣроятно, для того? 
чтобъ и на будущій годъ былъ урожай хлѣба. 



328 Годовыя. • 

Винокъ. 

Когда снимутъ рожь у извѣстнаго хозяина, то, вечеромъ, по снятіи 
ржи, женцы, обыкновенно женщины, съ особыми обрядными пѣснями, 
идутъ къ дому хозяина или хозяйки. Одна изъ женщинъ, старшая, идетъ 
впереди и несетъ на рукахъ винокъ изъ жита. Такимъ образомъ, они 
подходятъ къ самому дому хозяина или хозяйки, который, услышавъ 
пѣсни, выходятъ къ женщинамъ съ испеченнымъ хлѣбомъ, на которомъ 
положенъ дрибокъ соли. Старшая жница подходитъ къ хозяину или 
хозяйкѣ, и кладетъ житяный вѣнокъ на хлибъ, приговаривая: «Дай Боже, 
щобъ и на той годъ родывъ хлибъ,» и проч. Хозяинъ съ хлѣбомъ, на- 
крытымъ винкомъ, идетъ въ хату, и кладетъ ношу, съ почетомъ, на 
покути, подъ иконами. Винокъ, на Спаса (6 Августа), снимаютъ съ 
хлѣба и несутъ въ церковь, съ почетомъ, — гдѣ его святятъ съ ябло- 
ками и проч. Хозяинъ угощяетъ жевцовъ, принесшихъ къ нему винокъ, 
вечерею и горилкою. 

(Эготъ обрядъ записанъ очевидцемъ его, Н. М. Бѣлазерскимъ, въ Борзенскимъ уѣздѣЛ 



С Е Н Н I К. 



Вже мынулы суныченькы й нолуныченькы, 
Вже наспилы осинни та вечерныченькы. 






^Гадяч.; 



Чы було лито, чы не було лита. 
Що воно мыни не докучыло ? 

Бо в мене ненька неридненька, 
Мене на вулыцю не пускае, 

Та в комирочку запирае. 

А в комирочци виконечко. 

А в виконечку кватырочка ! 

^Гадяч.; 






Осенніе. 329 

Зійдпмося, подруженькы, де вчора гулялы,— 
Бо вже наши васылечкы без сонця зовьялы, 
Нехай вьянуть, нехай вьянуть, нехай повьявають: 
Як зійдемось до-купочкы, воны повставають, 

(Гадяч.) 

У чужых селах дощи йдуть, 
А на наши села рикы течуть, 

Загорожу я тыном ричку, 
Зажену лебедя й лебидочку. 

Там буде лебидь купатыся, 

Лебидочка вмыватыся. 



* * 
* 



(Гадяч.) 



Зійшов мисяць из зорьою, та й обгородывся; 
Счаслывои годынонькы козак уродывся: 

Куды вин подумае, то й Богъ помагае, 
Чераз тую дивчыноньку що свататы мае. 
Сватай, сватай, козаченьку, сватай, не варуйся, 
За твоей головонькы роботы навчуся. 



Во время уборки конопель, 

Ти вси мои звиздочкы, 
Ти вси изо мною, — 
Ти вси мои ясный 
Передо мною, — 
А одной моій звиздочкы 
Нема изо мною, — 
А одной моій ясной 
Нема предо мною. 



(Гадяч.) 



(Чернигов.) 

42 



330 Г о д о в ы я . 

ЩІДКІ. 



Над морем глыбокым 
Стояв явор высокый; 
Грай, море, радуйся, земле, 
Вик до вику ' ! 
А иа тим явори сыз орел сыдыть, 
Сыз орел сыдыть да в воду гледыть, 
У воду гледыть, з рыбою говорыть: 
9 Ой буть нам, рыбо, у одного пані, 
Пана в Ивана — 
Тобою, рыбо, гости витаты, 
А моим пером лысты пысаты ! 

(') Послѣднее двустишіе повторяется за каждыми двумя стихами. 

(Ч)стер.^ 

9 Ой рыбо-ж, рыбо, ты моя пара ! 
И буть нам, рыбо, в одного пана, 
В одного пана, пана Ивана: 
Що тобою рыбо, гостей витаты, 
А моим пером лысты пысаты. 
Да бувай же здоров и в вику довгый, 
Не сам собою, с своею жоною, 

3 усим родом, з Господом Богом. 
3 Іисусом Хрыстом, з святым Рожеством. 

(Остер.) 



Ой ясна, красна у лузи калына, 
Святый~вечер '. 



Колядки. 33 1 

А ще красіінцю у пана дочка Орына; 
Вына стерегла, крипко заснула: 
Налетилы райськіи пташкы — 
Выно попылы, чашкы побылы. 

Ой шугы в лугы, райськіи пташкы : 
Чашок не быйте й вына не пыЙте; 
Нам сього вына багато треба- 
Брата женыты, сестру тдаваты ! 
Пане господарю, 
С празныком поздоровляю ! 

{•> Припѣвъ за казкдымъ стихоагь. 

(Лу би.) 
# * 

А в пана Ивана, на його двори. 

Святый вечер ' ! 
На його двори стоить свитлыця, 
А в тій свитлыци стоить Орышечка. 
Убирала ся, то-ж и наряжалася; 
До церквы пишла, як зоря зійшла, 
У церков війшла, и засіяла ! 

Там паны стоялы да іи пыталы: 
Чы ты царивна, чы колоривна ? 
Я не царивна, ни колоривна — 
Батькова дочка, славная панна ! 
Да бувай здорова, красная паніш, 
Красная панна, панна Орыся ! 
Не сама собою, с отцем, матирькх, 
Из родом, с плимьем, с кым тоби Бог дав! 

{') Припѣвъ послѣ каждаго стиха. 

♦ Остер*) 

* 



332 Годовыя. 

А в лиску, лиску, на жовтим писку, 

Святый вечер! 
Там пава ходыла, пирье роныла; 

Святый вечер ! ! 
За ею ишла панна Марьечка, 
Пирье збирала, да в рукав клала; 
3 рукава брала, на скамьи клала, 
А с скамьи брала, да винок плела; 
Извыла винець, да пишла в танець. 
Ой де взялыся да буйни витры, 
Искынулы винок да в тыхый Дунай. 
ОЙ пишла-ж вона лужком, бережком, 
Да й стрила вона тры рыбалочкы: 

Вы рыбалочкы молодіи ! 
Закыньте мыни шовковый невод, 
Шовковый невод да в тыхый Дунай? 
Поймайте мыни перловый винок! 
Я вам, молода, даром не схочу: 
Первому рыбалци перловый винок; 
Другому рыбалци щырозлотный перстень; 
Третьему рыбалци сама молода! 
Да бувай здорова, красная панна ! 

(•) Припѣвъ послѣ каждаго стиха. 

(Остер.) 

У нашого пана хороша пани; 

Бог йому дав славную жону у його дому 1 ! 

По двору ходыть, як мисяць сходыть; 

По синьцях ходыть, як зоря сходыть; 
Садыла сынкы в чотыри рядкы, 
Садыла дочкы в тры рядочкы. 



Колядки. 333 

Сыночкы зрослы — у школу пишльи 
А дочкы зрослы — у швачкы пишлы; 
Сыночкы идуть, кныжечкы несуть, — 
А донечкы йдуть, хусточкы несуть: 
Кныжечкы на стил, батеньку до ниг, — 
А донечкы хусткы на пил, матюнци до ниг. 

(') Припѣвается и такъ: Богъ йолу дав, Бог йому послав — умную 
жону у його дому. 

^Остер.^ 

Дивка Орыночка перевиз держала; 
Святый вечер ! 
Перевозыла царив, та панив, та отецькых сынив. 
Наихало до ней симсот молодцив: 
Перевезы-ж нас, дивко Орышечко ! 
— Колы-ж мыни вас та перевозыть ? 
Прыихав до мене братик з війська дорогы; 
Вин прывиз мыни та тры радости: 
Первая радисть— зелена сукня, 
Другая радисть — золотый перстень: 
Третяя радисть— перлова камка . . ; 
Зелена сукня слид замитае; 
Золотый перстень на руци сяе; 
Перлова камка голову клоныть! 
Та бувай здорова, дивко Орынко, 
Не сама собою, з отцем, з ненькою. 
Из мылым Богом, из у сим родом. 
Боже, дай вечир добрый! 
Та давайте дохид довгый ! 

(') Припѣвъ ііос.іѣ каждаго стиха. 

(Гадяч.) 



334 Г о д о в ы я . 

А у поли, поли, да край дорогы. 
Ой там ходыть вороная стада! 
Помиж тый стадп сывый кинь ходыть, 
Нихто того коня да не поймае, 
Да ни поймае, ни осидлае, — 
Тилько поймае, да осидлае Иванко: 
Я-ж того коня маю — поймаю, 
Маю — поймаю, да й осидлаю, 
Да и пойду я к тестеньку в гости — 
Ой люды скажу ть, що сокол летыть; 
Тестенько скаже: се мій зять йде . . . 
„Одчыняй, тестенько, тесови ворота; 
Стелы мойму коню да просту солому, 
Да дай мойму коню сина да овса, 
Мини молодому пухови подушкы, 
Дай мини молодому меда да вына. г 
Да бувай здоров, злышный панычу, 
3 своею мамкою да з сестрыцею. 

^Чернигов.^ 
* * 

Ой в поли, в поли, да й в выноколи, 

Святый вечер ! ! 
Грай, коню, пид молоденькым Йвасем ! 
Ой там Ивась полем играе, копье выхае. 
Да пидьизджае пид Выжгорода; 
Вышлы к йому вей городяне; 
Вывелы йому коня в наряди: 
Вин тее прыняв, шасочкы не зняв, 
Шапочкы не зняв, не подяковав. 

У Вильбови 2 на оболони, 
Грай, копю, пид молоденькым Йвасем ! 



. 



К о л я д к п . 

Ой тазі Иваеь конем нграе, копье выхае. 
Да пидьизджае пид Выжгорода; 

Вышлы к йому вси городяне. 
Да вынеслы Йому мысу червонцив: 
Вин тее приняв, шапочкы не зняв, 
Шапочкы не зняв, не подяковав. 

У Вильбови на оболони. 
Грай, коню, пид молоденькым Ивасем? 
ОЙ там Ивась конем играе. копье выхае. 
Да пидьизджае пид Выжгорода; 

Вышлы к йому вси городяне, 
Вывелы йому панну в наряди: 

Вин тее прыняв, шапочку зняв. 

Шапочку зняв, да й подяковав, 

('_) Повторяется. (*) Во Львовѣ. 

(Остер.) 

Там військо пшло и ладу не найшло; 

Святый вечор ' Г 
Иванко ишов, лад війську найшов; 
Велив гарматы порыхтоваты. 
На Вырвин-город стрилы спускаты. 
Вси мищаночкы полякалыся; 
По рынку ходять, рученькы ломять. 
Рученькы ломять й радоньку радять: 
Що тсьому паняти за дару даты ? 
Вынеслы йому мысу червонцив, 
А вин на той дар и не споглянув: 
Не поклонывся, не покорывся; 
Шапочкы не зняв. не подяковав; 



336 Г о д о в ы я. 

Велив гарматы порыхтоватьи 

На Вырвин-город стрилы спускаты. 

Всп мпщаночкы полякалыся; 

По рынку ходять, рученькы ломять, 

Рученькы ломять й радоньку радять: 

Що тсьому паняти за дару даты ? 

Вывелы ёому коня в наряди, 

А вин на той дар и не споглянув: 

Не поклонывся, не покорывся; 

ЦІапочкы не зняв, не подяковав; 

Велив гарматы порыхтоваты, 

На Вырвин-город стрилы спускаты. 

Вен мищапочкы полякалыся, 

По рынку ходять, рученькы ломять, 

Рученькы ломять, радоньку радять: 

Що тсьому паняти за дару даты? 

Вывелы йому панну в наряди, 

А вин на той дар да и споглянув, 

Шапочку зняв и подякував, 

И поклонывея и покорывся. 
За сим же словом та й бувай здоров! 
Не сам с собою, з отцем, з маткою, 
Из мылым Богом, из усим родом. 

(') Примѣч. пѣвнцы. 

(Овруч.) 

А в поли, в поли биленькій намет; 
Прыспивують Ой- дай Боже! або Святый вечер! 



I 



К о л я д к ы. 337 

А в том намети пышнее пани. 
Пышнее паня— молодый Иванко; 
В лижечку лежыть, коныка держыть, 
Коныка держыть, с коныком говорыть: 
Коню-ж мій, коню, я тебе продам, 
Я-ж тебе продам за сто черіюных. 
-- - Пане-ж мій, пане, не продавай мене! 
Не продавай мене, спогадай на тее. 
Як мы з тобою з выйська втикалы : 
За намы гналысь Туркы, Татары ; 
За нами кули землю зъоралы. 
За намы стрилы як сниг лит алы ! 

(Одруч ) 

-'с 

Молодый Ивасенько, чы е в тебе батенько ? 

Не був я дома, служыв я в пана Гетьмана 1 . 
Молодый Ивасенько, чы е в тебе матинка? 
Молодый Ивасенько, чы е в тебе братичок? 
Молодый Ивасенько, чы е в тебе сестрыця? 
Молодый Ивасенько, чы е в тебе мыленька? 

В мене батенько ~ кинь вороненькій, 
Не чорне пиро по конычеиьку полегло 2 ! 
В мене братичок — тугенькій лучок*; 
В мене сестрыця — ясна ручныця: 
В мене мыленька — постиль биленька. 

(') и <*) Повторяется за каждым* изъ слѣдующихъ стихомъ. 

(Грамворон.) 



■и- * 



43 



338 Г о д о в ы я. 



А в поли, в поли, й у выноколи, 
Стоять наметы з б ил ого шовку, 
А в тих наметах все столы стоять; 
Все столы стоять позастыланы, 
Позастыланы все кылымамы; 
А на тих столах все кубкы стоять, 
Все кубкы стоять понаповняны 
По за столамы все паны сыдять; 
Миж тимы панамы красный панычу, 
Красный панычу, пане Иване. 
Перед панычем вирный слугы; 
Просяться боны у Невир-землю: 
Пусты нас, пане, у Невир-землю! 
Пустымо стрилу, як грым по небу; 
Пустымось киньмы, як дрибен дощык: 
Блыснем шаблямы, як сонце в хмари! 

(Остер.) 






Да пане Иване обмуровав двир, 
Святый вечер ! . 
Обмуровав двир билым каменем, 
А воритечка з жовтои меди. 
А по тій меди стоять наметы, 
Стоять наметы як биль биленькы, 
А в тих наметах сыдыть пан Иван, 
Стрилочкы струже да в лучок кладе* 
А з лучка бере, да й заправляе. 
Ой стучыть-гремыть з поля сторожа. 
Да вдарыться в жовтыи ворота: 
Пане Иване, чы спыщ? чы не спыш? 



К о л я д к ы. 339 

Ой колы-ж ты спыш, Господь з тобою! 
А колы не спыш, промов зо мною: 
Що в наши города Туркы вступылы, 
Туркы вступылы пополам с Татармы, 
Пополам с Татармы, с киньмы з сто пармы, 
А я-ж тих Туркив да й не боюся: 

Ой я з іімы в пыл перебьюся! 
Ой дайте мыни коня воронця, 
Коня воронця й гострого меча! 
Його матинка выпровожала, 
Выпровожаючы да й найучала: 
Сыну Ивасю! як пойдеш с королем на войну, 
То не выхвачуйся поперед выйська, 
Да зоставайся позаду выйська ! 
А вин матюнкы да не послухав: 
Поперед выйська конем играе, 
А позад выйська мечем рубае; 
Хвалыться конем перед королем, 
Перед панною гострою шаблею. 
Ой чый то сынок, сынок Иванок, 
Поперед выйська конем играе, 
А позад выйська мечем рубае; 
Хвалыться конем перед королем 
Перед панною гострою шаблею? 
Ой дам я йому половыну царства и свого панства 
И свою дочку короливночку. 

(') Припѣвъ, послѣ каждаго стиха. 

^Остер.^ 

А с поля, поля, да туман устае, 
Святый вечер *, 



340 Родокыя. 

А з*-за того туману Иванко йде; 
Да й иидьижжае пид царев-город. 
Да й выклыкае царя з города: 
Турецкій дару, выпдь на войну т 

Воеватыся, муштроватыся Г — 
Як изыгхалысь, так и вдарылысь: 
Удары в копытамы як грыи на небн, 
Зассялы сабли, як сонце с хмары ; 
Пид ймы кони попрыпадалы, 
Золотіи грывы попрылягалы. 
Турецкій царь другым наказав: 
Колы-б я знав — чый то сын воював, 
То-б я за його свою дочер отдав, 
Свою дочер отдав, царство отпысав - 
Половыну царства, трейтыну счастя! 

(') Повторяется поелѣ каждаго стиха. 



* # 

*- 



(Остер.) 



ЩЕДРНВКЫ. 

II О д г ь новый годъ. 



У Кыеви та на рыночку, 
Щедры вечор, щедры вечор, та й добры вечор, 
Добрым людя та й на здоровье ! ! 
Там дивчына сад садыла, 
Сад садыла, полывала. 
Полываючы промовляла: 
Росты саду вышче мене, 
Вышче мене, краще мене. 
У тому саду трьГ корысти: 
Перша корысть — оришечкы. 






Щедр и вкы. 

Друга корысть — красны вышенькьи 

Третя корысть — то яблучкы. 

Оришкамы чнтоваться. 

Вышенькадш забавляться, 

Яблучкамы шідкы даться. 

Та бувай же здорова з отцем, матирью, 

Из мылым Богом и з у сим родом! 

\ % ) Это двустишіе повторяется послѣ каждаго стиха. 

(Чернигов.; 

Вылетила ластнвочка. 

Сила на виконьци; 

Стала щебетаты. 
Господаря выклыкаты. 
Выйды, выйды, господару, 

Подывыся на кошару: 
Чы вси вивци покотылысь, 
Чы ягныци поплодылысь? 
Чы баранци крутороги. 
Чы ягныци чорноброви? 
Добрывечир ! 

(Звенигород.) 



341 



Ластивочка-иерепелочка 
Иидлетила пид окенечко: 
Очикныся, господынечко ! 
И коровочкы потелылыся. 
И овечкы покотылыся: 

Сыр на полыци, 

А масло у дойныци . . . 
А мыни дай дви паленыци! 



^Чернигов.) 



342 Г о д о в ы я. 

Ирылытила, прыгадала, 
На виконци щебетала; 
Устань, устань, пане господару , 
Та побуды челядь свою гарну! 
Та побуды челядь молодую, 
Та засвиты свичку восковую; 
Та походы по дворочку, * 
Як пчилочка по садочку! 
Добрывечир^ 






^Звенигороде 



Ой на рици, на госоци, 
Там плывае клынов лысток: 
На тым лыстку напысано 

Тры письмечка: 
Перве письмо — ясен мисяць, 
Друге письмо— ясне сонце, 
Трете письмо — ясни зоры. 
Ясный мисяць сам господар: 
Ясне сонце — його жинка; 
Ясни зиркы — його диткы. 
Добрывечир ! 

(Звенигород.) 



* 



Ой на гори, на каминьній. 
Там Волохы церкву ставлять; 
Церкву ставлять, викна будують: 
Одно виконце — ясне сонце, 
Друге виконце — ясен мисяць, 
Трете виконце— ясни зиркы. 
Ясне сонце, то госгіодыня: 



Щ е д р и в к ы . 343 



Ясен мисяць, то господар; 
Ясни зиркы, то його диткы. 
Добрывечир ! 



# 



(Звенигород.) 



Щедрый вечер, пане господару! 
Стережы, Боже, твого товару, 
Стережы, Боже, твого спадку! 
Цилуй Хрыста в ногы за отця и матку! 

Гарненьку хазяёчку маеш, 

Гарненько іи споряжаеш, 

Як пчилочку у меду, 

Як барвинок по саду. 
Цилуйте Хрыста у нижкы, 
А нам выносьте пырижкы, 
Добрывечир ! 

(Звенигород.) 



* 



Ой у нашого пана Оврама 
У садочку стояла свитлонька ориховая, 
А в тій свитлоньци — Оксютка. 
Щедры-вечор, добры-вечор, 
Добрым людям на здоровье! 
Шыють-вышывають дороги сукни; 
Укравочкы на подарочкы, 
Обризочкы на цвиточкы. 
Та бувай здорова, красная панна, 
Панна Оксана! 
Не сама из собою, 
Из своею матюнкою. 
Та бувай здорова з Іисусом Хрыстом, 



344 



Г о д о в ы я 



3 святым Рожеством! 
Щедры-вечор, добры-вечор, 
Добрым людям на здоровье! 






^Козелец.) 



ІІ0В9Г0ДИІЯ. 

На новый голь при засѣг.аныі. 

Сито, сото 
На нове лито. 
Зароды, Божеі жыто. пшеныцю. 
Усяку пашныцю. 
Сього жолаю, 
Празныком поздоровлню ! 



^Чернигов. ) 



Ходе Ильля 

На Васыля — 

У Його пуга жытяная: 

Де пугою махне. 

Там жыто росте. 

* *; 

Ходыть Ильля 
На Васыля: 
Куды махне. 
Жыто пахне: 
С того кол о с очка 
Жыта бочка ! 
Добры вечир ! 



^Чернигов ,) 



^Звенигород, ) 



НР АВСТВЕННО-ПОУ ЧИТЕ ЛЬНЫЯ 



, Іудіа про вдову та сынив. 

У святую недилю як та бидна вдова, 
Старая жона, 
У своій домивци з диточкамы маленькымы гомонила, 
Та по наймах не пускала, 
Чужым людям у рукы на стараніе не давала; 
То вона соби пры старости лит прожыть сподивала. 
Сталы сыны до розума дохожаты, 
Сталы соби молоде подружжа маты, 
Сталы свою матнр ридненьку, вдову стареньку, зневажаты, 
3 домивкы зганяты: 
Иды-ж ты, маты, в чужый дом прожываты, 
Хан наши молодіи жоны не будуть з тебе насмихаты, 
Диткы маленьки не будуть тоби докучаты. 
Тоди вдова тее зачувае, 
Словаиы промовляе: 
Ай сыны-ж вы мои, диты молодіи! 
Стилькы я з вамы рик горювала, 
Пучкамы та ручкамы хлиба заробляла, 
Та вас годувала, — 
Тепер чого я од вас диждала ! 
Де-ж мыни смерты диждаты, 

44 



346 Нравственно- 

При старости лит вику свого докинчаты? — 
Тоди блызькый суснда тее зачувае, 
До вдовы словамы промовляе: 
Ой удово, старенькая жопо! Не плач, иды в мій дом прожываты: 
Будеш ты в мене хату помитаты, 
Малых диток доглядаты; 
Будеш ты в мене до смерты-вику хлиб-силь ужываты, 
Я буду тебе за матир ридненьку почытаты. 
Тоди вдова на чужому подвирью прожывае, 
По всяк день дрибнымы слизамы пролывае, 
А сынам усим трьом на своему подвирью уже й прожытку немае. 
Сталы люды тее зачуваты, 
Сталы з удовыченкив посмихаты, 
Сталы вдовыченкив на см их пыдійматы. 
Що змове найменшый удовыченко до своих старшых братив- 

козакив словамы: 
Братикы мои старши, ридненьки, 
Як голубонькы сывеньки ! 
Недрбре мы, уси тры браты, почыналы, 
Що свою матир ридненьку^ вдову стареньку зневажалы, 
Та з домивкы зигналы, 
Ходимо-ж мы, уси тры браты, на чуже подвирья, 
Своій матери ридненькій, удови старенькій, до ниг упадимо, 
рвою матир ридненьку, удову стареньку, у свій дом прызовимо... 
„Иды-ж ты, маты, у наш дом прожываты: 
Лучче мы будем молодых жон научаты, 
Лучче мы будем малых дитей изпыняты, 
Будем тебе до смерты вику почытаты й поважатьь., 
Тоди вдова тее зачувае, 
Словамы промовляе: 
Ой Боже, мылый~Боже ! 



II о у ч и т е л ыі ы я. 347 

Що тепершпнього часу не успив батько й маты молоде по- 

дружжа за свого сына взяты, 
Стане хлибом-силью нарикаты; 
Що который чоловик батькивську-матчыну молытву чтыть, 

шануе, поважае, 
Отцевська-матчына молытва в купецьтви, в ремествн на 

помич спомагае, 
Отцевська-матчына молытва зо дна моря достягае, 
Од грихив душу одкупляе, 
До царства провожав. 
Дай Боже мыру Гетьманьському, народу Хрыстіаньському, у 

сим на многи лита! 

^Записано отъ кобзаря въ городѣ Ахтыркѣ.^ 
* 

А не в бору сосна зашумила, 
Не зелена диброва з буйным вйтром говорыла, 
А та вдова старенькая в домивци з маленькими диткамы гомонила. 
ЗІала соби трьох сынив як соколив, вона их з-малку годовала; 
Зросту, славы, памьяты, спрожытку сподивала. 

Сталы ти сыны до розуму дохожаты, 
Сталы соби молоди подружжя знахожаты, — 
Сталы вдову стареньку зневажатьц 
На чуже подвирьря зсылаты: 
Иды, ты, маты, в чужьій дом пробуваты, 4 
Нехай наши не будуть молоди жоны з тебе насмихатьц 
Альбо диткы малеиьки тоби докучаты. 
То вона тое зачувае, словамы промовляе: 

Сыны мои, соколы мои! 
Ще не стилькы я лит з вамы горювала, 
И вас дожыдала; 
Я вас хлибом-силыо годувала, 



348 Нравственно- 

По наймах не пускала. — 
Славы, памьяты, спрожытка споднвала, — 
Тепер од вас чого дождала! 
Де мени смерты своей дождаты, 
Альбо вика свого докоротаты? — 
То близькый суспда тое зачувае, 
Словамы промовляе: 
Иды ты до дому, старенька жоно ! 

Будеш ты дома пробуваты, 
Будеш мини хатку вымитаты. 
Будеш ты в мене хлиб-силь вкушаты, 
Маленьки диткы доглядаты. 
Буду я тебе за матку стареньку почытаты. 
То вдова тое зачувае, 
В чужый дом упжжае, 
Дрнбными сльозамы умываеться. 
Сталы ти вдовыченькы без отця, без ненькы пробуваты. 
Сталы отцеву й ненчыну молытву забуваты, — 
Тогди их став Господь безневынно караты, 
Тогди сталы з их блнзькш и дальніп суспды насмнхаты. 
То найменшый вдовыченко тое зачувае, 
Словамы промовляе: 
Недобре мы, братця, самы почыналы. 
Що матку стареньку зневажалы. 
Та з своей домпвкы выслалы. 
Та в недилю рано-пораненьку добре мы, братця, вчынимо. 
На чуже подвирьря пійдимо, 
Шапкы в рукы знпмимо, 
Матери старенькій на землю в ногы вклонпмось: 
Иды ты, маты, в свій дом пробуваты: 
Лучче мы будем своих ж~он зопыняты, 






Ноу чите, іыіыя. 349 

Диткы малеиьки научаты. • 
Тогдн вдовы ченкы в чужій двир впадалы, 
Шапкы в рукы знималы, 
Матери старенькііі нызенько в ноты уклопялыся: 
Иды ты, маты, в свій дом пробуваты; 
Можем мы тебе за матку старенькую до смерти почытаты. 
То вдова тое зачувае, 

Словаиы промовляе : 
Мылый Боже ! Добрый Боже ! 
Що тепер на свити таке становыться : 

Не вспив отець и маты 
За молодого сына подружжа поняты, 
А зараз стане хлибом-силью нарикаты ... 
А который чоловик отцеву й матчыну молытву чтыть-поважае, 

То отцева-матчыиа молытва зо дна моря вынимае, 
Од пекла до выкупу, до царства небесного душу проважае, 
В купестви, в реместви, на поли й на мори помагае ! 

(Записалъ А. Л. Метлинскій отъ кобзаря въ Зѣньковскомъ уѣздѣ) 

В недилю барзо рано-пораненьо не сыва зозуля заковала: 

Вдова, 
Старенькая жена, 
Посты постыла 
И молытвы творыла, 
Господа мылосердного соби на помич просыла : 
Господы едыный ! 
Поможы мни дила сін: 
Дитей згодоваты, 
И з их розума доброго дождаты ! 
То вже вдова Богу домолылася: 
Сынив поженыла и дочок замиж пооддавала. 



350 ІІР АВСТВЕННО- 

И з их розума доброго дождиа. 
Як сталы вдовычеикы в своим доми з жонамы прожываты, 
Сталы старой пани-маткы иасмихатыся, 

Сталы хлибом-солыо докоряты: 
„А йды-ж ты, стара пани-матко, из нашого дому 
До чужого дому прожываты; 
Нехай мы будем знаты, 
Як 0ез тебе господарство содержать^ 
II будем жен своих етрахаты, 
II малых дитей униматы !„ 

То в недилю рано-пораненьо не сыва зозуля заковала: 

То вдова, 
Старенька жона, 
Из свойого дому изхождала, 

В гору рукы изнымала, 
Сынив своих кляла — проклынала, 
За слизамы свиту Божого не выдала, 

И на воротях звалылася .... 
Та старшый брат у кватыру поглядае, 
Стару пани-матку у воротях зобачае^ 
До меньшых братив словамы промовляе : , 
„Чы бачете, братця, що наша стара пани-матка горилкы 



напылася 



И на воротях изваіылася ? . .^ 
То блыжняя сусида, 
Молодая челядыиа, 
По воду выхождае, 
Стару пани-матку до свойого Дому благае : 
Иды ты, старая пани-матко, до мойго дому прожывагы. 
Не будеш пры старости литях хаты пидмитаты, 






Ноу чііткльныя. 351 

II не будет дпток моих дозыраты, 
И тилько будеш мене, молодую челядыну, на добрый розум 

наущаты. 

Як сталы вдовычсіікы без старой пани-маткы у свойому 

доми прожываты, 
Не став им Господь нн в ним ломагаты; 
Ни в пахарстви, 
Ни в бурлацтви, 
Ни в третей — купечерстви , 
Не сталы их люде знаты, 
И в их хлиба-соли ужываты; 
Тилько воны, с тоскы та с печали, ндуть у корчму гото- 

ваго осьмака пропываты . . . 
Сталы им люде у слух докоряты: . 
— Чы бачете, братця, що у нашых вдовыченкив хлиба- 
соли немае, 
Що их стара пани-матка трынадцять лит у чужим доми 

прожывае ? 
То так, Панове братця, годыться отця, матер поважаты, 
До смерти шановаты ! — 

Теперешиього часу, 
Люду царьського 
И народу хрыстыянського, 
И всим православным хрыстыянам выслухающым 

Міюгыи лита,, многыи лита, многыи лита ! 

^Записалъ Н. М. Бѣлозерскій, огъ кобзаря Ивана Романенка, въ 
с. Британахь, Борзенскаго у., Черниговской г.) 



352 Нравственно- 

Як у недилю весьма барзде рано-порану, то не сыва зозуля 

заковала : 
То вдова. 
Старенькая жена. 
Посты постыла 
И молытвы творыла, 
Господа мылостывого на помич иросыла: 
? ,Боже мій мылый, 
Боже мій едыный! 
Иоможы ты мы ни сіи диты згодоваты 
И з их помочы дождаты .,■ 
То вже-ж то вдова Господа упросыла: 
Сынив поженыла 
И дочкы замиж пооддавала. 
Як сталы удовыиы сыны з женамы своимы у доми пробуваты, 
Та сталы из старой пани-маткы насмихаться, 
Хлпбом -солью докоряты: 
„Иды ты, маты, 
До чужого дому пробуваты; 
Нехай мы будем керез тебе жен своих страхаты, 
Диток малых униматы.„ 
То тогди, як у недилю весьма барзде рапо-порано не сывая 

зозуля заковала, 

Як бидна вдова з свого дому выступала, 

За слизамы свиту Божого не выдала, 

На воротях извалылася, — 
То болшый сын у кватыру поглядае, 
Ище з старой пани-маткы насмихаеться: 
„Огляньтеся, браття, десь наша маты велыкого хрнха на- 

бралася — 
Горилкы рано напылася, 
На воротах извалылась .,. 



Поучи г кльнын. 353 

Тоди-ж то ста.іы удовыны сыны з женамы у домн пробуваты, 

То став Бог выдымо ни в чим помагаты: 

Ни в пахарстви, ни в реместви, 

Ни в третем купецтви. 

Тоди-ж то удовыны сыны одын до диого истыха словамы 

промовлялы, — 

' То б'чшый брат: 

„Глянѵгеея, браття, якый я був соби дом избудовав, 

Та як стару пани-матку из двора зогнав, 

То мій дом Бог громового тучою скарав.„ 

СередулшыЙ брат велыке мылосердые мае, 

У чужый двор ухождае, 
Старій пани-матци крыжем у ногы упадае; 
— Иды ты, маты, 
До нашого дому пробуваты, — 
Нехай мы будем знаты, 
Як своих жен страхаты, 
Днток малых униматы .... 
Уже-ж на и далась тяжкая бида и без тебе знаты! — ■ 

О тогди-ж то, у недилю, весма-барзде рано-порано, то не 
сыва зозуля заковала, 
Як бидна вдова з чужого дому выступала, 
За сльозамы свиту Божого не выдала, 
Нще етыха словамы промовляла: 
„Боже мій мылцй. 
Боже мій едыный! 
Поможы ты мыни сіи диты опрощаты; 
Що я в чужим доми трынадцять лит пробувала, 
Ни от кого соби крывды не мала, 
Тилько своих сынив кляла, та проклынала \ ѵ 

45 



354 Нравствен н о- 

Тогди-ж то* як сталы удовыны сыны свою пани-матку содер- 

жаты, 
Став Бог выдымо во всьом помагаты — 
И в пахарстви, и в реместви, 
И в третей купецтви. 
Тогди-ж то воны одын до дного стыха словамы промовлялы: 
„Гляньте, браття! правду святе пысьмо свидчыть, высвидчае, 
На всякый час моленые показуе: 
Который чоловик отця свого, матер штыть, поважае, 
Тому Бог во всякый час помагае.,, 
Подай, Боже, на многи лита! 

(Записано оть кобзаря Андрея Шута, въ ». Александрове, Сосниц- 
каго у.. Черниговской г.) 



/|ума про гон іі про жену. 



У неднлю святую снывся, прыснывся вдовыченку — 
Барзо-иречуден сои, та ще дуже й предывен. 
Скоро вин з свого сна розбужае. 
Свого сна козацького не вгадае, 
Матери старій словамы промовляе : 
Маты моя старенькая ! ты людям вгадуени малым диткан 

помагаеш: 
Вгадай мени, маты, сей сон, 
Що выдыться — на отцевському двори на моему 
Тры горы камьяиіи процвиталы; 
Перва гора процвитала красным цвитом выновая. 
„Желае за тебе мужняя жена на сторону мандруваты; 
Не будеш ты з нею ни якого_ промишканія маты: 

Дасть тоби Господь диждаты Риздва Хрыстова, 



II о у ч иг к л ьн ыа. 355 

Альбо наипаче Свптлого Воекресенія: 
То вона б уде кватыркѵ одеуваты, 

Но рынку поглядаты. 
Чы не йде муж первый дружыны шукать?.,, 
Друга гора продвигала зеленым центом выновая. 
„Желае за тебе вдова богата, гордая; 
Не велю тоби сыну ін браты: 
Не будеш ты з нею щастя й доли маты: 
Дасть тоби Господь Риздва Хрыстова. 
Альбо наипаче Пресвитлого Боскресенія диждаты; 
Будуть до иен кумы-иобратыиы наижжаты, 
Будуть пыты та гуляты, 
Будеш ты у порога стояты, 
Будуть тебе наймытом нарикаты, 
Будуть тебе ще и на смих пидіііматы.,, 
Третя гора продвигала билым цвитом камьяпая. 
„Желае за тебе сырота безщасна. безридна. дивчына 

молодая. 
Велю я тоби сыну іи браты: 
Будеш ты з нею щасте й долю маты; 

Де муж з женою жыве, прожывае. 
Там святый Мыколай на радость ухожае.,, 

(Записано оть кобзаря вь Лхіырьѣ.) 



Чужына. 
(Дума.) 



На Святую недилю. то в недилю барзо рано по- 
раненьку, 
То не сыва зозуля закувала, 



856 Нравственно- 

Як сестра до брата з чужой стороны покдоняла, 
Поклон посылала» словамы промовляла: 
Братику мій ридненькый, 
Голубоньку сывенькый ! 
Од видай мене безридну та бездольну в чужій 
сторонн, 
Иры лыхій хуртовыпи. 
То брат зачувае, 
Словамы промовляе: 
Рад бы тебе одвидаты да не могу за темными лугамы, 
За шырокымы степамы, 
За быстрымы рикамы. 
Сестра то зачувае, 
Словамы промовляе: 
Прошу тебе, через быстри рикы билым лебедоньком 

переплывы, 
Через широки степы малым невелычкым иерепелоньком 

неребижы, 
Через темни лугы ясным соколоньком перелеты, 
А в моим двори сывым голубоньком сядь-пады, 
Жалибненько загуды — 
Тугу мою, брате, роздилы . . . 
Що тепер, брате, свитый день, Велык-день, 
Празнык роковый, 
Що люды з церквы йдуть, 
Як бджилонькы гудуть — 
Одно одного на здоровья пытае, 
Одно одного на бенкет зазывае, 
А мене нихто по родыни не займае, 
Будто воно мене та й не знае ! 






П о ѵ ч и т елыіыя. 357 

Иокы мы у отця та у маткы бувалы, 

Покы у нас иывалы та Йидалы, 
Тогди нас кумы Й побратымы добре зналы, 
На силь, на хлиб, на бенкет зазывалы, 
И не свит и не зори ще, на день добрый дав алы, 
А тепер прышыбла мене лыхая хуртовына. 
Одцуралыся кумы й побратымы ! 

То так-то тяжко, та так важко — 
Земли без травы, рыби без воды, 
Птыци без лиса пробуваты; 
То так то тяжко та важко чоловйку в чужій чужыня, 
На чужій сторони, 
Без отця, без неньки, без сердешного роду 
пробувать ! 

(Записалъ отъ кобзарх А. А. Метлинскій въ Зѣнковскомъ уѣздѣ..) 



Вдова. 



Ой з^за горы буйный витер віе; 
Там удивонька пшеныченьку сіе; 
Посіявшы, стала волочыты, — 
Заволочывшы, стала Бога просыты: 

„Суды, Боже, сю пшеныцю, як лаву, 
На вдовыне счастя, на людьську славу!,, 
7 Ой ище вдова та до-дому не дойшла, 

А вже люде кажуть, що пшеныченька зойшла; 
Ище вдова да на лавци не сила, 
А вже люде кажуть, що пшеныця поспила. 

Аж прылитае орел под удовыну хату: 
— Годи тоби, вдово, та на лавци лежаты. 



358 Нравствеино- 

Беры серпа та йды ишеныци жаты! — 
Ой пошла вдова та пшеныци глядиты, 
Аж там вывела перепелыченька диты. 
„Перепелыченько! не литай так по-ночи, 
Бо повыколюеш на стерныночку очіц у . 
-— Як же мени, вдово, по ночах не литаты. 
Колы маю дрибны диткы, та ничым их годоваты. — 
„Не турбуйся-ж ты, наша матинко, намы! 
Як подростуть крыльца, то розлетымося й самы 
То по густым лиси, то по чыстому поли — 

Будем гуляты, наша маты, доволи; 
Едне пиде на украину, друге на полисься — 
Уже ты нас, наша маты, и у гости не сподійся! 

(Житомир.) 

1 Ой з-за горы та буйный витер віе, 

Бидна вдова пшеныченьку сіе: 
Ой з-за горы дрибен дощык мочыть, 
А бидная удовыця пшеныченьку волочыть . . . 

7 Ще-ж тая удивонька до дому не дошила, 

А вже-ж теи удивонькы та й пшеныця изойшла ; 
Ще тая удивонька та й на лавци не сила, 
Уже-ж теи удивонькы да й пшеныця поспила; 
Ще-ж тая удивонька и вечерять не варыла, 
Вже-ж теи удивонькы та пшеныця поспила. 
Пишла тая удивонька та пшеныци глядиты, 
Аж вывела перепелочка мрленькіи диты: 
Перепелочко! та не литай темненькой ночи; 
Бо повыколюеш на стебельця очи '. 

і'') Въ этой пѣснѣ, кажется, выражено покровительство Промысла слабымъ, 
въ лицѣ вдовы, и благодарность къ Провидѣнію. выраженная въ мило- 
сердіи вдовы къ птичкѣ, свившей гнѣздо въ ея пшеницѣ. 

(Копотоп.) 



Поучительный. 359 

О Л Е к с і п. 



Ой у Бога велыкая сыла! 
Та й оженыв батько неволею сына; 
Не зхотив вин из жинкою жыты, 
Пишов же вин по пущах блудыты; 
Блудыв же вин сим год и чотыри, 
Прыблудывся к обидній годыни: 
Його батько й маты не пизналы, 
Та й за старця його засчыталы. 

— Велю слугам келеньку зробытьк 
Велю старцю у келеиьци жытьи 
Велю старцю йстоньки носыты.— 
ОЙ час-пора слугы посылаты, 
Нехай идё батько жытія чытаты. 

Батько идё, жытія чытае, 
3 велыкого жалю и сам помирае: 

— Ой Боже мій, окрашеный свите! 
Сыну Олексію, як рожевый квите! 
Я-ж на тебе та й не надывывся, 

Тилькы за тобою та й запечалывся ! — 
Ой час-пора слугы посылаты, 
Нехай идё маты жытія чытаты. 

Маты идё, жытія чытае, 
3 велыкого жалю сама помирае: 
— Ой Боже мій, окрашеный свите! 
Сыну Олексію як рожевый квите! 
Я-ж на тебе та й не надывылась, 
Тилькы за тобою запечалылась ! — 

Ой час-пора слугы посылаты, 
Нехай идё жинка жытія чытаты. 

Жинка идё, жытія чытае , 



860 Нравственн о- 

3 велыкого жалю сама помираѳ: 
Ой Боже-ж мій, окрашеный свите! 
Мужу Олексію, як рожевый квите! 
Я-ж з тобою та й не нажылася. 
Тилькы за тобою та й изнебулася! 

(Гадяч.) 

4 А в Господа велыкая сыла! 

Одружыв ... по неволи сына. 

Одружывшьц казав в пари жыты, 

А вин пи шов на пущу блудыты. 
Ходыв сим лит не гівшы. не пывшы; 
Прыйшов к отцю. як земля вчорнившы. 

Отець. матка його не позналы. 
В своим доли за старца прынялы. 
Казав його до келіи взяты. 

Казав слугам іісты доношаты . . . 

Слугы самы все те пожыралы. 

А йому тее, іцо псам, доношады. 

(Радоішсдь.) 



II а и краще, 



Та скажы мыни правду, мале находя. 
Над якее зиль.ія ' и в свити нема ? 
Чы над той же запашный васыльок? 
Чы над той же хрещатый барвинок? 

Чы над рожей ьку ? 
- Запашный васыльок тры запалы На*, 
Хрещатый барвинок сады усты.іа. 
А над тую та роженьку. 
А над тую чер^оную 
У свити нема ! — 



Поучительный. 36 1 

„Та скажы мыни правду, мале пахоля, 
Над якую итыцю у свити нема? 
Чы над того ясного сокола? 
Чы над того малого соловья? 
Чы над тую зозулю ?„ 
— Той ясный сокол высоко литае, 
Мале соловья сады розвывае: 
А над тую зозуленьку, 
А над тую сывенькую, 
И в свити нема ! — 
Та скажы мыни правду, мале пахоля! 
Над якее дытя 5 и в свити нема? 
Чы над тую бидную вдову? 
Чы над тую мужнюю жену? 
Чы над дивчыну?,, 
— Та 4 мужняя жена з мужем розмовля, 
А бидная вдова плаче та рыда, 
А над тую дивчыноньку, 
А над тую молодую 
И в свити нема 

{*) Над якую зилыку. (') Все для запаху, с 5 » Над якую людыну. (*; Шо. 

ГГадяч.; 

Скажы мыни правду, мое сердынятко. 
Которая зелень найперш процвитае. 
Чы кратчастый барвиночок, 
Чы запашный васылечок, 
Чы новна рожа? 
Краі частый барвинок сады устьыае^ 
Запашный васыльок тры запахы мае: 
А над тую повну рожу, 

46 



362 Нравственно- 

А над тую чирвоную 
На свити немае. 

Скажы мыни правду, мое сердынятко, 
Которая пташка найраныпе вставае: 
Чы биленькый лебедонько, 
Чы маленькый соловейко, 
Чы зызуленька ? 
Билый лебедонько по води плавае, 
Малый соловейко щебече раненько, 
А над тую зызулеяьку, 
А над тую рабенькую 
На свити нымае. 

Скажы мыни правду, мое сердынятко, 
Которая душа найлучче вжывае? 
Чы молода дивчынонька, 
Чы бидная удивонька. 
Чы мужня жена? 

Молода дивчына ничкы досыпляе, 
Бидна удивонька сорок думок мае, 

А над тую мужню жону. 

А над тую господыню 
На свити немае. 

(Радомысл.) 



Загадкы. 

Ой за гаем зелененькым 
Брала дивка льон дрибненькый, 
Бона брала, выбирала, 
И ходячы тонко слала, 



Поучительный. 363 

И ходячы тонко слала, 
Сыру землю проклынала: 
„Ой ты земле, ты сырая! 
Прыняла-ж ты отця й неньку, 
Прыняла-ж ты отця й неньку, 
Прыймы мене молоденьку, — 
Прыняла-ж ты всю родыну, 
Прыймы мене сыротыну!,, 

— На що-ж тебе прыниматы? 
Треба тоби пару даты ! — 
Йихав козак з украины, 

Та зайхав до дивчыны. 

— Здрастуй, здрастуй, дивчынонько! — 
„Здоров, здоров, козаченьку!,, 

— Загадаю сим загадок; 
Одгадаеш — моя будеш, 
Одгадаеш — моя будеш, 

Не отгадает — дурна будеш. 
А що вьеться по дереву? 
А що росте без кориня? 
25 А що цвите без насиньня? 
А що плаче, слиз не мае? 
А що грае, голос мае? 
А що свитыть да й не гріе? 
А що бижыть без перестани? — 
Дивка стала, подумала, 
Сим загадок отгадала: 
„Що хмиль вьеться по дереву, 
Каминь росте без кориня, 
Верба цвите без насиньня, 



364 Нравственно- 

Сова плаче — слиз не мае., 
Скрыпка грае — голос мае. 
Мисяць свитыть та й. не гріе, 
Вода бижыть без перестани.„ 

(Ковотоп.) 

Ой у лиску ПИД ВИЛЬХОЮ 
Стояв козак з дивчыною. 
— Ой ты дивча безумная, 
Сим загадок загадаю. 

25 А що оде без прогону? 

А що свитыть без зазору? 

А що пече без жарыны? 

А що жыве без дружыны ? — 

34 Човен нде без прогону, 

Мисаць свитыть без зазору. 
Сонце пече без жарыны, 
Козак жыве без дружыны % 

(Кіев.) 
.1 и т а. 

Вылиталы орлы з-за крутой гори: 
Вылиталы. буркоталы. росгоши шукалы. 
Ох и скилькы не л и талы, треба вныз спустытысы 
Ой у поли, в поли тры дорогы. треба розризнытысь. 
Запрягайте, хлопци. кони вороныи. 
Да пойдем доженемо лита молодіи. 
ОЙ нагналы лита на калыновим мости ': 
ОЙ вернитеся. вернитеся. хоть на часок в гости ! 
Не вернемось, не вернемось, не будем вертаться: 



^і 



Поучительны я. 365 

Було тоби, молодому, було шануваться. 
Шанувагы було да здоровьячка свого; 
А тепера не вернемось, бо ни-за-для чого. 

(•) На зеленим мости. 

(Золотонош.) 

Д о л я. 

Ой уродыла маты сынка на святу недилю, 
Дала мени нещасную долю: де я іи дину ? 
Ой взяла нещасную долю у пысану торбу, 
Та понесла нещасную долю на торг продаваты, 
А тепера люды та порозумилы не йдуть купуваты ! 
Ой возьму я нещасную долю, понесу до -дому, 
Та кыну-ж нещасную долю з плеча додолу: 
Пиды, пиды, нещасная доля, в поле заблудыся, 

Ты вид мене молодой, молодой одчыпыся ! 
„Хоть же я, молода дивчына, в поли заблужу ся, — 
Ты прыйдеш жыто зажынаты, я за тебе вчеплюся; 
Ты будеш. молода дивчыно, жыто зажынаты, — 
Я буду у борозках лежаты . . .„ 
Пиды, пиды, нещасная доле, в лиси заблудыся ! 
„Ты прыйдеш, моя дивчыно, калыну ламаты, 
А я буду пид кущем лежаты.„ 
Пиды, пиды, нещасна доле, в мори утоныся ! 
„Ты прійдеш, моя дивчыно, биле платьтя прагы, 

А я буду на кладци лежаты. „ 
Ой пиду я, пиду з сього села по-пид лисом горою, 
А оглянуся — идё бида за мною. 
Ой вернысь, бидо! чого ты вчепылась? 



366 Нравственно- 

„Не вернусь, дивчыно, я з тобою вродылась !„ 

Ой вернысь, бидо! чого ты ввьязалась ? 
„Не вернусь, дивчыно! я з тобою винчалась !„ 

(Гадяч.) 



Ой пиду я до л ем по-над сынем морем 
Доленькы шукаты, доленькы шукаты. 
Не найшла я доли, найшла я рыболовив: 

„Ой вы рыбалочкы, вы рыболовы! 
Закыньте невид вид Днипра до моря: 
Чы не выплыве к вам щаслывая доля!,, 
Невид закидалы й доли не піймалы. 
„Як була-б щаслыва, то я вам заплачу; 
А як була-б нещасна, то й даром не хочу. 
Ой пиду я, пиду, сяду в зеленому жыти: 
Чи не прыйде щаслыва доля та до мене жыты. 
Битер повивае, жыто розхыляе, 
А до мене щаслывои доленькы немае. 
Пиду я засяду в зеленим ячмени: 
Чи не прыйде до мене моя доля ик моій дочери. 
Витер повивае, ячминь розхыляе, 
А до мзне щаслывои доленькы немае. 
Пиду та сяду в зеленому саду: 
Чи не прыйде щаслывая доля та до мене на пораду. 
Витер повивае й вышневый сад розхыляе, 
А до мене щаслывои доли й на пораду немае. 

Пиду я сяду в зеленых конопельках: 
Аж идё до мене доля вже трошкы й пьяненька. 
Де-ж ты, доле, була, що й мене й забула? 
— ОЙ я в людях була, горилочку „пыла, тым я тебе й забула. 



вь 



Поучительный. 367 

Пиду-ж я сяду в зеленим садочку: 
Аж идё моя доля, пропыла й сорочку! 
Була, каже, в шыночку, пыла горилочку, пропыла й сорочку, 
А до тебе прыйшла, щоб ты й другу найшла. 

(Тадпч.) 



Сыритство. 



Не з-за горы, з-за 
Видтыля йдуть гайдамакы, 
Из сокырамы, з тупорамы, 
Та хотять байракы рубаты. 
Изрубавшы зволочыты, 
Зволочыты, й запалыты. 
Зволочылы и запалылы 
Соловьево гниздо попалылы, 
Соловьевых дитей посмалылы. 
Ой матинко та лебидочко! 
Годуй же нас та немнижечко, 
Покы вбьемося в свое пирьячко! 
Як поростемо, полынемо, 
Та сядемо в темному лузи: 
Оттепра мы самы друзи! 



(Тадяч.) 



Ой вывела перепелочка диты, 
Сама полетила пшеныченькы глядиты. 
ГІовстричав іи маленькый соловейко: 
Ой куды летыш, малая перепелко? 
Не литай же ты, перепелочко, в ночи; 

Повыколюеш на былыночку очи. 

Ой як же мыни не литаты? 



368 НрАвственно- 

Маю диток — ничым воспытаты ! 
Матинко наша! не хлопочы намы: 
Мы поростем, розійдемося самы ; 
Буде нас, матинко, по горах, по долынах, 
Буде нас по чужых украинах ! 

(Гадяч.у 

1 Ой ты ремезо, да ты ремезонько, 

Да не мосты гнизда да по-над Десною; 

3 Бо Десна, — Десны що день прибувае: 
Вона-ж твоих диток да й позатопляе ! 

3 Бо Десна з весны що-день прибувае. 

(Переделов.) 



Недобрый сын ъ и дочка 



У недилю пораненьку 

Проганяе сын неньку: 

„Да иды, йене, прич од мене, 

Будуть, нене, гости в мене, — 

Та все в сукнах, да в жупанах. 

А ты, маты, в сирШ свыти.„ 

— В тебе е, сыну, друга хатка . . 

Скажуть люды — твоя прядка: 

Буду тоби кужель прясты 

И дытыну колыхаты. — 

Да пишла маты в поле блукаты. 

Стричаеться из дочкою. 

„Чого, мамко, ты блукаеш ? 

Десь ты моей господонькы не знаеш ! 

Да ходы-ж, мамко, ты -до мене: 



Поучительный. 369 

Да не бороны-ж, мамко, ты мене ! 
Ой як буде чоловик быты-убываты, 
До не иды, мамо, рятоваты . .„ 
Да через два дни перегодывшы, 
Иде сын до матуси, вклонывшы: 
Да идйть, мамочко, до мене! 
Сталась мыни лыхая годына — 
Умерла жинка, осталась дытына! . .„ 
— Нехай згорыть твоя хата й кимната, 
Та й не пійду, сынку, до тебе рятоваты 

(Радомысль.) 



Багатство и убожество. 



Ой ишлы чумакы з Украины, 
Сталы на попаси край долыны, 
Выкресалы огню з оружыны, 
Да пустылы пожар по долыни, 
Запалылы диты соловьины: 
Сталы соловейкы щебетаты, 
Сталы бурлаченьку проклынаты! 
Ой нарву я хмелю зеленого, 
Да наварю пыва солодкого, 
Да зазову сестру богатую, 
А сестра убогая сама прыйде. 
Посажу богату в кинци стола, 
А убогу небогу край порога: 
Ох и пый ты, сестро, мед и пыво, 
Ох и йиж ты, сестро, калачи. 
А убогу небогу край порога: 
Ох и пый ты, сестро, гирке выно, 



47 



370 



Нравственно- 



Ох и йиж ты, сестро, сухарыкы. 

Стала сестра сестру частуваты, 

Стала сестра сестри вымышляты: 

Сестро моя, сестро убогая! 

Ой чого-ж ты, сестро, прыйшла? 

Чы в тебе свытына позычена, 

Чы в тебе хатына не своя? 

Сестро моя, сестро убогая! 

Чом ты так не робыш, як я роблю? 

Що я раненько устаю, 

По два почыночкы напрядаю, 

Да свои скрынечкы наповняю, 

Да своих диточок зодягаю! — 

— Сестро моя богатая! 

Що я раній тебе устаю, 

Ло тры почыночкы напрядаю, 

Да чужіи скрынечкы наповняю, 

Да чужых диточок зодягаю! 



^Конотоп.^ 



Убожество. 



Тым на свити теряеться. 

Що братик сестры цураеться; 

Сестра к двору прыйзжае, 

А братик в воконце выглядае: 

Прыймы, жинко, хлиб из стола, 

Бо йде в гости сестра моя. 

„Стій, братику, не лякайся, 

Из хлибом и силью не ховайся - 

Бо я дома, брате, обидала, 

Тилькы-ж твого жытья одвидала! 



Поучительный. 371 

А я дома хлиба заробляю — 
Прыйдь, брате, в гости, не ховаю; 
А я дома хлиба загорюю — 
Прыйдь, брате, в гости, нагодую. 

(Лубм.) 



Вдова. 

Никому так не гирко жыть, як бидній вдови, 
Лежыть іи нывка неораная, стоить іи пшеныченька непосіяная. 
Ой найму-ж я ведмедыка за плугом ходыть, 
А вовчыка сиренького волы погоныть, 
А зайчыка маленького передни водыть,— 
Сама пиду до господы обидать варыть. 
Розсердывся ведмедык та й плуг поламав, 
А вовчычок сиресенькый волы розигнав. 
А зайчычок малесенькый излякався — 
В темни лугы, в густи кущи заховався. 
Иде, идё бидна вдова, озыраеться — 
Лежыть ведмидь над горою, усмихаеться; 
Взяла вона ключечку та й выорала, 
Взяла вона пшеныченькы та й посіяла, 
Взяла вона грабелькы — заволочыла, 
А дрибными слизонькамы та й прымочыда. 

(Лубм.) 
Смерть. 



А ще сонце не заходыть, а я спаты ложуся; 
До сповиди готуюся, да все Богу молюся. 
Помолившись я святому Богу 1 : прощай, моя мыла, в останьній даре! 
Да положать мое биле тило на тисовій лави, 
Да изроблять на мое биле тило труну тисовую, 



372 Нравственн о-п оучительныя. 

Да положать мое биле тило в глыбоку домовыну, 
Да поставять труну тесовую на высокіи мары, 
Да упустять мое биле тило у глыбокую яму, 
Да насыплють на мое биле тило высоку могылу, 
Да задзвонять в уси дзвоны по останьній дорози; 
Отклонюся отцю й неньци й усій родыни; 
Покыдаю срибло-злато, золотіи чаши — 
Уже-ж мени из собою их не браты! забрав-же-б из собою, 
Так там их не треба . . . 
Сажень земли да чотыри дошкы, 
Да спасеньня трошкы! . . . 

(') Подразумѣвается: говорю или прощаюсь. 

(Конотоп.) 

Суд. 



Та прожыв я свій вик, не так як чоловик: 
Що люды жывуть, як цвиты цвитуть; 

Моя голова як вьяла трава! 
Не пиду у мыр, пиду в манастыр, 
Щоб душу спасты, щоб Господь простыв: 

И душу спасу, и кости ссушу . . . 
Недвыжно лежать, страшно суда ждать ! . . 
Страшный суд прыйде, всим розбор знайде: 
Праведным душам увесь свитлый рай, 
А гришным душам вичнее пекло. 
Що праведни души звеселылыся, 
У рай идучы, псалмы поючы; 
А гришни души ужахнулыся, 
У пекло йдучы, сыльно плачучы ... 
„Проклятый час — тая годына, • 
Що нас отець, маты на^ свит породыла, 
На добрый путь не навчыла! . .„ 



ПѢСНИ БЫЛЕВЫЯ. 

нилцшы® " 

А.) ИЗВѢСТНЫХЪ ВРВМВНЪ. 
I. До временъ козачества (до XVI въка). 



1. Про Шалого Гарею (1493-1501 г.). 

Згвалтовалы лыху чутку 

Нашы хуторянци, 
Як почулы, що з Лытвою 

Бьються Поморянци; 
Як почулы, що гвалтивно 

На нашы угоды 
Идуть Крымци да поганци 

Чыныты нам шкоды. 
Навижены таборыща 

Малого Гарею 
Запсовалы нашы хаты, 

Глумылысь з семьею 

(Записалъ отъ стариковъ, въ м. Олншевкѣ, Козелецкаго у., Чернигов- 
ской г., Л. Шишацкій-Илличъ.) 



374 Б ы л е в ы я. 

II. Со времени козачества до Уніи (XVI вѣкъ). 



2. Про Венцеслава (около 1534 г.). 

Ой пойхав Венцеслав на море гуляты, 

А повисыв через плечы та сайдак богатый . . 

(Лѣвой стороны Днѣпра, записано до 1843 г). 



3. Про Дмытра Самійленка-Коломійця (къ концу XVI в.). 

На розсвити, на заранци , 
Ище спалы бисурманци, 
В Надднипранським спалы мисти, 
А козакы, в имъя Боже, 
Покынувшы Запорожже, 
Плывлы з Днипра в чайок двисти; 
Плывлы з Днипра, плывлы та на Чорне море .... 
Буде-ж слава козаченькам, бисурманам горе ! 
В Надднипранським ще сплять мисти, — 
Вже на мори чайок двисти, 

Аж море зтемнило. 
Сичовыкы мед кружляють, 
На бандурках выгравають, 
Що слухаты мыло. 
Идеи тилько пан-отаман що-сь трохы сумуе, 
Не пъе меду, чайкы личыть, по мори пантруе. 
Чого-ж то вин зажурывся^ 



СъКозачества до Уши. 375 

В море так вдывывся: 
Чы вин тужыть за степамы. 
Чы за дивчатамы ? 
Чы вин батька спогадав, 
Що в Лятчыни де-сь пропав, 
А по сым мори зо славою гуляв ? 
„Не тужу-ж я за степамы, 
Ни за дивчатамы, 
Ни я батька спогадав, 
Що в Лятчыни де-сь пропав, 
А по сым мори зо славою гуляв; 
Но тужу-ж я, тужу, тужу та сумую, 
И по Чорному мору очамы пантрую,— 
Що як злая хвортуна потягне, 

А Турок на нас нагряне: 
Я з батька Самійленко, Коломіець з роду — 
Не потоплю вражых сынив в солоную воду . . . 
Подывиться, казаченькы, по сыньому мору: 
Чы то выдно мисяченька, чы вечирьню зору? 
Чы буйни витры на море стягають, 
Чы Турецьки кораблыкы на нас наступають ?„ 
— Ны мисяць то, а ны зоры 

Сіяють по мори, 
Ны буйни витры стягають; 
То Турецьки караблыкы на нас наступають. — 
„Годи-ж уже, козаченькы, пляшкы спорожняты, 
На бандурках козацькыи писни выграваты,— 
Тепер густо з самопалив на Туркив цилыты, 
Бо вже-ж бо нам раз послидній з нымы ся-побыты . . . 
Ой нене-ж моя, нене, матинко старенька, 
Орлыце сызопера, голубка сывенька ! 



376 Б ы л е в ы я 

Що-ж я тоби вдіяв, 
Що ты мене прокляла, 
Як на війну выряжала ? 
Колы-б же вид тебе убоч витер повіяв, 

И ридньому твому сыну 
Опрощение прынис а несщасну годыну . . . 
Хто-ж тепер тебе буде потишаты, 
Хто дараиы надараты, 
И по твоим двору конем выграваты ? . . . 
Ты-ж мыни казала, ты-ж до мене промовляла, 

Як на війну выпроваджала: 

Тилько-то роду и плоду, що ты, мій сыну . . . 

Бувай же здоров, та й повертайся та й в риднюю 

Украину ! . . .„ 
Ище довше пан-отаман голосыв бы красно, 
Наступалы бисурманы на козакив расно. 
Загудилы козаченькы з самопалив густо, — 
По всим мору по сыньому зробылося пусто; 
Покынулы самопалы, а взялысь за шабли, — 
Нема чайок на всим мори, тилькы-но корабли. 
Лынув сокил в Украину, та й прыносыть висты: 
Не побачыть Запорижже своих чайок двисти ! 
Лынув сокил в Украину, промовыв словамы : 
Погыб козак Самійленко з всимы козакамы ! 

(Записалъ около 1820 г. въ г. Умани, Кіевской г,, отъ Якова 
Самійленка-Коломіенка, Г. Изопольскій. «АіЬепешп,» 1844 г., 
Т. V. стр. 26 и 27.) 



Огъ Уши до Хмкльницкаго. 377 

IV. Оть времени Унііі до Богдана Хмельниц- 
каго. (отъ начала XVI в. по 1647 г.). 



4. Про X весы; а Кганжу А и дыб ера (до 1647 г.). 

а. 

Ой полем, полем Кылыйнськым, 
Бытым шляхом Ордыйнськым, 
Эй гуляв, гуляв козак бидный летяга сим год и чотыри. 
Да потеряв з-пид себе тры кони вороныи. 
На козаку бидному летязи 
Тры серомязи, 
Опанчына рогожовая, 
Иоясына хмеловая; 
9 На козаку бидному летязи сапъянци— 

Выдны пьяты и палци, 
Де ступыть — босой ногы слид пыше; 
А ще на козаку бидному летязи шапка-бырка. — 
3 верху дырка, 
Шовком шыта, 
Буйным витром пидбыта, 
А околыци давно немае. 
17 Ище-ж то козак бидиый летяга до города Кылыи прыбувае: 
Та не пытаеться де-б то статьи 
Коня попасты, — 
А пытаеться, де корчма новая, 
Шынкарка молодая, 
Настя кабашна: 
Тая на нас. на бидных летяг, хоч зла да й обашна. 
Городом Кылыею идё, 
Слухае. прыслухаеться: 

4» 



378 Б ы л к в ы я. 

Чы не радыться хто на славне Запорожже гуляты: 
Аж тильки радяться, поражаються 
Тры дукы-сребраныкы 
На кабак итты 
Меду да оковытон горилкы попываты. 
Тоди-то козак добре дбав, 
Попереду соби у кабаку кватеру займав: 
Крей грубы сидае; 
Плечы свои козацькн прыгривае. 
Тогди дукы-сребраныкы у кабак ухождалы, 
У стола с и да л ы. 
По цебру меду, оковытон горилкы постановлмлы. 
Первый дука сребраныка Гаврыло Довгополенко НереясловськыЙ. 
А другый Войтенко Ниженськый. 
Трейтій Золотаренко ЧернигозськыЙ. 
Ище-ж бидного козака летягы не вытають 
Ны медом шклянкою. 
Ны горилкы чаркою: 
То козак бидный летяга надукив сребра и ыз. и в скоса поглядае: 
То одын дука сребраныка був обачныЙ, 
Гаврыло Довгополенко НереясловськыЙ: 
Из кармана людську денежку выймав. 
Насти кабаінній до рук добре оддавав, 
А ще стыха словамы промовляв: 
„Эй, каже, ты шынкарко молода, ты Насте кабашна ! 
Ты, каже. до сых бидных козакив летяг, хоч злая, да Й обашна; 
Колы-б ты добре дбала, 
Сю денежку до рук прыймала. 

До погреба одходыла, 
Хоч нордового пыва уточыла. 
Сьому козаку бидабму летязн 



Отъ Унт до Хмельницкаго. 37Я 

На похмилле :кывит його козацькый скрипыла.„ 
Оттогди-то Настя кабашна денежку прыймала. 
До погреба одходыла. 
Меду да оковытои горилкы вточыла, 
Козаку бидному летязи коновку в рукы втеребыла. 
Оттогди козак бидный летяга, як узяв коновку за ухо, 
Оглядыться, — аж и в дни сухо. 
Оттогди-то козак бидный летяга. 
Як став у собн хмиль козацькый зачуваты. 
Став коновкою по мосту погриматы; 

Сталы в дукив сребраныкив 
Из стола чаркы й шклянкы литаты: 
69 Оттогди-ж то козак бидный летяга, 

Як став } соби билшый хмель зачуваты, 
Став з-пид панчыны рогожовои, 

3-пид поясыны хмеловои. 
Щирозлотный обушок выйматы, 
Став шынкарци молодій за цебер меду застановляты; 
Сталы дукы сребраныкы 
Одын до одного стыха словамы промовляты: 
,.Эй шынкарко молода, 
Настя кабашна! 
Нехай сей козак бидный летяга 
Не маеться в тебе сен заставщыны выкупляты; 
Нам. дукам сребраныкам, 
Нехай не зарекаеться волы поганяты , 
А тоби, Насти кабашній, груб топыты.« 
Оттогди-то козак бидный летяга, 
Як став сіи слова зачуваты, 
Так вин став по-конець стола сидаты, 



380 Б ы л к в ы я. 

Став чересок ьыныматы. 
Став шынкарци молодій. 
Насти кабашній. 
Увесь стил червинцямы устылаты. 

Тогди дукы сребраныкы, 
Як сталы в його червинци зоглядаты. 
Тогди сталы и ого вытаты 
Медом шклянкою 
И горилкы чаркою. 
Тогди й шынкарка молода 

Настя кабашна 
Истыха словами промовляе: 
„Эй козаче, каже, козаче! 
Чы снидав ты сьогодни, чы обидав? 
Ходы зо мною до кимнаты. 
Сядем мы з тобою поснидаем. 
Лы пообидаем.„ 
Тогди-то козак бидный летяга 
По кабаку похождае. 
Кватыру очыняе, 
На быстрый рикы поглядае. 
Клыче, добре поклыкае: 
„Ой рикы, каже, вы рикы нызовыи. 
Помошныци Днипровыи! 
Або мыни помочы дайте. 
Або мене з собою визьмите!- 
Оттогди одын козак идё, 
Шаты дорогыи несе. 
На його козацьки плечы надіѳ; 
Другый козак идё. 



Отъ Уши до Хмелыпщклго. 381 

Боты соиьянбви несе. 
На його козацьки ногы надіе ; 
Трейтій козак идё. 
Шлычок козацькыіі несе. 
На Його козацьку главу надіе. 
Тогди дукы сребраныкы 
Стыха словамы промоплнлы: 
„Эй не есть же се, братцн. 
Козак бидный летяга, 
А есть се Хвесько Кганжа Андыбер, 
Гетьман запорозькый! 
Прысунься ты до нас. кажуть, блыжче. 
Иоклонымось мы тоби ныжче: 
Будем радыться, 
Чы гаразд добре на славній Украйни проживать!. ,, 
Тогди сталы його вытаты 
Медом шклянкою 
И горилкы чаркою. 
То вин тее од дукив сребраныкив прыймав. 
Сам не выпывав. 
А все на свои шаты проіывав: 
„Эй шаты мои, шаты! 
Пыйте, гуляйте: 
Не мене шанують, 
А вас поважають; 
Як я вас на соби не мав, 
Ныхто мене й гетьманом не почытав.^ 
Тогди-то Хвесько Кганжа Андыбер, 
Гетьман запорозькый. 
Стыха словамы промовляв: 
„Эй козакы, каже, диты, друзы, молодци! 



383 Б ы л е в ы я , 

Прошу я вас. добре дбайте, 
Сых дукив сребраныкив. 
За лоб. паче волив. из-за стола вывожайте^ 
Перед окнамы покладайте. 
У тры березыны потягайте .. 
Тогди-ж то козакы. диты. друзы, молодци, 
Добре дбалы. 
Сых дукив сребра ныкив за лоб бральц 
Из-за стола, паче волив. вывождальц 
Перед окнамы покладалы. 
У тры березыны иотагалы, 
А ще стыха словамы промовлялы: 
^Эй дукы. кажуть. вы дукы! 
За вамы вси дугьі и лукы. 
Нигде нашому брагу козаку летязи статы 
И коня попасты!.. 
Тогди-то Хвесько Кганжа Андыбер, 
Гетьман запорозькый. 
Хоча помер. 
Да к слава гіого козацька не вире, не поляже! 
Теиерешнього часу. 
Господы утверды й подёржы 
Люду Царського, 
Народу хрыстыянського. 
На многая лита. 

іЗнпиеа.іь огъ кобзаря Андрея Шута — въ л. Александрове, и Андреі 
Бешка — въ м. Менѣ. — Соеницкаго у., Черниговской г., П. К.) 



6. 

Ище боты сапъян&ви. 
По мужычи — постолы лутбви; 



Отъ Уши до Хмклыіицклю. 38ІІ 

А ще оборы шовковыи, 
По жоиочи — валовый, 
У-трое несуканы. 

17 Тоди-ж то вин до города Кылыя тгрыбував, 
Городом Кылыею проижджав, 
Слухав, прослухав: 
Чы не радыться хто, порадыться на славную Украину 

гуляты; 
Аж ныхто не радыться, не нѳражаеться на славную 

Украину гуляты, 
Тильки радяться тры дукы сребраныкы 
До Насти кабашнои меду да оковытои горилкы пидпываты: 
Первый дука сребраныка Ниженськый Войтенко, 
А другый Черниговськый Попаденко, 
А трейтій Грыцько Коломіець. 
Тоди-ж то воны до Насти кабашнои у кабак ухождаіы. 

Мед да горилку оковытую подпывалы. 
Тоди-ж то козак бидный летяга у кабак ухождае. 
Коло грубы сидае, 
Козацьки свои бидный плечы согривае. 
Тодп-ж то одын дука сребраныка велыкее мылосердые 

соби мав, 
Людську денежку з кармана выймав, 
Да Насти до рук добре оддавав. 
А ще стыха словамы промовляв: 
? .Эй Насте кабашна ! 
Ты, каже, для сых бидных козакив летяг, хоч злая, да й 

обачна. 
Велю тоби до погреба одходыты, 
Хоть нордового пыва уточыты, 



384 Б ы л к в ы я . 

Сьому козаку бидному летязи 
Иа похмелье жывит його козацькый скрипытьц, 
Тогди-ж то Настя кабашна сама до погреба не одходыла. 
Служебку повирну посылала: 
„Эй служебко, каже, ты моя повирна ! 
Велю тоби до погреба одходыты. 
Хоть нордового пыва уточыты. 
Сьому козаку бидному летязи 
На похмелье жывит його козацькый скрипыты,- 
'Тогди служебка повирна до погреба одходыла. 
Дви бочкы помыновала. 
Да у трейтьои бочци горилкы оковытои вточыла. 
Козаку бидному летязи коновку в рукы втеребыла. 
69 Оттогди-ж то вин поблыжче их сидав. 

Щырозлотиый обушок з-за пазухы выймав, 
Насти кабашній за цебер меду застановляв. 
Оттогди-ж то дукы сребраныкы стыха словамы промовлялы: 
„Эй козак ты бидный летяга! 
Не .подоба сього обушка Насти кабашній застановляты, 
Подоба тоби нам, дукам сребраныкам, волы поганяты, 

А Насти кабашній груб топыты.,, 
Оттогди-ж то козак бидный летяга на дукив сребраиыкив 
Велыкее пересердые мав, 
Коло окна сидав. 
На окно иоглядав, 
А ще стыха словамы промовляв:' 
„Эй рикы, каже, рикы нызовыи. 
Помошньщи Нистровыи ! 

122 Тогди-ж то дукы сребраныкы 

Сталы на козаку бидному летяаы дорогыи шаты зоглядаты, 
Сталы його медом и оковытою горилкою вытаты. 



Временъ Б. Хмкльницкаго. 385 

Тогди-ж то вин меду и горилкы не пидпывае, 
Тильки на свои шаты злывае, 
А ще стыха словамы промовляе: 
діЭй шаты, каже, мои шаты дорогыи! 
Не мене шанують, 
Вас поважають; 
Як я вас на соби не мав, 
Да и честы од дукив сребраныкив не мав.^ 
164 Тогди-ж то дукы сребраныкы 

Стыха словамы промовлялы: 
„Эй не есть ты козак бидный летяга, 
А есть ты Хвесько Кганжа Андыбер, 

Гетьман запорозькый „ 
Тогди-ж то Хвесько Кганжа Андыбер, 
Гетьман запорозькый 
Умер, и т. д. 

(Записалъ, отъ кобзаря Андрея Бешка, въ м. Менѣ, Соспицкаго у,, 
Черниговской г., П. К.) 



IV Временъ Богдана Хмельнинкаго. 
(1647-1657 г.). 

5. Про Хмельницкого та Барабаша. (1647*1648 г.). 



Як из день — годыны 
Счыналыся велыки войны на Украпни, 

Оттогди-ж то не моглы обибраты, 
За виру хрыстіянську одностайно статы; 
Тильки обибрався Барабаш да Хмелныцькый, 
Да Клыша Билоцеркивськый. 
Оттогди воны од своих рук лысты пысалы, 

49 



3&0* Б Ы Л Е в ы я . 

До кроля Радыслава посылалы. 
Тогди-ж то кроль Радыслав лысты чытае, 
Назад одсылае; 
У городи Черкаськом Барабаша гетьманом настановляе: 
„Будь ты, Барабаш, у городи Черкаськом гетьманом, 
А ты, Клыша, у городи Билой Церкви полковнычым, 
А ты, Хмелньщькый, у городи Чыгрыни хоть пысарем 
військовым.„ 
Оттогди-ж то небагато Барабаш, гетьман молодый, гетьмановав, 
Тильки пивтора года. 
Тогди-ж то Хмелньщькый добре дбав. 
Кумом до себе гетьмана молодого Барабаша зазывав, 
А ще дорогымы напыткамы його вытав, 
И стыха словамы промовляв: 
^Эй пане куме, пане Барабашу, пане гетьмане молодый! 
Чы не моглы-б мы з тобою у- ;вох королевськых лыстив 

прочытаты, 
Козакам козацькы порядкы подаватьц 
За виру хрыстыянську одностайно статы?^ 
Оттогди-ж то Барабаш, гетьман молодый, 
Стыха словамы промовляе: 
$іШ лане куле, пане Хмельныцькый, пане пысару військовый: 
Йа-що нам з тобою кролевськы лысты у-двох чытатьц 
На-що нам козакам козацькы порядкы даваты? 
Чы не лучче нам из Ляхамы, 
Мостывымы панамы, 
С упокоем хлиб-соль по вик вичный ужываты?„ 
Оттогди-ж то Хмелньщькый на кума свого Барабаша 
Велыке пересердые мае, 
Ще кращымы напыткамы вытае. 
Оттогди то Барабаш. гетьман молодый. 



Временъ Б. Хм е.іьнн цк а го. 387 

Як у кума свого Хмелныцького дорогого напытку напывсц 
Дак у його и спать повалывсь. 
Оттогди-то Хмелныцькый добре дбав. 
Из правой рукы, из мезынного пальця щырозлотный перстень 

изняв, 
Из лиізои кышени ключи выймав, 
3-пид пояса шовковый платок высмыкав, 
На слугу свого повирного добре клыкав-поклыкав: 
^Эй слуго ты мій, повиреный Хмелныцького! 
Велю я тоби добре дбаты. 
На доброго коня сидаты. 
До города Черкаського до пани Барабашевои прыбуваты, 

Кралевськи лысты до рук добре прыйматы „ 
Отогди-то слуга, повиреный Хмелныцького, добре дбав. 
На доброго коня сидав. 
До города Черкаського скорым часом, пылною годыною прыбував, 
До пани Барабашевои у двир упжджав. 
У сины ввійшов — шлычок из себе скыдав, 
У свитлыцю ввійшов — нызькый поклон послав, 
Тыи значкы на скамьи покладав. 
А ще стыха словамы промовляв: 
„Эй пани, каже. ты, пани Барабашева* гетьманова, молодая! 
Уже-ж тепер твій пан Барабаш, гетьман молодый. 
На славній Украини з Хмелныцькым велыки бенкеты всчыняють 
Велилы воны тоби сіи значкы до рук прыйматы, 

А мини лысты кролевськы оддаты; 

Чы не моглы-б воны из кумом своим Хмелныцькым 

У-двох прочытаты, 

И козакам козацьки порядкы даваты?„ 

Оттогди-ж то пани Барабашева, гетьманова* 

Ударыться об полы рукамы, 



388 Б ы л е в ы я . 

Обильлеться дрибнымы сльозамы. 
Промовыть стыха словаиы: 
„Эй не з гбра-бнды мопму сану Барабашу 
Схотилося на славній Украіши з кумом своші Хмелныцькым 
Велыкн бенкеты всчынаты! 
На що-б им кралевськи лысты у-двох чытаты? 
Не лучче-б им из Ляхамы, 
Мостывымы панамы, 
С упокоем хлиб-соль вичнып часы ужываты? 
А тепер нехай не зарекаеться Барабаш, гетьман молодыЙ, 
На славиій У крайни огнив да тернив пзгашаты, 
Тилом своим панськым комары годоваты — . 

Од кума свого Хмелныцького.,. 
Оттогдн-ж то панн молодая Барабашевая 

Стыха словамы промовляе: 
„Эй слуго повиреннып Хмелныцького ! 
Не могу я тоби лысты кралевськи до рук податы, 

А велю я тоби до ворит отхождаты, 
Кралевськи лысты у шкатули из земли выйматы.„ 
Оттогди то слуга повиреныіі Хмелныцького, 
Як си слова зачував. 
Так скорым часом, пылною годыною до ворит отхождав, 
Шкатулу з земли з кролевськымы лыстамы выймав, 
Сам на доброго коня сидав. 
Скорым часом, пылною годыною до города Чыгрына прыбував, 
Свойму пану Хмелныцькому кралевськы лысты до рук добре 

оддавав. 
Оттогди-то Барабаш, гетьман молодый, од сна уставае. 
Кролевськи лысты у кума свого Хмелныцького зогляда; 
Тогди й напытку дорэтого не попывае. 
А тилькп з двора тыхо зыіжджае, 



Временъ Б. Хиельннцклго. 389 

Да на старосту свого Крачевського клыче, добре поклыкае: 
„Эй старосто, каже, ты мій старосте Крачевськый! 
Колы-б ты добре дбав, 
Кума мого Хмелныцькаго жывцем узяв, 
Ляхам, мостывым панам, до рук подав; 
Ще-б нас моглы Ляхы, мостывыи паны, за билозоров почытаты.„ 
Оттогди-то Хмелныцькый як сіи слова зачував, 
Так на кума свого Барабаша велыке пересердыѳ мав, 
Сам на доброго коня сидав, 
Слугу свого повиреного з собою забырав. 
Оттоди-то прыпало йому з правой рукы 

Чотыры полковныкы: 
Первый полковныче Максыме Олшанськый, 
А другый полковныче Мартыне Полтавськый, 
Трейтій полковныче Ивана Богуне, 
А четвертый Матвій Бороховычу. 
Оттогди-ты воны на славну Украину прыбувалы, 
Кролевськи лысты чыталы, 
Козакам козацькы порядкы давалы. 
Тогди-то у святый день у божественный у вовторнык 
Хмелныцькый козакив до сходу сонця пробуждав, 
И стыха словамы промовляе: 
„Эй козакы, диты, друзы, молодци! 
Прошу я вас, добре дбайте, 
Од сна уставайте, 
Руеькый очынаш чытайте, 
На лядськи табуры наижджайте, 
Лядськи табуры на тры часты розбывайте, 
Ляхив, мостывых панив, у пень рубайте, 
Кров их Лядську у поли з жовтым писком мишайте, 
Виры своей хрыстыянськои у поругу внчны часы не подайте!* 



390 Б ы л е в ы я. 

Оттогди-ж то козакы, Друзы, молодци, добре дбалы, 
Од сна уставалы, 
Руськый очынаш чыталы, 
На Лядськыи табуры наижджалы, 
Лядськыи табуры на тры часты розбывалы, 
Ляхив, мостывых панив, у пень рубалы, 
Кррв их лядську у поли з жовтым писком мишалы. 
Виры своей хрыстыанськои у поругу вичны часы не подалы, 
Оттогди-то Барабаш, гетыиан молодый. конем поижджае, 

Плаче-рыдае, 
Истыха словамы промовляе: 
„Эй пане куме пане Хмелныцькый, пане пысару військовый! 
На що-б тоби кролевськи лысты у пани Барабашевои вызволяты? 
На що-б тоби козакам козацьки порядкы даваты? 
Не лучче-б тоби з намы из Ляхамы, 
3 мостывымы панамы, 
Хлиб-соль с упокоем ужываты?„ 
Оттогди-то Хмелныцькый 
Стыха словамы промовляе: 
„Эй нане куме, пане Барабашу, пане гетьмане молодый! 
Як будеш ты мыни сымы словамы докоряты, 
Не зарикаюсь я тоби самому с плич головку, як галку, зняты, 
Жону твою и дитей у полон жывцем забраты, 
Турському салтану у подарунку одослатьц, 
Оттогди-то Хмелныцькый як си слова зговорыв, 

Так гаразд добре й учыныв: 

Куму свойму Барабашеви, гетыману молодому, 

3 плич головку як галку знав, 

Жону його и дитей жывцем забрав, 

Турському салтану у подарунку одослав, 

С того-ж то часу Хмелныцькый гетмановаты став 



Временъ К. Хмельницкаго, 891 

Опогди-ж то козакы, диты, друзы, молодци, 
Стыха словамы промовлялы: 
„Эй гетьмане Хмелныцькый, 
Батю наш, Зинов Богдане Чыгырынськый! 
Дай Боже, щоб мы за твоею головою пылы да гулялы, 
Виры своей хрыстыяяськои у поругу вични часы не подавалы!^ 
Господы, утверды люду царьського, 
Народу хрыстыяньського; 
Всим слушащым, 
Всим православным хрыстыянам 
Пошлы, Боже, много лит! 

(Записалъ, отъ кобзарей: Андрея Шута — въ м. Александрове и Андрея 
Бешка — въ м. Менѣ, — Соеницкаго у., Черниговской г. э П. К.) 



6. Про Хмельныцького та Васыля Молдавського (1650 г.). 

Як из нызу из Днистра тыхый витер повивае, 
Бог святый знае, Бог святый и видае, 
Що Хмелныцькый думае-гадае. 
Тогди-ж то не моглы знаты ны сотиыкы, ны полковныкьц 
Ны джуры козацькыи, 
Ны мужы громадськын, 
Що наш пан гетьман Хмелныцькый, 
Батю Зынов Богдану Чыгырынськый, 
У городи Чыгрыни задумав, вже й загадав: 
Дванадцять пар пушок вперед себе одислав, 
А ще сам з города Чыгрына рушав; 
За им козакы йдуть, 
Яко ярая пчола гудуть ; 
Который козак не міе в себе шабли булатной, 
Пыщали семыпьяднои, 



392 БыдЕвыа 

Той козак кый на плечы забырае, 
За гетьманом Хмелныцькым у в'охотне військо поспишаѳ. 
Оттогди-ж то, як до ричкы Днистра прыбував, 
На тры часты козакив переправляв, 
А ще до города Сорокы прыбував, 
Пид городом Сорокою шанци копав, 
У шанцях куренем стояв; 
А ще од своих рук лысты пысав, 
До Васылыя Молдавського посылав, 
А в лыстах прыпысував: 
„Эй Васылыю Молдавськый, 
Господарю Волоськый ! 
Що тепер будеш думаты й гадаты: 
Чи будеш зо мною быться ? 
Чи мырыться ? 
Чи города свои Волоськи уступаты ? 
Чи чирвипцямы полумыскы сповняты? 
Чи будеш гетьмана Хмелньщького благаты ? . . .„ 
Тогди-ж то Васылый Молдавськый, 
Господар Волоськый, 
Лысты чытае, 
Назад одсылае, 
А в лыстах прыпысуе: 
„Пане гетьмане, Хмелныцькый, 
Батьку Зинов Богдану Чыгрынськый ! 
Не буду я з тобою ны быться, 
Ны мырыться, 
Ны городив тоби своих Волоськых уступаты, 
Ны чирвинцямы полумыскив сповняты: 
Не лучче-б тоби покорыться меншому, 
Ненужли мыни тоби старшому ?„ 



Временъ Б. ХмЕЛЫшцкаго. 393 

Оттогди-ж то ХмелныцькыЙ. як сіи слова зачував, 
Так вин сам на доброго коня сидав, 
Коло города Сорокы поижжав. 
На город Сороку поглядав, 
Ище стыха словамы промовляв: 
„Эй городе, городе Сороко ! 
Ще ты моим козакам дитям не заполоха. 
Буду я тебе доставаты. 
Буду я з тебе велыкыи скарбы маты. 
Свою голоту наповняты, 
По бытому тарелю на мисяць жалования даваты.„ 
Оттогди-то ХмелныцькыЙ, як похвалывсь, 
Так гаразд добре й учыныв: 
Город Сороку у недилю рано задобидде взяв, 
На рынку обид пообидав, 
К полудній годы ни до города Сичавы прыпав, 
Город Сичаву огнем запалыв 
И мечем исплиндровав. 
Оттогди-то иныи Сичавци гетьмана Хмелныцького у вичы 
не выдалы; 
Уси до города Ясы повтикалы, 
До «Васыля Молдавського истыха словамы промовлялы: 
„Эй Васылю Молдавськый, 
Господарю наш Волоськый ! 
Чы будеш за нас одностайне стояты ? 
Будем тоби голдоваты; 
Колы-ж ты не будеш за нас одностайне стояты, 
Будем иншому пану кровью вже голдоваты.„ 
Оттоди-то Васыль Молдавськый, 

Господар Волоськый, 
Пару коней у колясу закладав, 

ВО 



394 Б ы л б в ы я . 

До города Хотыни одъижджав» 
У Хвылецького копытана станціею стояв. 
Тогди-ж-то од своих рук лысты пысав. 
До Ивана Потоцького, кроля Полского, посылав: 
„Эй Ивану Потоцькый. 
Кролю Нолскый ! 
Ты-ж бо то на славній Украйни пъеш, гуляеш, 

А об моій ты прыгоди ничого не знаеш; 
Що-ж то в вас гетьман Хмелныцькый, Русын, 
Всю мою землю Волоську обрушыв. 
Все мое поле копъем изорав. 
Усим моим Волохам* як галкам, 

3 плич головкы познымав; 
Де булы в поли стежкы, дорижкы, 
Волоськымы головкамы повымощував : 
Де булы в поли глыбокыи долыны, 
Волоською кровъю повыповнював.„ 
Оттогди-то Ивану Потоцькый, 
Кролю Полскый, 
Лысты чытае. 
Назад одсылае, 
А в лыстах прыпысуе: 
„Эй Васылыю Молдавськый, 
Господарю Волоськый ! 
Колы-ж ты хотив на своій Украйни прожываты, 
Було тоби Хмелныцького у вичныи часы не займаты; 
Бо дався мыни гетьман Хмелныцькый гаразд добре знаты: 
У первій войни 
На Жовтій Води 
Пятнадцять моих лыцарив стричав, — 
Не велыкый им одвит оддав: 



Временъ Б. Хмельницкаго. 395 

Всим, як галкам, с плич головкы поздыймав ; 
Трох сынив моих жывцем узяв, 
Турському салтану в подарунку одислав; 
Мене Ивана Потоцького, 
Кроля Полского, 
Тры дни на прыкови край пушкы держав, 
А ны пыть мени, ны исты не дав. 
То дався мени гетьман Хмелныцькый гаразд добре знаты, 
Буду його во вик вичный памятаты \„ 
Оттогди-то Хмелныцькый помер, 
А слова його козацька не вмре, не поляже. 
Теперешнього часу, Господы, утверды и подержы 
Люду, царського, 
И всим слушащым, 
И всим православным хрыстыянам, 
Сьому домодержавцю, 
Хозяину й хозяйци, 
Подай, Боже, на многа лита ! 

іЗаписалъ, отъ кобзаря Андрея Шута, въ м. Александрове, Сосниц- 
каго у., г., П. К.) 

7. Про Хмельныцького Богдана смерть, та проЮруся Хмельны- 
ченка та Павла Тетерен^а (1651 г., 1657-1664 г.). 

Эй зажурыться, захлопочеться Хмельницького старая голова, 
Що пры йому-то не було ни сотныкив, ни полковныкив нема; 
Тильки пробував пры йому Иван Луговськый, 
Пысар військовый, . 
Козак лейстровый. 
Тогди-то воны сталы у ради, 

Як малый диты; 
Од своих рук лысты пысалы, 



396 Б ы л е в ы я. 

По городах, по полковых, по сотенных розсылалы, 
А до козакив у лыстах прыпысувалы: 
„Эй козакы, диты, друзы! 
Прошу вас, добре дбайте; 
Борошно зсыпайте, 
До Загрёбелнои могылы прыбувайте, 
Мене Хмельныцького к соби на пораду ожыдайте.,, 
Оттогди-ж то козакы добре дбалы; 

Борошно зсыпалы, 
До Загрёбелнои могылы прыбувалы; 
Воскресеныя Хрыстового дожыдалы,— 
Хмелныцького в вичы не выдалы; 
Вознесеныя Хрыстового дожыдалы, — 
Хмелныцького в вичы не выдалы; 
Духа-Тройци дожыдалы, — 
Хмелныцького в вичы не выдалы; 

Петра й Пгвла дожыдалы, — 
Хмелныцького в вичы не выдалы; 

Ильи Пророка дожыдалы, — 
Хмелныцького в вичы не выдалы. 
Тогди-ж то козакы сталы у ради. 

Як малый диты. 
„Хвалывся нам гетьман Хмелныцькый. 
Батю Зинов Богдану Чыгырынськый, 
У городи Суботови 
На Спаса Преображеные ярмалок заклыкаты . . ., 
Тогди-ж то козакы добре дбалы, 
До города Суботова прыбувалы, 
Хмелныцького стричалы, 
Штыхы у су ходил стромлялы, 
Шлыкы из себе скыдалы, 



І 



Временъ Б. ХмЕльницкаго. 397 

Хмелныцькому нызькый поклон послалы: 
„Пане гетьмане Хмелныцькый, 
Батю Зынов наш Чыгырынськый ! 
На-що ты нас потребует ?„ 
Тогди-ж то Хмелныцькый стыха словамы промовляе: 
„Эй козакы, диты, друзы! 
Прошу я вас, добре дбайте: 
Соби гетьмана настановляйте. 
Чы нема между вамы котрого козака старынного, 
Отамана курйнного? 
Вже-ж я час од часу хорію, 
Миждо вамы гетьмановаты не здолію; 
То велю я вам междо собою козака на гетьманство обыраты, 
Буде междо вамы гетьмановаты, 
Вам козацьки порядкы даваты.„ 
Тогди-то козакы стыха словамы промовлялы: 
„Пане гетьмане Хмелныцькый, 
Батю Зынов наш Чыгырынськый! 
Не можем мы самы миждо собою козакамы гетьмана обибраты, 
А жолаем од вашои мылосты послыхаты.„ 
Оттогди-ж-то Хмелныцькый стыха словамы промовляе: 
„Эй козакы, диты, друзы! 
Прошу я вас, добре дбайте; 
Есть у мене Иван Луговськый, 
Который у мене дванадцять лит за джуру пробував, 
Вси мои козацьки звычаи познав: 
Буде междо вамы козакамы гетьмановаты. 
Буде вам козацьки порядкы даваты.„ 
Тогди-то козакы стыха словамы промовлялы: 
„Пане гетьмане Хмелныцькый, 
Батю Зынов наш Чыгырынськый! 



398 Б ы л е в ы я 

Не хочем мы Ивана Луговського: 
Иван Луговськый блызько Ляхив, мостывых панив, жыве: 
Буде з Ляхамы, мостывымы панамы, накладаты; 
Буде нас козакив за не-вищо маты.„ 
Тогди-то Хмелныцькый стыха, словамы промовляе: 
„Эй козакы, диты, друзы! 
Колы вы не хочете Ивана Луговського, 
Есть у мене Павел Тетеренко „ 
— Не хочем мы Павла Тетеренка. — 
„Дак скажите, говорыть, кого вы жолаете.» 
— Мы, кажуть, жолаем Евраха Хмелныченка. — 
„Ще-ж, каже, мойму Евраху Хмелныченку 
Тильки всього дванадцять лит от роду: 
Ще вин возрастом мал, розумом не дійшлый.„ 
— Будем, говорить, поплич його днанадцять парсон сажа ты, 
Будуть його добрымы диламы наущаты. 
Буде междо намы козакамы гетьмановаты. 
Нам порядкы даваты. — 
Оттогди-то козакы добре дбалы: 
Бунчук, булаву положылы, 
Еврася Хмелныченька на гетьманство настановылы: 
Тогди из разных пыщаль погрималы. 
Хмелныченка гетьманом поздоровлялы. 
Оттогди Хмелныцькый. як благословенью сынови здав. 
Так и в дом одправывся. 
II сказав йому: 
..Гледы-ж. говорыть. сыну мій! 
Як будеш немного Ташлыком рикою гуляты. 
На бубны, на цуромкы выграваты. 
Дак будеш отця жывето заставаты: 
А як будеш много Ташлыком рикою гуляты, 



Временъ Б. Хмёльницкаго. 399 

На^ бубны, на цуромкы выграваты, 
Дак не будеш отця жывого заставаты.„ 
Тогди-ж-то Еврась, гетьман молодыЙ, 

Ташлыком рикою довго гуляв, 
На бубны, на цуромкы выгравав, 
Додому прыижджав, 
И отця жывого не заставав. 
Тогди-то велив у Штомыном двори, 
На высокій гори, 
Гроб копаты. 
Тогди-ж-то козакы штыхамы суходил копалы, 
Шлыкамы землю выносылы, 
Хмелныцького похоронылы; 
Из разных пыщаль подзвоиылы, 
По Хмелныцькому похорон счынылы. 
Тогди-ж-то козакы, покы старую голову Хмелныцького зачувалы, 
Поты и Еврася Хмелныченка за гетьмана почыталы; 
А як не сталы старой головы Хмелныцького зачуваты, 
Не сталы и Еврася Хмелныченка за гетьмана почытаты: 

„Эй, Еврасю Хмелныченку, гетьмане молодый! 
Не подобало-б тоби над намы козакамы гетьмановаты ; 
А подобало-б тоби наши козацьки курени пидмитаты. 

( Записалъ отъ кобзаря Андрея Шута, въ м. Александрове, Сосницкаго у., 
Черниговской г., П. К.) 



8 и 9. Про Перебійниса (1648 г.). 

Ой почувайте и повидайте, 

Що на Вкраини постало, 

Що за Дашевым, пид Сорокою, 

Множество Ляхив пропало. 
Перебійнис просыть немного— 



400 Б ы л е в ы я . 

Трох козаченькив з собою; 
Рубае мечем головы з плечей, 
А решту топыть водою: 
„Ой пыйте, Ляхы, воды-калюжы 

Болотяныи, 
А що пывалы по тій В крайни 
Меды та выны сытный.,, 
Та по чим козак славен? Напвся рыбы 
И соломахы з водою ; 
3 мушкетом стане, а серце въяне, 
А Лях од духу вмырае. 
Ой чы бач, Ляше, що пан Хмелныцькый 
На Жовтим Писку пидбывся ? 
Семы козакив, добрых онакив, 
Пид-за Выслою не скрывся. 
Ой чы бач, Ляше, що козак пляше 
На вороним коню перед тобою ? 
Ты, Ляше, злякнеш и з коня спадеш, 

Сам прысыплешся земльою. 

Ой чы бач, Ляше, що по Случ наше. 

По Костяную могылу . . . 

Ой навыслы, навыслы 

Ляхы як вороны на вышни; 

Не попустимо Ляхови Полщы, 

Покы нашои жызносты ! 

(Записала въ с. Суботовѣ, Читиринскаго у., Кіевской г., П. К.) 



Ой не шумы луже дуже, и ты зеленый дубе! 
Бо пид тобою, зеленый ду&ъ, вся баталія буде ! 



Временъ Б. Хмельницкаго. 401 

ОЙ за лугамы, за берегамы зхылылыся виты, 

Засидають вражи Ляхы Перебійниса вбыты. 

„Ой я Ляхив, ой я панив — не боюся: 

Е ще в мене кинь буланый— з Ляхамы побыося.,, 

Ой як же поихав козак Перебійнис до кумы рыбы петы, 

Аж прибигають из-пид Дашева препоганіи висты; 

Ой як гляне козак Перебійнис у кватырку, — 

Аж бигають Ляхы, вражи сыны, як шашкы по рынку; 

Ой як крыкне козак Перебійнис на джуру малого: 

„Ой сидлай, джуро, ой сидлай, малый, мыни буланого, 

Соби-ж сидлай другого — гнидого старого; 

Та пидтягай, малый джуро, та попругы стуга, 

Бо буде-ж нам, малый джуро, велыка потуга.,, 

Ой не вспив же та козак Перебійнис та на коня спасты, 

Як узяв Ляхив, вражых сынив, у снопы класты; 

ОЙ як оглянеться козак Перебійнис та на ливее плече — 

Аж из-пид Дашева та до Волохова кривавая ричка тече; 

Ой оглянеться та козак Перебійнис та на правую руку — 

Аж не выскочыть його буланенькый из-пид Лятського трупу; 

Ой оглянеться козак Перебійнис та на джуру малого — 

Аж кладе джуро, кладе малый, ще лучче за нього. 

„Ой поидьмо, малый джуро, та на Сорочу могылу ; 

Одвидаем, джуро малый, в ражу Лятську сылу.„ 

Не вспив козак Перебійнис та до могылы допхаты, 

Як узяв джуро, та узяв малый, пистоли заряжаты; 

Ой не вспив козак Перебійнис на могылу зъиздыты, 

Як узяв джуро, та узяв малый, з пистолив пальіты . . . 

Й ой тепер же Ляхы, й ой тепер же паны, вы славы зажылы, 

Що нежывого Перебійниса нид могылою положылы. 

(Записалъ отъ Черноморцевъ, Черноморецъ В. Вареникъ, въ Землѣ 
Черноморских! козаковъ. 

51 



402 Б ы л е в ы я. 



б. 



Ой не розвывайся, ты зеленый дубе; 

Бо на завтра мороз буде! 
Ой не розвывайся, червона калыно; 
Бо за тебе, червона калыно, не одын тут згыне. 
Ой дугами та берегамы розвывалыся виты: 
„Хочуть тебе, Перебійносе, та Ляшенькы вбыты.„ 
— Ой я-ж Ляхив, вражых жыдив, я их не боюся : 
Бо я з нымы ище по-лыцарськи побьюся. — 
„Бережыся та пан Перебійнис од темного лугу; 
Иде Ляхив сорок тысяч— буде велыка потуга! 
Ой бережыся, Перебійнис, вид горы Шаматы !,, 

— Не боюся вид горы Шаматы: 
Есть у мене козаченькы, одын буде сотню гнаты. 
Ой того Перебійнис зовсим й не гадае: 
Веде коня в нову станю, сам в кур пни гуляе. 
Ой видсуне та пан Перебійнис вид рынку кватырку — 
Аж бигають Ляхы, як шашкы, по рынку. 
Й ой крыкнув же та пан Перебійнис на джуру малого: 
„Ой выводь, джура, та выводь, малый, коня вороного, 
А соби, джуро, й соби, малый, старого гнидого; 
Та пидтягай, джуро, та пидтягай, малый, тугенько попругы, 
Й та пидциляйся, джура. пнд Ляшенька потуга (?). 
Й ой та не вспив же й а пан Перебійнис на коныка систьк 
Як почав Ляхив, вражых сынпв, на капусту снкты; 
Й ой як повернеться та пан Перебійнис на правую руку, 
Й аж не выскочыть його кинь вороненькый из Ляшського 

трупу; 
Й ой повернеться та пан Перебійнис на правее плече, 
Й аж назад його коня вороного кровавая ричка тече; 
Й ой ак огланеться та пан Перебійнис на джуру малого, 



Временъ Б. Хмельницкаго 403 

Й аж кладе джура, кладе малый, ще лучче вид його. 

Й ой уже-ж догналы Лахив, вражых сынив, та до ричкы 

Жулины,— 
Й ой уже Лахы, вражи сыны, джуру й уловылы; 

Й ой сталы джури й та пальци крутыты: 
Скажы, джура, скажы, малый, й та чим Перебійниса 

вбыты ? 
„Й ой видрижте й або видирвите й та срибного кгудзя, 
Й то чи не вбьете або чи не скараете вирного мого 

ДРУЗЯ.^ 
Й ой не схотив же ты мени, хлопку, хлопку ваты,— 
Й будеш же ты Лахам стадо напуваты. 
„Й ой рад бы я тоби, пане Перебійносе, хлопкуваты, 
Та угналысь мы далеко за Лахамы, й доведеться 
погыбаты.,, 

(Записалъ отъ Червоморцевъ, Чераоморецъ В. Вареникъ, въ Землѣ 
Черномэрскихъ козаковъ.) 



10. Про Печая. 

Та из-пид лису, из-пид лису, с-пид зеленого гаю, 

Ой крыкнулы паны козаченькы: Утикаймо, Нечаю! 

А Нечай того не думае, та Нечай не гадае, 

А з кумасею из Хмолныцькою мед-выно крыжае. 

Ой поставыв та Нечаенко та сторожу на мисци, 

А сам иійшов до кумасенькы та щукы-рыбы іісты. 

Озырпеться — аж нема сторожы та стороженькы на мисци; 

Ой сив же та Нечаенко та щукы-рыбы исты. 

Ох и прылетилы до Нечаенка та не мудрый висты: 

„Ох и же ты, та пан Нечаенко, та мед-горилку крыжаеш, 

А вже твоій стороженькы та на мисци немае.,, 

Ой крыкнув та Нечаенко та на журу малого: 

„Сидлай, журо, коня вороного, а пид мене гнидого старого: 



404 Б ы л е в ы я . 

Ой пидтягай, та малый журо, та попругы истуга: 
Буде на Ляхив, та на тых панив, та велыка потуга !„ 
Ох та не вспив та Нечаенко та на коня изсисты: 
Задрыжалы в коня вороного та ниженькы на мисци. 
Як пойхав та пан Нечаенко та од бахты до бахты, 
Ох и став панив, ох и став Ляхив, та як снопыкы класты. 
Озырнеться та Нечаенко та по ливую руку, — 
Ох не выскочыть та кинь вороиенькый та из Лядського 

трупу. 
Озырнеться та Нечаенко та на правее плече, — 
А за ным ричка кривавая та быстренькая тече. 
Озырнеться та Нечаенко та на ливее плече, — 
Ой полетила та Нечаенку та голивонька з плечей. 
Та поздъизджалысь та паны та сталы сумоваты: 
Ой де-ж бо нам Нечаенкову голивоньку сховаты? 
Ой сховаймо його голивоньку а де церков-Варвара, 
Ой щоб розійшлась по усьому свиту Нечаенкова слава! 

(Записалъ, отъ старухи, въ с. Сорокошичахъ, Остерскаго у., Чернигов- 
ской г., А. В. Маркович*.) 



б. 

. Як була война с Поляком, дай Нечай ■ — сшшають — прыихав до 
жыдивкы попеты 

Не вспив та Нечай козак щукы-рыбы зъйсты, 
Як гляне в оконечко — аж уже Ляшкы в мисти. 
Ой и крыкнув та Нечай козак на хлопця малого: 
„Сидлай хлопче, сидлай, малый, коня вороного, 

А пид мене старого гнидого!,, 
Ой не вспив же та Нечай козак на коныка впасты, — 

Почав Ляшкив, вражых сынив,~як снопыкив, класты 

Ой повернув та Нечай козак на правее плече, — 



Временъ Б. Хмедьницкаго. 405 

Тече ричка та кривавая, що й конем не втече .... 

Ой бросывся та Нечай козак з мистечка утикаты, 

За ным, за ным та пан Потоцькый та почав здоганяты. 

Ой побиг же та Нечаіі козак в поли на долыну, — 

Та исхватыв пан Потоцькый Нечая ззаду за чупрыну: 

„Ой чи це той хмиль, що по тыну въеться? 

Чи це той Нечай козак, що з Ляшкамы бъеться? 

Годи тоби, хмелю, та по тыну выться! 

Годи тоби, Нечай козак, вражый сыну, из Ляшкамы быться, 



Збиглыся козаченькы, сталы раду радыты : 

Де його тило поховаты-похороныты? 

Похоронылы його тило у Польським костьоли, 

А самы козаченькы розишлыся по своій господи . . . 



(Записалъ, отъ старика Ивана Корнича, урожепца с. Николаевки, Богуслав- 
скаго у., Кіевской г., въ м. Олишевкѣ, Козелецкаго у., А. Шишаокій-Илличъ.) 



В. 



Ой у саду, в саду, у садочку быстра ричка протикае; 
Гей там козак, козак Нечаенко да коныченка наповае: 
„Ой пый, коню, сю холодну воду, бо не будеш уже пыты, — 
Гей будеш ты, коню буланенькый, сам на оркани ходыты.„ 
Гей поставыв козак Нечаенко вин стороженьку в мисти, 
А сам пишов вин до Хмелныцькои щукы-рыбы исты; 
Та не довелося та Нечаенкови а щукы-рыбы исты, 
Гей довелося та Нечаенкови та в кватырочци систы. 
Гей як крыкне козак Нечаенко а на хлопця малого: 
„Сидлай, хлопче, а ты хлопче малый, а коня буланого!» 
Гей як выскочыв козак Нечаенко сам коныченька сидлаты, 



406 Бы л Евы я. 

Гей пйд коныченьком, гей пид вороненькым, сталы ни- 

женькы дрыжаты. 
ГеЙ як пройхав козак Нечаенко а од башты до башты, 
Гей взяв Ляшкив а взяв Недоляшкив, як снопыкы на виз, 

класты. 
Гей як гляне козак Нечаенко а на правее плече, 
Гей за коныком та за буланенькым кривавая риченька тече. 
„Эй бижы-ж, хлопче, ох и бижы, малый, до высокого мосту; 
Гей дамо Ляхам, а превражым сынам, превелыкую хлосту!„ 
Ой чи се-ж той хмиль, ой чи се-ж той хмиль, а що на 

тыну въеться? 
Ой оце той козак Нечаенко, що из Ляхамы бъеться. 

(Записалъ, ъъ Кіевской г., П. К.) 



Г. 

С-пид темного лису, с-пид зеленого гаю, 

Ой крыкнулы наши козаченькы: Утикай Нечаю ! 

А Нечай же та Нечаенко того й не чувае,— 

С кумасею с Хмелныцькою мед-выно кружляе. 

Ой не вспив же та Нечаенко щукы-рыбы исты, 

Ой як гляне та в виконечко— аж Ляшенькы в мисци ! 

Ой як крыкне та Нечаенко та джуру малого: 

„Сидлай, джура, сидлай, малый, коня вороного; 

Сидлай, джура, сидлай, малый, коня вороного, 

А другого та гнидого пид мене старого !„ 

Ой не вспив же та Нечаенко та на коныка спасты,— 

Як став Ляхив, ураговых сынив, як снопыкы класты. 

Ой як гляне та Нечаенко та на ливее плйче, 

А за ным же, за НечаенкОМ, кривавая ричка тйче. 

Ой як гляне та Нечаенко та на правую руку,— 



Временъ Б. ХмЕльницкего. 407 

Кинь вороный, сам молодый, та не выскочыть з трупу . . 
Не за велыкый час, та за малую годыну, — 
Покотылась Нечаенкова голивка в долыну. 

(Запиеалъ. отъ кобзаря Ивана Роианенка, въ с. Британахъ, Борзен- 
скаго у., Н. М. Бѣлозерскі и). 



Д. 

Крыкнув козак, крыкнув Нечай од гаю до гаю; 

Ой крыкнулы козаченькы: Втикаймо, Нечаю! 

Козак Нечай молод бував — на те не вповае, — 

Из панею Хмильныцькою мед-выно кружае. 

Не вспив козак, не вспив Нечай конець стола систы, 

Подывыться в кватырочку — аж Ляшенькы в мисти. 

Не вспив козак, не вспив Нечай на коныка спасты, — 

Як взяв Ляшкив, як став панкив, як снопыкив, класть*. 

Не вспив козак, не вспив Нечай на коныка систы, — 

Як взяв Ляшкив, як став панкив, як капусту, сикты. 

Обернувся козак Нечай од брамы до брамы, — 

Выклав Ляшкив, выклав панкив, у чотыри лавы. 

Оглянувся козак Нечай на правую руку, — 

Не выскочыть кинь козацькый из Ляцького трупу. 

Оглянувся козак Нечай на ливее плече, — 

За ным ричка кривавая, що й конем не втече. 

(Записалъ Н. М. Мельникъ, въ Оробьяхъ, Лубенскаго у.) 

11. Про Ивана Богуна (1651 г.). 

Як у Вылныци, на гряныци, 
Над Бугом рикою, 
Там стояв Иване Богуне Каленыцькый, 
Обытелю Комлыцькый, 



408 Былевыя. 

Из Ляхамы, из мостывымы панамы. 

Чотыры недили в запори, 

Казав бы, як у тяжкій, велыкій неволи. 

Од своих рук лысты пысав, 
До гстьмана Хмелныцького посылав: 
„Пане гетьмане Хмелныцькый, 
Батю Зынову Чыгырынськый ! 
Помочы-порятунку дай . . . . „ 

(Записал ь, отъ кобзаря Андрея Шута, въ м. Александрове, 
Сосницкаго у., Черниговской г., П. К.) 



гг. Про Мороза (1656 г.). 

а. 

1 Ой Морозе та Морозенку, ты найславный козаче! 

Ой за тобою та Морозенку та вся Украина плаче. 
5 Не так тая та й Украина а як тее горде військо . . . 

Ой заплакала та Морозыха ох идучы на мисто. 
И „Не плач, не плач та Морозыхо, об сыру землю не быйся; 

Ой ходим з намы, з намы козакамы та меду-вына напыйся.„ 

— Ой щось мыни, та мыли братьтя, та и мед-выно не пъеться: 
15 Ой де-сь мій сын та Морозенко та из Турчыном бъеться. — 
17 Из-за горы з-за крутой горде військо выступав; 

Ой попереду та Морозенко сывым конем выгравае. 

Ой и став же та Морозенко та й у поли гуляты; 

Ой сталы-ж тоди та Морозенка Ляхы й Туркы оступаты. 

Морозенко та козаченько, та як мак роспускався; 

Ой Мороз энко та козаченько та й у неволю попався. 
29 Ой повелы та Морозенка та на Савур могылу: 

„Ой подывыся, та Морозенку, та на свою й Украйну!„ 

Воны-ж його а не былы, І не в чверти рубалы, 

Ой тильки з його, з його молодого та жывцѳм серце взяіы. 



Временъ Б. Хмельницкаго. 409 

Прощай, прощай та Морозенку, ты найславный козаче! 
Ой за тобою та Морозенку та вся Украина плаче! 

(Сообщилъ П. К.) 
б. 

Ой Морозе. Морозенку, превдалый козаче! 

За тобою Морозенку вся Украина плаче. 

Не так тая Украина, як ридна родына,— 

Побыла та Морозенка лыхая годына. 

В суботоньку проты недили из Ордою стявся, 

А в недилю проты понедилка в неволю попався. 

(Записала отъ прислуги, въ Радомысльскоиъ у., М. А. Маркевичева) 



В. 

1 Ой Морозе, Морозеньку, 
Ты славный козаче ! 
За тобою Морозеньку 
Вся Крайна плаче. 
Ой не тилько вся Крайна. 
Як Шайгород мисто: 
Ой забыто козаченька 
Ой там в полю чыстом. 

(«Ьтоохѵіапіп», 1840 г., отд. 8, стр. 169.) 



Г. 

5 Не так тая Украина, ой як молода дивчына, 
Не так молода дивчына, як старая Морозыха 

17 Ой за ричкой за быстрою бъеться Мороз из Ордою, 
Вин бъеться, рубаеться, вин у тее кохаеться . . . 

52 



410 Былевыя. 

29 Ой вывелы Морозенка на Савор могылу . . . 
Поглядае Морозенко та на свою Украину: 
Ой що своя Украина, як мак процвитае; 
А чужая Украина, як лыст опадае! . . . 

(Записала, отъ прислуги, въ Кулажеицахъ, Пирятиискаго у., М. А. Маркевичсва.) 



Д. 

15 За моимы воротамы Татарын з козаком бъеться. 

Ой бъеться вин тры дни, бъеться тры дни й тры годыны? 

Ой лежыть трупу, та лежыть трупу та Орды на тры мыли. 

Иды коню горою, та рыстю, ходою, — 

Зостринешся пид Келебердою из уражою Ордою. 

Бижыть, бижыть Татарюга Морозенка въязаты ; 

Ой став йому Морозенко щыру правдоньку казаты: 

„Хоч ты звяжеш, Татарюго, мои билы рукы, — 

Не завдавай мыни молодому та смертелнои мукы.„ 

Не велыку Морозенку та кароньку завдалы, 

Тилькы з його, з його та жывого та серденько выймалы. 

Ой вынялы серденько, та й укынулы в воду: 

„Тепер дывысь, Морозенку, на свою ты уроду. „ 

Ой вынеслы Морозенка на Савур-могылу : 

„Тепер дывысь, Морозенку, на свою ты Украину!,, 

(Записано въ Борзенскомъ у.) 



е. 

9 Завыдилы козаченькы, да мед-выно пъючы: 

„Годи, годи, Морозыхо, по Морозенку голосыть.„ 

15 За горою камьяною Турок з ?Іяхом бъеться ; 

А с-пид горы да с-пид кручы Ардыенка настыгае; 



Временъ Б. Хмельницкаго. 4И 

Попереду Морозенко сывым коныком летае . . . 

Накажите отцю-матци, жени моій, братци .... 



(Заиисалъ, отъ кобзаря Андрея Шута, въ м. Александрове, Сосницкаго у., 
Н. М. Бѣлозерскій.) 



Ж. 

Ой Морозе, Морозенку, ой ты славный козаче ! 

За тобою, Морозенко, вся Украина плаче. 

Не так же та Украина, а як те славне військо; 

Заплакала Морозыха а идучы на мисто. 

„Не плач, не плач, Морозыхо, ой не плач, не журыся ! 

Та йды з намы козакаиы та меду-вына напыйся.,, 

— Чомусь мыни, мылы братьтя, мед-выно не пъеться: 

Ой десь мій сын Морозенко из Ордою бъеться.,, — 

Пид Хоролом, пид Лубнямы, сыльне військо выступав, 

Попереду Морозенко сывым конем выгравае; 

Схылыв-склоныв голивоньку сыву коню на грывоньку, 

Та роспустыв чорни кудри сыву коню до копыта .... 

Иосадылы Морозенка на дубовій лавци; 

Взялы знялы з Морозенка кармазын, сапъяньци. 

Посадылы Морозенка на биле ряденце, 

Та выйнялы з Морозенка та кривавее серце. 

(Записалъ Ф. И. Скорикъ, въ Скорыковкѣ, Золот^ношскаго у.,) 



3. 

Ты Морозе, Морозенко, славный козаче; 
По тоби, Морозенко, вся Вкрайна плаче. 



412 Былевыя 

Плаче, плаче Морозыха. на мисто идучы. 

Як зачулы козаченькы мед-горилку пъючы: 

„Ой годи. Морозыхо. по Йому тужыты: 

Да ходи ііо з намы козакамы горилочкы пыты „ 

Чомусь мени. козаченькы. горилка не пьеться: 

Де-сь мій Морозеико з Ордою бъеться. 

Бъеться. бъеться из Ляхамы. миж трома шляхамы; 

Иид ным конык вороненькый. на им жупан голубенькый. 

II сам козак молоденькый. . . 
На Йому жупанына з витром говорыла: 
Ты витер. витерочок. не подай Морозенка Ляхам 
на поталу '. 

(') Въ спнскѣ: на потоку. 

(Записалъ. отъ чужаковъ изъ с. А.іексѣевскаго. Бирючев<иаго у.. 

Воронежской г.. И. Д. Бѣлозерскій.) 



II 

Ой з-за горы камьяноо темне військо выступае. 

Попереду Морозепко еывым конем ьыгравае: 

За ным Морозыха з жалю омливае . . 

„Не плач, не плач. ЗІорозыхо. нычого не бійся. 

Иды з намы козакамы меду-вына напытьея .. 

— Ой щось мыни. мыли браты. мед-выно не пъеться. 

Сич з Ордою бъеться. — 

Нехай бъеться. не-хай одбываеться. 

А вже мене молодого не сподиваеться ! 

Ступай^ ступай, сывый коню, та тыхою с опою: 

Чи не зіпдемося. чи не сг[лшемося на мори з Ордою. 

Стоить явор над водою, зовснм похылывся. 

А вже Сич-маты из Ордою на сим лит змырывса. 

іЗашісалъ, въ Нокороссійскожъ крнѴ А Ска .ькпвскш. «11«>р> межники.» 
1850 г., вып. ЦТ, стр. 154 — 155.) 



Отъ Б. ХмЕльницкаго до XVIII вѣка. 413 

13 Про Веремія Волошына (1048-1657 г.). 

Не знаю, якось там: Веремій Волошын, войн .... пол- 
ковник козакам каже: „Се воюе не сотнык, не полковнык; се, 
выдно. сам гатьман Хмелныцькый воюе.,, Да от, одын войн 
отсее узнав, що се не гатьман Хмелныцькый, а Веремій Волошын, 
Который у мене дванадцать лит за джуру пробував, 

И вси мои звычаи познав, 
Дак се за мою хлиб-соль благодареные мыни оддав: 
А правою рукою чуть мене пополам не перетяв . . . 
Се, каже, Иолскый началнык. А билш ничого не скажу. 
Тильки знаю, що сказано: „Нолковныче Уманськый,, да 
„Веремій Волошын.,, 

(Записалъ, отъ кобзаря Андрея Шута, въ м. Александрове, Сосниц- 
каго у., П. К.) 



V. Отъ временъ Богдана Хмелыіицкаго до 
начала XVIII вѣка. 

14. Про И пася Вдовыченка. (1684 г.). 

а. 
Эй як на славній, Панове, Украйни, 
У славним городи у Корсуни* 
Там крыкне-иоклыкне Хвылоне, Корсунськый полковныче, 
Козакив на Черкень-долыну у в'охотне військо выклыкае: 
„Эй козакы, диты, друзы! 
Прошу я вас, добре дбайте: 
Чы нема миждо вамы котрого козака старинного, 
Отамаиа куринного, — 
У первому рази на герци погулятьц 
За виру хрыстыянську одностайне статы? 
Чы не мог бы котрый козак соби славы-лыцерствія достаты?„ 



414 Бы левы я. 

Оттогди-ж то, як у городи Крылови жыла соби удова, 
Старенька жена, 
По мужеви Грыцыха, 
А по прозванію Коновчыха; 
Та мала соби сына едыного — Ивася Вдовыченка; 
3-малку лелила, у наймы не пущала, 
Чужым рукам на старание не давала. 
Ище-ж то вдова глас козацькый зачувае, 
Сына свого Ивася Вдовыченка у поле до плуга одсылае. 
Оттогди-то Хвылоне, Корсунськыи полковпыче, 
На доброго коня сидав, 
До города Крылова прыбував, 
Хрещатый корогов на рынку поставляв, 
Асаулы по улыцях розсылав, 
Чирвонын праперкы у рукы давав. 
Асаулы по улыцях пробигалы, 
Чирвонын праперкы у руцах ироношалы. 
Козакпв на Черкень до.іьшу у вохотне військо выклыкалы. 
Ище-ж то сам Хвылоне, Корсунськыи полковныче, 
На доброго коня сидае, 
Миждо вынныци и мпждо броварныци пробигае, 
Ище стыха словамы промовляе: 

„Эй вынныкы. броварныкы! 
Годи вам по запичкам валяться. 

По броварнях пыв варыты, 

По вынныцях горилок курыты. 

Очей своих молодецькых выкуряты, 

Свонмы молодецькымы пличмы сажы вытыраты! 

Ходите з Хвылоном. Корсунськым полковныком. 

На Черкень долыну у в"охоіне військо гуляты: 

Чы не мог бы котрый козак соби славы лыцерствія достаты. э 



Отъ Б. ХмЕЛЬницкаго до XVIII вѣка. 415 

Оттогди-ж то Ивась Удовыченко у поли глас козацькый зачувае, 
Из поля до господы пихотою прыбувае, 
До матеры, старенькой вдовы, крыжем у ногы впадае: 
„Эіі маты моя, вдово, 
Старенькая жено ! 
Благословы мыни козаку молодому у первому рази на 
герци погуляты, 
За виру хрыстыянську одностайно статы: 
Чы не мог бы я соби славы лыцерствія достаты ?„ 
Тогди то вдова стыха словамы промовляе: 
„Эй Ивасю Удовыченку, дытя мое! 
Чы тоби в мене ішчого спыты, 
Чы нйчого зъйсты 
Чы нй-в-чим хороше сходыты? 
Чы тебе городова старшына не знае ? 
Чы мищанськая челядь не поважае ? 
Есть у нас кони вороныи 
И чотыры волы плуговыи; 
Будем мы у поли хлиб пахаты, 
Будем панив и козакив на хлиб, на силь затягаты, — 
Будуть нас без лыцерствія добре знаты.„ 
— Эй маты моя, вдово, 
Старенька жено ! 
Хотя-ж у нас ё й кони вороныи. 

И чотыры волы плуговыи; 

Хотя мы будем у поли хлиб пахаты, 

Будем панив и козакив на хлиб, на силь затягаты, — 

Будуть мене паны и козакы на пыдпытку зневажаты, 

Полежіем, домотуром, гречкосіем узываты. 

А колы-б ты маты добре дбала, 

Девьятеро скоту из кошары на выбор займала, 



416 Б ы л е в ы я . 

До города Корсуна одбавляла. 
Из жыдом-рандаром торг торговала, 
Мыни, Ивасю Вдовыченку, коня на славу спаровляла, 
Що моя душа козацька весьма барзде улюбовала. — 
Тогди то удова, 
Старенька жена, 
Истыха словамы промовляе: 
„Эй Ивасю Вдовыченку, дытя мое! 
Не за тобою си скарбы. маеткы збирала. 
Щоб я тоби коня на славу спаровляла ! . . .„ 
4- Щоб же ты сього говорыть не дождала!— 
Оттогди то. як у святым день у воскресный, 
Удова, 
Старенька жена, 
До Божои церквы ик утрени одходыла, 
Всю козацькую зброю у кимнату замыкала, 
Тильки шаблю булатну та пыщаль семыпъядну 
На колку покыдала. 
Тогди-ж то Ивась Удовыченко 
Шаблю булатну и пыщаль семыпъядну забирав, 
Козацьке соби запалчыве серце мае, 

Нелепом комнату одбывае, 
Всю козацьку зброю на плечы забирав, 
Пихотою у в'охотне військо поспишае, 
Матюр стареньку на воротях стричае, 
Изгорда словамы отвергав: 
„Эй маты моя, вдово. 
Старенька жено! 
Не подобало-б тоби козаку молодому и дорогы переходыть. 
Подобало-б тоби-в кутку сыдиты, 
Та хоть чужую дытыну малую колыхаты: 



Отъ Б. Хмельницкаго до ХѴШ вѣка. 417 

Абы-як с упокоем хлиба-солы ужываты.,, 
Тогди то вдова, 
Старенька жена, 
Ударыться об полы рукамы, 
Обильлеться дрибнымы сльозамы, 
Промовыть стыха словамы: 
„Эй Ивасю Вдовыченку, дытя мое! 
Бодай ты й туды не дойшло, 
И выдты не прыйшло! 
Щоб тебе перва куля не мыновала, 
У первій війеьковій потреби споткала!,, 
Отогди-то вдова. 
Старенька жена, 
Два дни свого сына клене-проклынае, 
На трейтій день подумае-погадае, 
Рукы до Бога здыймае, 
Господа з небес благае: 
„Дай мыни, Боже, си слова перед собою маты, 
А свого сына Ивася Вдовыченка хоть раз у вичи повыдаты!„ 
Тогди-ж то вдова — не вбогою себе мала — 
Одынадцятеро скоту з кошары на выбор занымала, 
До города Корсуна одбавляла, 
Из жыдом-рандаром торг торговала, 
Ивасю Вдовыченку коня на славу спаровляла, 
Ще козаку запорозькому сим кип на жупан давала, 
А тры копы на мед та на ковыту горилку: 
„Эй козаче, козаче! 
Колы-б ты добре дбав: 
Де мого сына нагоныш, 
Там його оконыш, ' 



(') Конем* вогонищі^ 

53 



418 Был Евы я. 

Добрым лыцарем настановыш: 
Нехай вин по походах пихотою не ходыть, 
Своих молодецькых нижок не врывае, 
Мене, матеры, старенькой вдовы, не проклынае!,, 
Тогди то козак — як вин коня до рук прынымав, 
На Гаймаи-долынп козакив нагоняв, 
Чотыры сотни обмыиовав, 
У ііятій сотни Ивася Вдовыченка познавав, 
Коня до рук йому уручав. 
Тогди-ж то Ивасю Вдовыченку на доброго коня сидае, 

Миждо козакамы як соки л литае: 
„Я-ж думав, що мене маты у доми клене-проклынае, 
Аж вона обо мни велыкее старание мае. 
Дай мыни. Боже, сей поход сходыты, 
Знав бы я, як свою матюр у доми споважаты!,, 
Отогди то на Черкеиь-долыну прыбувалы, 
Козацькымы табурамы посталы. 
Тогди-ж то Хвылоне, Корсунськый полковныче, 
Из намету выхождае, 
До козакив стыха словаліы промовляе: 
„Эй козакы* диты, друзы! 
Прошу вас, добре дбайте: 
Чы нема междо вамы котрого козака старынного, 
Отамана куринного, — 
У первому рази на герци погуляты, 
За виру хрыстыянську достойно и праведно статы? 
Чы не мог бы котрый козак соби славы лыцерствія достаты?„ 
Тогди то вси козакы замовчалы . . . 
Тильки Ивась Удовыченко стыха словамы промовляе: 
„Эй Хвылоне, Корсунськый полковныче, 
Батьку старый! 
Благословы мыни козаку молодому 



Отъ Б. Хмельницкаго до ХѴІП вѣка. 419 

У первому рази на герци погуляты, 
За виру хрыстыянську достойно-праведно статы ; 
Чы не мог бы я соби славы лыцерствія достаты?,, 
Тогди-ж то Хвылоне, Корсунськый полковныче, 
Стыха словамы промовляе: 
„Эй Ивасю Вдовыченку! 
Ще ты дытя молоде, 
Розумом недійшле, 
У походах не бувало, 
Крови хрыстыянськои не выдало: 
Кров хрыстыянську увыдыш, 
Барзде скоро изомліеш. 
Чы не обереться котрый козак старынный? . . .„ 
— Эй Хвылоне, Корсунськый полковныче, 
Батьку старый: 
Возьмы ты утя едно старее, 
А друге младее, 
Пусты ты на воду: 
Чы не равно буде плысты младе, 

Як бы старе? 

Чы не равно буде козак младый 

На герци гуляты, як бы старый ? — 

„Ой Ивасю Вдовыченку, дытя младее I 

Колы-ж ты мою загадку одгадав, 

Благословляю-ж тоби у первому рази на герци погуляты . . ,„ 

Тогди-ж то Ивась Удовыченко, 
Як од Хвылона, Корсунського полковныка, 
Благословеные прынымав, 
Сам на доброго коня сидав, 
Мйждо козацькымы табурамы пробигав, •• 



420 Б ы л е в ы я. 

Шлык из себе скыдав, 
Хрест на себе слагав, 
Отцеву и матчыиу молытву спомынав, 
Из усякым козаком сердешне, прощеные мав. 
Старого козака ридным отцем узывав, 
Младого козака ридным братом узывав, 
На Турецьки табуры пробигав, 
Турецьки наметы поперевертав, 
Турок пъядесят пид мич узяв, 
Девъятеро жывцем извъязав, 
Перед Хвылона, Корсунського полковныка, в намет 
прыставляв. 
Тогди то Хвылоне, Корсунськый полковныче^ 
Из намету выхождае, 
Ивася Вдовыченка ридным братом узывае: 
„Эй Ивасю Удовыченку. братець мій ридный! 
Десь ты, каже, у походах бував, 
Козацькых звычаев познав: 
Нрошу-ж тепер до свого намета, — 
Сядем мы с тобою, поговорымо об козацькых прыкмегах . 
Тогди-ж то Ивась Удовыченко 
3 Хвылоном, Корсунськым полковныком. 
Поплич спдае. 
Мед та ковыту горилку попывае. 
Як став у собн нещасный хмель зачуваты, 
Став другый ;»аз у Хвылона. Корсунського полковныка, 
Благословеныя прохаты, 
Тогди то Хвылоне. Корсунськый полковнык. 

Истыха словамы промовляе: 
„ЭЙ Ивасю Вдовыченку. братцю мій ридный! 
Не велю я тоби хмелному на герци гуляты, 



• ■» 



Отъ Б. Хмельницкаго ДО XVIII ВѢКА. 421 

А велю я тоби у намети на моему лижку опочываты.„ 

Тогди то Ивасю Вдовыченку сього не слухае, 

Другый раз на доброго коня сидае* 

Миждо казацькымы табурамы пробигае. 

Шлыка не скыдае, 

Хреста на себе не слагае, 

Отцевои и матерынои молытвы не спомынае, 

И всякого козака зневажае. 
Тогди-то на Черкеню-долыну пробигав. . . . 
Як став из нызу литній витер повиват:і, 
Став його нещасный хмель изнемагаты, 
Став вин кояеви на грыву излегаты, 

Став и поводы з рук упущаты . . . 
Сталы його Туркы у хмелю познавать^ 
Сталы по комышах засидаты, 
Сталы його з коня збываты .... 
Став його кинь по Черкени-долыни сам гуляты . . . 
Тогди-ж-то Хвылоне, Корсунськый полковныче, 
Из намета выхождае, 
На Черкень-долыну поглядае, 
До козакив стыха словамы промовляе: 
„Эй козакы, диты, друзы ! 
Прошу я вас, добре дбайте, 
На кони сидайте. 
На Черкень-долыпу пробигайте: 
Не дурно Ивася Вдовыченка кинь по степу гуляе; 
Выдно. нашого первого лыцаря на свити немае ? 
Хоть тило його у трупу знахождайте, 
Перед Хвылона, Корсунського полковныка, 
У намет представте.,, 
Отогди-то козакы добре дбалы, 



422 Бы левы я. 

На кони сидалы. 
На Черкень-долыну пробигалы, 
Ивася Вдовыченка у трупу тило знаходылы. 
Вже-ж вин и очыма не гляне, 
И рукамы не здыме, 
И ногамы не пійде; 
Тильки стыха словамы промовляе: 
„По-малу, братци ! не вразте моих смертелных ран: 
Не булатнымы шаблямы мене рубалы, 
Не Ордынськымы стриламы з коня збывалы, — 
Се мене отцева молытва та матерыны сльозы побылы ! 
Отогди-то козакы добре дбалы, 
Ивася Вдовыченку взялы. 
Пред Хвылона, Корсунського полковныка, 
У намет представылы. 
Тогди-ж-то Хвылоне, Корсунськый полковныче, 
Из намета выхождае, 
И стыха словамы промовляе: 
„Эй Ивасю Вдовыченку, братцю мій ридный! 
Як я тобп не велив хмелному на герци гуляты, 
А велив тоби у намети на моим лижку опочываты . . . .„ 
Тогди-то Ивасю Удозыченку стыха словамы промовляе: 
„Эй Хвылоне, Корсунськый полковныче, 
Батьку старый! 
Не булатнымы шаблямы мене рубалы, 
Не Ордынськымы стриламы из коня збывалы,— 
Се мене отцева молытва та матерыны сльозы побылы . . . 
— Де-ж тепер, Ивасю Вдовыченку, повелыш поховаты: 
Чы до города Крылова одбавляты, 
Чы на Черкени-долыни по-казацьки поховаты? — 
„Эй Хвылоне, Корсунськый полковныче, 



'Я 



Отъ Б. ХмЕЛЬницкаго до XVIII вѣка. 423 

батьку старый! 
Не велю я тоби до города Крылова одбавляты, 
МоіЙ матерь* тускы Й печали задавать]. 
А велю на Черкени-долыни по-козацькн поховаты.,, 
Отогди-ж то козакы добре дбалы. 
Штыхамы суходил копалы, 
Шлыкамы зе.ѵлю выпосылы, — 
Ивасю Вдовыченка похоронылы; 
Из разных пищаль подзвонылы. — 
По Ивасю Вдовыченку похорон изчынылы. 
Отогди-то козакы обратно до города Корсуна прыбувалы. 
То ще вдова козакив стричала, 
У козакив сына свого пытала. 
То одын козак сказав ій правду: 
„Эй маты, вдово, 
Старенька жёно! 
Не журысь по своему сыну Ивасю Вдовыченку: 
Уже-ж тепер твій сын на Черкени-долыни оженывся — 
Поняв соби Туркеню, грепышную панну; 
Уже-ж тепер вин и в військо не ходыть, 
Ни якои подати не дае . . . 
Ныхто в козацькый угол не стукае.,, 
Отогди-то вдова не догадлыва бувала, 
Ще у другого козака правды пытала, 
То другый козак усю правду ій сказав: 
„Эй удово, 
Старенька жёно! 
Не журысь по своему сыну Ивасю Вдовыченку; 
Уже-ж тепер твій сын на Черкени-долыни оженывся: 
Поняв соби Туркеню, препышную панну; 
Уже-ж тепер вин и в військо не ходыть, 



4 24 Б ы л е в ы я . 

Не якои подати не Дае . . . 
Ныхто в козацькый угол не стукае; 
Поняв соби панянку — 
У чыстим поли могылу-землянку ; 
На могыли травы зелененьки 
И цвиты биленьки . . . .„ 
— А я-ж думала, що буду из своим сыном жыты, 
Чужоземскій невисти годыты, 
Абы-як с упокоем хлиб-соль ужываты! . . — 
Оттогди-ж то удова — не убогою себе мала — 
Всих козакив у двир завертала, 
Бочку меду, а другу оковытои горилкы выкотыла, — 

Всих козакив поила, кормыла, 
По Ивасю Вдовыченку похорон и весилле зчыныла. 
Отогди-ж то Ивась Вдовыченко помер, 
А слава його не вмре, не поляже. 

(Записалъ, отъ кобзаря Андрея Шута, въ м. Александрове, Сосниц- 
каго у., П. К.) 



б. 

Ой у городи у Крыловн жыла соби удова Грыцыха, 
На прозваные Коновчыха, 
Мала соби сына едного 
Ивася молодого .... 



У городи Корсуни полковнык Корсунськый 

На рынок выхождае, 

Хрещату корогов розпущае, 

На охотне військо клыче-поклыкае: 

„Хто не хоче за ншгдня дров рубаты, 

По вынныцях ходыты. 



XVIII въка. 425 

.До идите зо мною, Корсунськым полковныком, войоваты, 
Проклятого непрыятеля Татарына у плин браты . . .„ 



(Записала, отъ кобзаря Ивана Ровіаненкн, въ с. Британахъ, Борзен- 
скаго у., Н. М. Бѣлозсрскій). 



VI. Отъ начала и до конца ХѴЗН вѣка. 

15. Про Харька (1750 г.). 
а. 

Ой прыпысалы од лементаря до сотныка Харька лысты: 
Ой прыйдь, прыпдь, сотныку Харьку, меду-вына до нас пыты. 
Ой як став Харько, ой як став Харько з дому свого 

выижжаты, 
А за ным його сотнычка стара с хлибом-силью проважаты: 
„Ой не пдь, Харьку, ой не ыдь, Харьку: бо то прокля- 
тая зрада; 
Лучче-б ты в замку був з козакамы, то-б я тоби була 

рада.,, 
Ой тым же вин соби та пойхав. що дуже горилкы впывся; 
А за ным його та козаченькы: Ой стій, батьку, не журыся ! 
„Ой як Жо мыни, паны-молодци, як мыни не журыться, 
Що пидо мною кинь буланенькый та почав становыться ! 
А ще к тому, мои козаченькы, и на серденьку стуга, 
Що покыдаю я в Жаботыни свого вирненького друга.,, 
13 Оіі як прынхав до Паволочіи став з коня свого вставаты; 
А Паволоцькый сотник став зараз медом його частуваты. 
В славному городи у Наволочи меду-вына вин напывся, 
Та и на панське бнлее лижко спаты зараз положывся. 
Ой як прыйхалы та два Ляхы до Харька та з порадою; 
Ой взялы, взялы сотныка Харька у Шамраивку з собою. 

54 



426 Б ы л е в ы я . 

19 Ой як заржав же кинь буланенькый, стоячы биля пекарни; 
Ой залылы сотныка Харька в Шамраивци у кайданы. 
Ой як заржав же кинь буланенькый, стоячы там на помости: 
Вже Харька стратылы й заховалы десь в зеленому хворости. 
А в того пана та лементаря за плечыма ще й рушныця; 
А за ным ходыть стара Харчыха— би ша, нещасна вдовыця. 
„Бодай тоби, пане лементарю, в свити тры лити болиты, 
Що посыротыв бидну Харчыху и маленьки з нею диты!*. 

(Записалъ отъ Черноморцев!,, Чернозшрецъ В. Вареникъ, въ Землѣ 
Черноморскихъ козаковъ.) 



б. 

13 Ох и став Харко, ох и став сотнык з Жаботына выйжаты; 
Ох и став його а кинь воронеыькый на воротях споты- 

катысь. 
Ох и став Харко, ох и став сотнык до Паволочы прыйж- 



жаты 



Ох вышов же а пан Паволоцькый медом-выном частоваты — 

19 Ох и заржав конык вороненькый, а стоячы на стани; 
А скололы Харка, скололы сотныка у голубим жупани. 
Ох и заржав та конык буланенькый, а стоячы на помости; 
Бо сховалы Харка, сховалы сотныка вже в зеленій не- 
хвор о щи. 

(Записалъ, въ Кіевской г., П. К.) 



Ох як став сотнык, ох став Харко у Паволоч уйжаты, 
Ох став його сотнык, ох став його Паволочынськый — Харка 

зостричаты. 



XVIII въка. 527 

• 
Ох як став сотныка, а сотныка Харка медом-выном частоваты, 

У панськи палацы ик матци хрещеній у гостыну зазываты. 

Ох як став же а сотнычок Харко меду-выяа напываться, 

А потим став сотнык, а сотнычок Харко, та й став забуваться, 

На панськи перыны став вин похыляться. 

„Ох тепер вы Ляшкы, ох тепер вы паны, ох и тепер вы 

позволяйте: 

Ох лежыть же пъяный сотнык Харко, та тепер його збавляйте! 

Тепер маете час, маете годыну, — тепер вы його оступайте!,, 

Ох як сталы Харка, як сталы сотныка, а из свита изгубляты, 

Ох и став же його конык, конык вороненькый, жалибненько 

крычаты. 

Ох и летила через тіи будынкы а чорненькая галка; 

Ох и зосталася сотнычка Харчыха, як прыблудная ярка: 

„Ой щоб же ты, пане лыментарю, а не знав об свой диты, 

Що ты посыротыв сотнычку Харчыху и маленькый диты!...„ 

Ой що-ж тому та сотныку Харку а зробылось у Паволочи ? 

Ох и поховалы сотныка Харка у зеленій нехворощи. 

(Записалъ, въ Кіевской г., П. К.) 



16. Про Галайду. 

А в нашого Галайды та сывый кони, 

Та сывый кони, поводы шовкови 

А в нашого Галайды та сывая шапка, 
Та сывая шапка, за ным идё Гапка ...» 

(Записалъ, въ г. Харьковѣ, В* Бѣлозерскій и А. Метлинскій.) 



428 Б ы л е в ы я . 

VII. Запорожскія и Черноморский подъ конецъ 

XVIII въка. 

17. Про Сич. 

Та казав есы Калныш кошовый, що у Сичи мудро; 
Ой як выйшлы из Сиченькы, на серденьку нудно. 
Та казав есы Калныш кошовый, що у Сичи гречи; 
Ой як выйшлы из Сиченькы, оббыв ворог плечи. 
Ой у Сичи на базари побыто колочкы; 
Идуть наши Запорозци та и без сорочкы. 
Та у Сичи на базари загачена гребля; 
Ой як выйшлы из Сиченькы, побыв ворог ребра. 

(Записалъ Д. Ф. Запара въ Изюмскомъ у., Харьковской г.) 



18. Про Запорозцив. 

За лисом, за пролисом, за калыновым мостом, 

Там стоялы хмары війска Запорожецька. 

Помиж козакамы молодый отаман йде, 

Вин ходе, вин гуляе, так росказуе: 

„О нуте-ж вы, осаулы молодёнькый, 

Ой збырайте вы худобу Запор ожецькую, 

Вычыщайте коныченькив все Украинськых, 

А сидлайте сидел ечка все Черкеськый: 

Ой уранци Запорозци — на Дунай шырокый!„ 

Ой як выйшов наш отаман на крутую гору, 

Як ударыв наш отаман об сырую землю: 

„Сыра земля, мать-матинька, хмары війська прыняла 

Бурлацького, Крымського, Запорожецького, — 

Прыймы-ж ище, сыра земля, мене молодого!,. 

(Записалъ. Д. Ф. Запара въ Изкк&скомъ у.. Харьковской г.) 



Запорожскія и Черноморскія 429 

19. Про Супруна та Калныша. 

Ой из яызу з-за Лыману витер повивае. 

А вже Супрун до Калныша лысты посылае: 

„Ой чы звелыш, пане Калнышу, у недилю рушаты, 

Ой чы звелыш, пане Калнышу, понедилка ждаты ?„ 

— Ой не велю тоби, козаче Супруне, у недилю рушаты, 

А велю тоби, козаче Супруне, понедилка ждаты. — 

Ой не знав же козак Супрун, як славы зажыты, — 

Веде військо Запорозьке пид Очакив, велыть Орду быты. 

Ой выстрелыв з малой пушкы, а з одней двичи, • 

А сунула вража Орда а осою в вичи. 

Ой козакови Супрунови та назад рукы въяжуть, 

А козак Супрун двом мурзакам правдонькы не кажеть. 

„Ой поведить мене, та два мурзакы, а на Паліеву могылу: 

Нехай же я сам побачу, де марно загыну.„ 

Ой як глянув та козак Супрун а на свою та велыкую 

сылу: 
„А берите двох мурзакив, бо я ще не згыну!„ 

(Записалъ отъ Черноморцевъ, Черноморецъ В. Вареникъ, въ зеилѣ 
Черноморскихъ козаковъ.) 



20. Про Супруна. 

Ой хотив же та пан Супрун та славы зажыты, 
Веде військо пид Очакив, велыть Турка быты. 
Былы Турка денно, нично, и храбро ступалы, 
А в середу пораненьку з Кубани рушалы, 
А восьмой недиленькы у Варшави сталы. 
А в недилю пораненьку конык розыгрався, 
А к вечеру наш пан Супрун в неволю попався, 
Над ричкою, над Дунаем орлы загравалы, 
А козакы отамана з неволи досталы. 



430 Б ы л е в ы я. 

Над ричкою, над Дунаем короговка въегься; 

Ой таи то наш та пан Супрун з Татарыном бъеться. 

Над ричкою, над Дунаем короговка мае; 

Десь нашого та Супруна на свити немае! 

Ой не стрилы громовый, гарматы ворожськый 

Напирають на козакив та на Запорозцив. 

Быйте, быйте та Супруна, пана коменданта, 

Быйте, быйте не жалуйте, хоч ридного брата! 

Ой не орла, не сокола збираються вбыты; 

Ой то-ж пана та Супруна ведуть загубыты. 

„Ой не ведить мене, братца, в глыбоку долыну, 

Ой поведить мене, ворогы, на высоку могылу: 

Нехай буде знаты Украина, де пан Супрун згынув.„ 

(Записалъ отъ Черноморцев*, Чсрноиорецъ В. Вареникъ, въ Землѣ 
Черновпрскихъ козаковъ.) 



21. Про Чупруна та Петра Кошовенка. (по 1775 г). 

Ой из-за горы, из-за крутой, там туман налягае: 
ОЙ там хлопци, славни запорозци, як мак процвитае. 
Ой вы хлопци, славни запорозци, вы добрый люды! . . . 
Ой в су боту пораненьку Чупрун розгулявся, 
А в недплю пораненьку в неволеньку попався. 
Ой почалы превражый мурзальци Чупруна въязаты . . . 
Бижыть, бижыть Петро Кошовенко, рукаиы махае: 
Де-ж наш Чупрун молоденькый на мори пропадав ! 
Ой повелы превражый мурзальци та на высоку могылу: 
„Поглянь, поглянь, Чупрун молоденькый, на свою Вкрайну.„ 
— Уже-ж мени, превражый мурзальци, та й Вкрайна не 

мыла ; 
Остаеться на тій Украйни дивчынонька чорнобрыва! — 

,'Записалъ отъ кобзаря, въ Гадячскомъ уѣздѣ. А. Л. Метлинскій.) 



Запорожски и Черноиорскія. 431 

гг. Про Запорозщів инд Измайловым. 

Вид Кылый до Измайлова покопани шанци; 

Ой вырубалы Туркы Новодинцив у середу вранци.^ 

А Чорноморци, храбри Запорозци, через Дунай перейздылы, 

Воны-ж тую проклятую йсмайливську- Орду з батареи 

збылы. 
Ой далы-ж, далы Исмайливськи Туркы Надольскому Башп 

зкаты: 
Що не мусыш, Анадольскый Башо. против Чорноморцив 

стояты. 
ОЙ став же та Исмайливськый Баша билый Флаг выкыдаты; 
Ой тоди сталы славни Запорозци запасы й ружъя вид- 

бнраты. 
Ой бралы ружъя й кони вороньш, 
Бралы й сукна дорогый, 
Усе розмылише . . . которих порубалы, 
То тих у вострови поховальц — 
А котори поранени — у Кылію одправлялы. 

(') Шмайлова, ( 2 ) Шмайлнвську и т. д. 

(Записалъ отъ Черноморцев'!., Черноморець В. Вареникъ, въ землѣ 

Черноморскихъ козаковъ.) 



23. Про Головатого. 

Ой стоялы на гавани, протыв Яныкбля; 
Ой там була хуртовына из Чорного моря. 
Ой в недилю пораненьку, як стало свитаты. 
Ой став наш Головатый на хлопцив гукаты: 
„Пидыймайте, добри хлонци, паруса вси в гору, 
Ой бъе Турок из Кинбуру з пушок на тревогу !„ 
Пиднялы добри хлопци вси паруса в гору. 



432 Б ы л е в ы я . 

Шйшлы Дннпром протыв воды корабли на воду. 
Шйшлы наши добри хлопци Днипром протыв воды ; 
Набралыся сердешный превелыкій биды. 
Ой оглянув наш Головатый в прозорную трубу: 
г Ой тепер я вражых Туркив бояться не буду!., 

(Псторія Запорожской сѣчн, Ска.іьковскаго.) 



Пршіѣчанія къ былпнамъ 

извѣстныхъ временъ. 

Къ стран. 373. 
I. До времепъ козачества (до XVI вѣка). 

1. Про Малого Гарею (1493 — 1501 г.)? т. е. Менгли Гирея. хана 
Крымскаго, бывшаго съ 1467—1515 г., н неоднократно опусто- 
шавшаго Украину. Въ 1493 г. онъ подступалъ къ Кіеву п выжегъ 
окрестности Чернигова; набралъ множество плѣниковъ. (Карамзпнъ, 
изд. 5. Т. VI, стр. 151). Лпвонцы [Помор янцы) воевали съ Лит- 
вою въ 1493 — 1501 г.. и въ 1501 г. прпмпрплися. (Тамже. 187). 
Въ 1500 г. Менгли Гирей снова опустошалъ Литву, и взялъ въ плѣнъ 
до 50.000 душъ. Войска царя Іоанна Ш заняли часть Литовской Руси 
донынѣшней Кіевскон губерніи. (Тамже. 184). Хуторянки . упон- 
наемые въ пѣсни, по преданію, суть жители Олпшевскпхъ хуторовъ. 
Къ стран. 574. 

II. Со временъ козачества до уніп XVI в.). 

2. Про Вениеслаеа (около 1534 г.). — безъ сомнѣнія. Хмельницкаго, 
гетмана, упоминаемаго въ лѣтописи Самовидца подъ 1534 г. Лѣт. 
Самовид., стр. 2.). 

Къ стран. 374. 

3. Про Дмытра Самійленка Коломійия (въ концѣ XVI в.), — пред- 
водителя Запорожцевъ. непзвѣстнаго по псторіп. По преданію. онъ 
— сынъ Самупла Коломійца. п былъ гетманомъ у Запорожцевъ. 
(Оріз ро\ѵіаІи \Ѵа8уікоѵ8кіе§о, КиІіко\ѵ$кіе?:о, \\"аг5га\ѵа, 1855 г.і. 
Къ стран. 377. 

III. Со временъ уніи до Богдана Хмельницкаго (до половины ХѴП в.) 

4. Про Хеесъка Кганжу Лндыбера (до полов. XVIII в.). непзвѣ- 



Запорожскія и Черноморскш. 433 

стнаго по исторіи. Онъ, безъ сомнѣнія, былъ гетманомъ въ первой 
половинѣ XVII в., у, вѣроятно, не задолго предъ Богданомъ Хмель- 
ницкимъ, т. е. до 1647 г. (Сличи думу съ извѣстіями въ лѣгоп. 
Самовидца, стр. 5, подъ 1640 г., также стр. 7; лѣтоп. Велички, 
Т. I, стр. 16—27 и слѣд.). Во времена войнъ Богдана Хмельннц- 
каго упоминается полковникъ (Уманскій) Ганджа, дѣйствовавшій 
на Подолѣ. (Лѣт. Велички, I, 91,99, 300 и др. Памятники Кіев- 
ской коммисіи для разбора древнихъ актовъ, Т. I, отд. III; и др.). 
Къ стран. 385. 
IV. Времена Богдана Хмельницкаго (1647—1657 г.). 

9. Про Богдана Хмелъницъкого та Барабаша (1647 — 1648 г.)- 
Происшествія, воспѣтыя въ думѣ, случились въ концѣ 1647 ина- 
чалѣ 1648 гг. (Величко, I, 25 — 29 и дал.; лѣтоп. Конисскаго, 

58 — 60; лѣт. Самовид., 8, и др.). 
Къ стран. 391. 

6. Про Хмелъныцького та Васыля Молдавського (1650 г.). Лѣтоп. 
Самов., 16; и др.). 
Къ стран. 408. 

12. Про Мороза (1656 г.). Онъ былъ Корсунскимъ полковникомъ 
еще въ 1642 г. и въ продолженіе войнъ Богдана Хмельницкаго. 
Убитъ въ 1656 г. («Денница» 1842 г. N 13, стр. 162—165.). 
Къ стран. 413. 

13. Про Веремія Волошина (1648-1657 г.). Лицо неизвѣстное 
по исторіи. 

V. Отъ временъ Богдана Хмельницкаго до начала ХѴШ в. 

14. Про Ивася Вдовыченка (1684 г.). Лѣт. Самов., стр. 74; 
«Соііесіапеа», 8екоѵѵзкіе§о, 1825 г., Т. II, стр. 182—186.) 

Къ стран. 425. 

15. Про Харка (1765—1768). Тамже. Маркевичъ, II, 659; на- 
родныя преданія. 

Къ стр. 428. 
VIII. Запорожскія и Черноморскія. 
17. Про Сичд (1760 — 1775 г.). 

Составилъ Н. М. Бѣлозерскій. 

55 



ПѢСНИ БЫЛЕВЫЯ 

ІУШЬЩЫНЫі 

б.) шзвшньш врешь 



24. Про сестру та брата. 

Ой у недилю барзо рано-пораненьо 
Не сыва зозула закува.іа: 
Сестра брата своего пз подвирнп своей 
В військо выряжала. 
Словамы промовляла 
II сльозамы рыдала: 
Г ЭЙ же мій брате ридненькый. 
Голубонько сывенькый ! 
Вндкыля тебе выглядаты. 
Из яком сторонькы у гостынн сподиватысь: 
Чы з Чорного моря, 
Чы з чыстого поля. 
Чы з славного пз войного люду, війська запорожжя?.. 
— Эй сестро моя рпдненька. 
Як голубка сывеыька I 
Не выглядай мене ни з Чорного моря. 

Нп з чыстого поля. 

Ни з славного люду, вГйська запорожжя, 

А выглядай мене, сестро. 



Неизвѣстныхъ временъ. 435 

Як будуть о Петри сыни озера замерзаты, 
А о святом Васылыи калына билым цвитом процвитаты. — 
»Эй добре-ж ты, братко, знаеш, 
Добре, братко, ты видаеш: 
Як сыним озерам о Петри не замерзаты, 
А о святим Васылыи калыни билым цвитом не процвитаты ... 
То я ище скильки у свити прожывала, 

А у старых людей не чувала, 
Щоб сыним озерам о Петри замерзаты, 
А о святим Васылыи калыни билым цвитом процвитаты.» 
— Добре-ж ты, сестро, знаеш, 
Добре ты, сестро, и видаеш: 
Як сыним озерам о Петри не замерзаты, 
А о святим Васылыи калыни билым цвитом не процвитаты. — 
^Эй як будеш ты, братко, на чужій сторони прожываты, 
Будеш ты пыты и гуляты, 
Будуть раньньою зорею и вечирнею 
До тебе кумы и побратыми прыхождаты, 
Будуть тебе ридным братком называты...„ 
Пры добрій годыни — 
Кумы й побратыми! 
Як прыстыгла козака летягу нещаслывая годына. 
Злая хуртовына, 
То одцуралася й прытаманная родына . 
На святую недилю люде з церквы йдуть, 
Як бжблы гудуть, 
Плече об плече торкаються. 
Род з родом, 
Брат из братом, 
Сват из сватом, 
На здоровъе пытаються; 



436 Был Евы я. 

А козака летягы, пры нещаслывій годынвг 7 
Нихто не займае, 
И на здоровье не пытае, 
Наче-б николы не бувалы 
И хлиба-солы не вжывалы ! 
Господы! утвёрды й подёржы 
Пана Грыцька, 
И всих выслухающых 
На многыи лита. 

(Запюсалъ, отъ кобзаря Ивана Романенка, въ с, Британахъ, Борзенскаго у. 9 
Н. М. Бѣлозерскій.) » 



25. Про Козацькый ноходъ, 

Роспустылыся паросты ясной зори, 
Затрубылы в жерстяный риг у гетманським двори. 
Блысь, блысь ! зирка встала, 
Русый волос розчесала. 
Мырови не буть ! . . . 



То козакы в поход выступають: 
Курява стовпом стоить, 
Хмары в слид идуть .... 

(Повѣсть Гребенки — Иванъ Золотаренко.) 



36. Про Бесурменив. 

. . . Скоро й кони заржалы, 
Крыви шабли забряжчалы, 
Уже хаты братив хуторянцив 

В пожежи палалы ; 

Козацькый диты, 



Неизвъстныхъ временъ 437 

В облигз матерямы, 

В околи крычалы .... 

А мурыи нехрысты 

Им рукы вьязалы, 

Им рукы вьязалы, 

В неволю их бралы . . . 

Ой була-ж годына, 

Наче хмара чорна, 

Наче кара Божа, 

Що людей глумыла ! . . . 

(Записалъ, отъ старика въ м. Олишевкѣ, Козелецкаго у м А, 
Шишацкій-ИлличъЛ 



27* Про Волыночку- 

Из-за горы, горы, з темненького лису 

Татарове идуть, Волыночку везуть. 

У Волыночкы коса з золотого волоса,— 

Щирый бир освитыла, 
И зелену диброву и быту дорогу. 
А за нею бижыть у погоню 

Батенько іи. 
Кывнула-махнула билою рукою: 
„Верныся, батеньку, верныся ридненькый ! 
Вже-ж мене не однимеш, и сам старенькый загынеш: 
Занесет голову на чужую сторону, 
Занесет очыци на Турецьки гряныци \ п 

(Записалъ П. К., въ Кіевской г.) 



28. Про смерть трьох братпв. 

Ой вси поля Самарськый позорялы, 
Тилькы воны не зо,рялы, 
Що в ричкы Самаркы, 



438 Б ы л е в ы я. 

А в крынычкы Салтанкы, 
Де тры терны дрибненькых, 
Два байракы зелененькых: 
То там спочывалы тры браты ридненькых. 
То тым воны спочывалы. 
Що на рубани раны та на стреляни знемогалы: 
Ти нарубанн кровъю исхожаюты 
Ти настреляни к серцю прылягають, 
Кули душу с тилом розлучають. 
Старшый брат словаэіы промовляе: 
„Братику мій середулшый, ридненькый, 
Голубоньку сывенькый ! 
Добре ты вчыны: 
Мого лука шовкового тетыву знимы, 
Козацьку голивку звьяжы; 
До ричкы Самаркы, 
Крыныци Салтанкы, 
Холодной воды зайды!„ 
То середулшый брат словамы промовляе: 
„Братику мій старшый ридненькый, 
Голубоньку сывенькый! 
Чы не одын нас мич рубав, 
Чы не одни янычарськи кули пострелялы? 
Що маю я на собп девьять ран рубаных шырокых, 
А чотыри стриляных глыбокых. 
Та не так важки рубани шыроки, 
Як стриляни глыбокн! 
Волыся мы, брате, 
Попросимо мы найменшого брата трынбача, 
Войськового грача: 
Нехай вин жалибненько в втйськову суремку заграе, 



Неизвѣстныхъ временъ. 439 

То будуть тее козакы зачуваты^ 
Будуть ик нам прыбуваты, 
Будем мы до свого отця та маткы в города хрыстыянськи 

покланяты. 
А вже в нас отець и маты 
Все добристь соби малы-б. 
Та в чыстее поле воны выхожалы-б, 
Кошули тоненьки, 
Покрывала биленьки 
Воны выношалы-б, 
Наше тило козацьке хорошенько в чыстим поли поховалы-б, 
Звиру,-птыци на поталу не давалы-б.„ 
То найменшый брат тее зачувае, 

Словамы промовлае: 
„Братнкы мой старши, ридненьки, 
Голубонькы сывеньки ! 
Не треба нам, братця, в військову суремку граты, 
Козакив до себе турбоваты! 
Не добре мы, братця, самы почыналы, 
Що вси тры охотою в військо выступалы; 
Нас отець и маты спынялы, — 
Мы велыкую гордость в соби малы, 
Роспрощення не прыймалы. 
То не есть то нас, братьця, янычарськи кули в чыстим 
поли пострылялы, 
Есть то нас отцевськи й матчыны сльозы в чыстим поли побывалы. 
То правда, панове-козакы, молодци, 
Полегла 
Трьох братив голова; 
Их слава козацька не помре, не поляже. 
Слава Богу й морю, 



440 * Бы л Евы я. 

Всьому війську Нызовому. 
Услыш, Боже, честь и хвалу 
Небесному царю! 

(Записа-іъ. отъ кобзаря въ Зиеьковскомъ у., Полтавской г., А. Л. Метлинскій.) 



29. Про смерть Хведора Безроднаго. 

а. 
Над сагою Днистровою, 
Лежыть Хведор безридный, 
Безплеминный, 
Постреляный, порубаный, 
На раны смертельны знемаганый; 
У головках сывый кинь стоить, 
А в ниженьках слуга сыдыть, 
А в рученьках свича горыть; 
А из нызу из Днипра прыхолоднои воды доставае, 
Свойму пану Хведору Безридному, 
Безплеминному, 
На серденько возлывае. 
„Эй слуго вирная моя ! 
Колы-б ты добре дбав, 
Да мыни пану Хведору безридному, 
Безплеминному, 
Тепла мыни согривав, 
Раны мои смертелныи промывав, 
Мьякёнькою бавовною закладав, 
Чырвоною кытайкою завывав.,, 
Дак ище слуга добре дбае, 
Позлотку из чыстого комира воздырае, 
До козакив словамы промовляе: 
Хведора безридного, 
Безплеминного, 



і 



Неизвѣстныхъ времёнъ. 441 

Над сагою Днипровою, 
В чыстим поли поховаты, 
Семыперсну могылу высыпаты, 
3 семыпьяделнои пыщали подзвоныты, 
И у головках праперек постановыты. 
Як сее зговорылы, 
Так барзо й учынылы: 
Хведора безридного, 
Безплеминного, 
В чыстим поли, над сагою Днипровою, 
Пид похылою вербою, 
Поховалы, 
Семыперсну могылу высыпалы, 
3 семыпьяделнои пыщали подзвонылы, 
. А в головках праперек постановылы. 
Козак Хведор безридный, 
Безплеминный. 
Помер и поляг; 
Слава його не вире, не загыне 
Миждо намы, 
Народнымы головамы; 
Покудова буде свит свитаты 
И слонце сіяты, ♦ 
Будем славу його всегда прославляты! 

(Записалъ. отъ кобзаря Ивана Ромавенка, въ с. Британахъ. Боріен- 
скаго у., Н. М. Бѣлозерскій.) 



б. 

22 Як сее зговорылы 

Так барзо й учынылы: 
Едын одному руку подалы 



5в 



442 Б ы л е в ы я 

И од сырой земли прышествые прынялы . 
Семыперсну могылу высыпалы, и т. д. 

(Записалъ, отъ того же, тамъ же, Н. М. Бѣлозерскій.) 



В. 

Пид вербою 
Похылою, 
Хведор бездыльный, осаула Богуславськый, 
На смертёлны раны знемагае, 
И стыха словамы промовляе: 
„Эй джура мій малый, невелыкый! 
Пойды ты до ричкы Самаркы, 
До крыныци Салтанкы, 
Казанок у рукы взявшы ...'., 
Начерпай воды холодной и постав на огонь, — согрій лйтепла, 
и промый мои смертёлныи раны .... Джура прынис воды, 
согрив; промыв йому раны смертёлныи ...... 

(Записалъ, отъ кобзаря Андрея Шута, въ м. Александрове, Сосниц- 
каго у;, П. К.) 



30 Про смерть козака у лузи Базавлуци. 

Ой у лузи в Базавлуци 
Стоить верба похылая, 
Пид вербою намет стоить, 
А в намети козак лежыть, 
Та на купыни головою, 
Прыкрыв очы хустыною, 
Червоною кытайкою. 
А в головах свича горыть, 
А в ниженьках джура сыдыть, 



Неизвѣстныхъ временъ. 443 

Свого пана смерты глядыть, 
Вин до його промовляе, 
Дрибны сльозы утырае: 
„Вже-ж ты, батьку, помыраеш, — 
Кому добро уручаеш?„ 
15 — Та вручаю отаману військовому, 
Та сотныку полковому; 
Тоби, джуро, коныченька, 
Коныченька вороного, , 

А на въюкы ще й другого. — 

(Записалъ въ с. Суботовѣ, Чигиринскаго у., Кіевской г., П. К.) 



б. 

15 „Отаману даю коня, 
Тоби, журо, вороного, 
А пид въюкы ще й другого, 
И шабельку Турецькую, 
Пистолеты Черкеськыи 
И всю зброю козацькую.,, 

(Записалъ отъ козака, въ с. Сарахъ, Гадячскаго уѣзда, С. Л. Метлинскій.) 



31. Про смерть ковзаря-бандурныка. 

Ой на Татарськых полях. 
На козацькых шляхах, 
Не вовкы-сироманци квылять-проквыляють, 
Не орлы чорнокрыльци клекочуть и пид небесамы литають: 
То сыдыть на могыли козак старесенькый, 
Як голубонько сывёсенькый, 
У кобзу грае-выгравае, 
Голосно спивае . . . 



444 Б ы л е в ы я. 

Кинь била його постриляный. порубаный; 
Ратыще поламане, 
Пихвы без шабли булатной, 

У ладивныци ны однисенького набою 

Тилькы й зосталась йому бандура подорожная, 
Та у глыбокій кышени люлька-бурунька, 
Та тютюну пив-папушкы. 
Козак сердега люлечку потягае, 
У кобзу грае-выгравае, 

Жалибно сппвае: 
„Гей братца, паны-молодци, 

Козакы запорозци! 
Де вы ся повертаете, 
Як вы ся маете? 
Чы до, Сичы-матеры прыбуваете? 
Чы до Сичы-матеры прыбуваете, 
Чы Ляхнв ворогнв кыямы покладаете, 
Чы Татар бесурменив малахаямы, як череду, у полон заганяете? 
Колы-б мыни Бог помпг стари ногы росправляты, 
За вамы поспишаты, 
Може-б ще я здужав на останку вику вам заграты, 
Голосно заспиваты! 
Нехай бы моя кобза знала, 
Що мене рука хрыстыянська поховала! 
А то пропаде моя кобза ны за собаку: 

Лежатыме сама-соби у степу 

А вже мыни старенькому без коня пропадаты : 
Не зможу я по степах чвалаты, 
Будугь мене вовкы-сироманци зустриваты. 
Будуть дидом 
За обидой 



Неизвѣстныхъ временъ. 

Копя мого заидаты! 
Кобза~ж моя, дружыно вирная. 
Бандура моя мальованая! 
Де-ж мыни тебе дйты? 
А чы у чыстому степу спалыты 
И попелець по витру пустыты? 
А чы на могыли положыты? 
Нехай буйный витер по степах пролитае, 
Струны твой зачипае, 
Смутнесенько, жалибнесенько грае-выгравае . . . 
То може подорожни козакы бигтымуть блызенько,— 
Почують, що ты граеш жалибненько, 
Прывернуть до могылы 

(Записалъ, отъ бандуриста, на большой дорогѣ между Пырятиномъ 
и Прилуками, А. С. Аѳанасьевъ. Смотри Памятники II Отд. Акад. 
наукъ, 1853 г., л. XVI, стр. 253-254.) 



32. Про козака Голоту. 

Був соби козак Голота, 
Не боявса ни огня, ни воды, ни лыха, ни всякого болота. 
А на йому шапка-бирка — 
Изверху дирка, 
Соломою шыта, 
А витром пидбыта, 
А коло окблыци ничогосенько катмае .... 
(Татарын) 
Пидхбдыв к Голоти пид город Тягйню, 
На Черкёню-долыну, 
И станбвыть свого коня, попасае, 
И на охотне військо клыче-поклыкае . . , 
Да ище вин думае-гадаѳ, 



446 Былевыя. 

Щоб козака Голоту извойоваты . . . 
„Що я козака Голоту пойду войоваты, 

И буду жывцем його братьц 

Колы-ж козак Голота на Черкени-долыни гуляе, 
И Татарына из Татаркою жывцем у плин забирав, 
Да Татарына кёлепом у груды потягае . . . 

(Записа.іъ, отъ кобзаря Ивана Романенка, въ с. Британахъ, Борзен- 
скаго у., Н. М. Бѣлозерскій.) 



33. Про КрыворукА. 
Казав Крыворук, 
Що не здьше Орда рук; 
Орда рукы изняла 
И козака заняла, — 
И погнала його шляхамы: 
На Кепо, Озеро и Билгород 

(Записалъ, со словъ старухи, въ с. Николаевкѣ, Борзенскаго у., М. Б.) 
34. Про Корабель. 
Ой з-за горы хмарка выступав 
С тіп хмаркы дощык накрапае, 
Та сынього моря доповняе. 
А сынее море розиграло, 
Турецькый корабель розирвало: 
Вытопыло війська сорок тысяч, 
О сорок на сорок, ще й чотыри . . . 

(Записалъ. въ г. ГіідячѢ, Полтавской г., А. Л. Метлинскій.) 



35. Про .ІЕвенчыка. 



О Левенче. Левенчыку, 

Вдовын сыну, одынчыку! 

Чы знаеш тіи степы Турецькіи 



II проходы козацькіи? 
Девьять огнив накладалы, 
Левенчыка споганялы .... 



(Зависз.гь съ Гадячскомъ уѣздѣ А. Л, Метливсвій.) 



ПѢСНИ БЫТОВЫЯ 
к о з а ц к і я. 



Скажы мени, орле, що мени робыты ? 
Помер отець, маты, ни пры кому жыты ! 
— Нащо ты пытаеш, що сам добре знаеш? 
Не йды в ти стороны, де роду не маеш ! 



— Ой як буду, брате, в степу помираты, 
То никому буде, брате, смерты доглядаты. 

— Ой е в мене, брате, много сызокрылого орла; 
Будем твоей, брате, смерты доглядаты; 

Будем твоим тилом та тебе помынаты, 
Твои жовти косты по тернах ховаты ! 

— Бодай же вы, орлы, сього не диждалы, 
Щоб вы моим тилом та мене й помынальц 
Мои жовти кости по тернах ховалы. 

(Гадяч.) 



Над ричкою, над быстрою. 

Там журавка купалася, 

На бережку сушылася, 

На вси край дывылася. 

Що идуть Ляхы на тры шляхы; 

Попереду отаман иде, 



448 Б ы т о в ы я. 

В ливіЙ руци коня веде, 
А у правій шаблю держе. 
На тій шабли серце стремыть, 
3 того серця ричка тече; 
Над ричкою ворон кряче, 
А по сыну маты плаче. 
Не плач, мамо, не журыся! 
Уже-ж твій сынок оженывся: 
Поняв соби паняночку, 
В чыстим поли земляночку, 
И без двирець, и без виконець: 
Никуды витру провиваты, 
Ясному сонцю проглядаты. 

(Харьков.; 

В чыстим поли пры долыни, нры шырокій дороженци, 
Лежыть козаченько молоденькый билогрецькый, 

Лежыть, помирае, на раночкы поглядае, — 
Порубаный, постреляный соби орла прыклыкае: 
Ой ты вирле сызоперый, товарыш мій сердешный ! 
Прылены тепер к мени, над моимы ранамы рубанымы! 
Що болять раны рубаныи, а ще гирше стриляныи: 
Рубани кровью зійшлы, стреляни к серцю прыйшлы. 
Скоро орел прылитае, на чорный чуб наступав. 

3 лоба очи выбирае. 
Промовляе козаченько молоденькый билогрецькый: 
О ты вирле сызоперый ! згоды мени годыночку, 
Покы Хрыстос душу прыйме з тила мого биленького, 
3 козаченька молодого; 
Тоди будеш прылитаты, 



К о з а ц к 1 я. 449 



На чориый чуб наступаты. 
3 вилба очи выбираты. 
Червону кров выпываты. 
Жовти косты розбираты. 



(Глдяч.) 



Темна хмара наступав, став дощык итты; 

Благословы. атамане, намет напъясты ! 

Ой напъялы козачемькы червоный наметъ; 

Беруть воны выно, пыво и солодкый мед. 

Уси паны, уси дукы в намету силы; 

Наше братьтя сиромашына та й не посмилы, 

Взялы кварту меду, з жарту на донічи силы. 

Иде козацькый атаман, стало йому жаль: 

Взяв из себе голубый жупан, нам намет напъяв. 

Иде багач, та йде дукач, пъян валяеться, 

3 козацького атамана насмихаеться: 

За що тая голотонька напываеться ? 

Одын веде за чупрыну, другый дула бье: 

Не йды туды, вражый сыну, де голота пье. 

гТадяч.; 



Гей гук, маты, гук! де козакы пьють! 
Пид билою та березою атамана ждуть. 2. 

Эй атаман идё, ще й коня веде — 
Э. пид билою та березою головку кладе. 
„Ой отамане наш! та порадь же ты нас, — 
Уже наши козаченькы кони спдлають!,, 
— Нехай же сидлають, а та Бог помагаеть; 
Уже мою та головоньку а хмиль розбира! 2. 
Як я умру, то й поховайте, 

57 



450 Бы то выя. 

И до моей та мыленькои лысты подайте! 

Моя мыла та из города була — 

Пысав же я та дрибни лысты, а вона и не взяла — 

„Невелыкый пан ! ты сам самозван ! 
Та пожаловав коня вороного, чом не прыйхав сам? 

(Каиев.) 

Ой на мори та на сыньому 
Та сокил з орлом та купаеться, 
И сокил орла та пытаеться: 
Ой чи був ты орел у моій стороии? 
Ой чи чув ты орел об моій голови? 
Ой чи журыться отець-маты по мени? 
Ой чи журыгься, побываеться, 
Слизонькамы умываеться ? — 
— Ой колы-б-же мени та й мій сын пры мени, 
То-б и лучче було жыть у свитп мени! — 
А в чыстому полп два наметы стоить, 
А пид тымы наметамы козак вбытый лежыть; 
У його билых пижках сывый конык стоить, 
Копытом зем.ію пробывае, 
Холодной воды та й доставав, 
А вин свого пана та й напувае. 
„Ой пане-ж мій, атамане мій! 
Кому-ж ты меие та й уручаеш? 
Чи Туркови, чи Татарынови? 
Що меие Турок та й не піймае, 
А мене Татарын та й не осндлае. 

(Томен.) 

Ой крыкнула та лебедонька на сыньому мори: 
Заплакалы Чорноморци та об своим гори. 



К о з а ц к і я. 451 

Ой крыкнула та лебедонька, море переплывшы; 

Заплакалы чорноморци, коней погубывшы. 
Иде отаман та дорогою, ще й писни спивае; 
Прыйзжае до курння— аж коней немае ! 
Ой десь же вы, та паны-братьтя, все й у карты гралы, 
Що вы кони козацькіи иавикы втерялы. 
Ой годи-ж вам, та паны братьтя, годи журытыся, 
Ходим лучче до щынкаркы горилкы напытыся. 
Шынкарочка та молодая тому и зрадила: 
Насыпала цебер меду, да и сама сила. 

(Чернигов., Пирятин.) 



Ой-из за горы з-за крутенькои густый туман уставае, 
А з-пид туману козак Шамрай сывым конем выгравае; 
Ой выгравае та козак Шамрай, на коныка похылывся, 
А за ным, за ным, та козак Зарвай: стій, брате, по- 

простымся ! 
Ой колы-ж хотив, брате, Зарваю, прощенія прохаты, 
То було-б тоби меншого брата на заизды высылаты; 
Ой колы-ж хотив, брате Шамраю, та довго на свити жыты, 
То було-б тоби не заходыты до кумы воды пыты. 
Ой из-пид гаю, з-пид зеленого густый туман уставае, 
А з-пид тумана з-пид густенького козак Зарвай стриляе. 
Ой той же та козак Зарвай а вин быстрого ока: 
Ой як затопыв из карабына, вывернув Шамрай бока. 

(*) 3-за темненькой. (*) А попереду. 

гГадяч.) 



Горе мени козакови, що батька немае, — 
Батька нема, маты чужа, а жинка не любе; 



452 Б ы т о в ы я. 

Пишов бы я в Запорпжья, дорогы не знаю! 
В чыстим поли крыныченька, холодная вода; 
Там дчвчына воду брала, дорогу указала: 
Оце тоби козаченьку тры дорогы вкупи — 
Одна на Дин. друга на Крым, а третя на Запорпжья! 
— Бодай-же гы, дивчынонько. счастя-долю мала, 
Що ты меии молодому дорогу вказала! — 

(Ромев.) 



. . . Тоди мене. мыла, ждаты, 
Як стане по степу витер повиваты, 
Ковылу та комьші по степу розсыпаты! 
Як стане по Днипру хмара похожаты. 
Старый Днипр дожчем полоскаты — 
Тодм мене, моя мыла, ждаты, пиджыдаты! 
Як стане по небу грим гримогатьк 
Та стане блыскавкамы небо засыпаты — 
Тоди мене, моя мыла, ждаты, пиджыдаты! 
Та прынесе мене пе мій вороный. 
Та прынесе мои кости витер буйный. 
Тоди пытай внтра буйного: 
А де подішався иолодый козак? 
А витер буйный у-в-отвит просвыстыть: 
Ой лежав козак убытый 
Та у поли ппд рокытою. 
Та побачыв а. що вин на чужій сторони, 
Та гі прынйс Козаковы кости у край ридный ! 

(Лѣв. стороны Днѣчра.) 



Ч у м а ц к і я. 453 

ШІЛЦКІЙ. 



Ой высоко сонечко зьиходыть, а нызенько заходыть; 
Ой наш пан-же, та наш пан отаман та й по рыночку ходыть, 
Своим хлопцям, а бравым молодцам а словесно говорыть: 
Ой вы хлопци, вы добри молодци! та вставайте, возы мажте! 
Хлопци всталы, возы пндмазалы.. нови ярма понарывалы; 
Ой нови ярма та й понарывалы, сирых волив позапрягалы; 
Возы рыплять, ярма бряжчать, сири волы ремекгають, 
За ными йдуть молоди чумакы, батижкамы махають. 
17 Из-за лиса, з зеленого гаю розбойныкы выглядають: 

Ой вы хлопци, вы добри молодци, та берите дрюкы в рукы; 
Быйте, быйте, быйте и вьяжите, на нови возы кладите, 
Та пондым у город Полтаву, та наробымо славу; 
Славный город, славная Полтава, що не гыне паша слава — 
Сорок тысяч, сорок и чотыри нас десяты не побылы. 

(Лубя.) 
# 

\ Ясно, ясно а сонечко сходыть, а хмарненько заходыть ; 
Смутен, смутен наш пан отаман то по табору ходыть ; 
Що вин ходыть„ били рукы ломыть, 
Били рукы ломыть а словесно говорыть: 
Уставайте хлопци, вы добри молодци ! 
А новіи возы мажте, сири волы запрягайте. 

17 Не доходя к зеленому гаю сталы воны почуватьи 
Выходыло з зеленого гаю сорок чоловик розбою. 
Попереду ватаг молоденькый на вороним коню, 
Ватаг молоденькый на вороним коню грае, 
Що вин грае, грае-выгравае^ до табору иривертае: 



454 Б ы т о в ы я. 

— А здоровы, хлопци, превражіи сыны, 
Хто над вамы, хлопци, отамануе? — 
„Наш отаман та по-за возамы умываеться сльозамы.,, 
Як прыскочыть ватаг молоденькый та до чумаченька блыжче, 
Як ударыть ватаг молоденькый чумаченька спысом у груды — 
Ой той же спыс у-двое зигнувся— Корніенко осмихнувся! 
„А вставайте хлопци, вы, добри молодци! 
Та берите дрюкы у рукы, 
Та берите, вьяжите, у город везите, 
В новый город Полтаву, та й уробымо славу. 

(Гадяч.) 

* 

17 Ой як й узялы наши чумаченькы з-пид байраку выходыты. 
Ой як й узялы вражи здобышнычкы частом до нас доиздыты; 
Ой выихало вражых здобышнычкив сорок коней ще й чотыри, 
Ой як сталы воны наперед возив й а вси возы запынылы: 
Ой вы, чумакы, все вы яретычи, чи багацько грошей е в вас? 
Гей, е в пас гроши, здобышнычкы, сорок тысяч ще й чотыри. 
Ой вы, чумакы, все вы яретычи. который в вас та отаман ? 
Ой як зыйшлося наше товарыство та докупы головамы: 
Як посчыталы, зараз и сказалы: Гаврыленко наш отаман! 
Ой як выскочыв вражій здобышнычок та й на коня вороного; 
Ой як ударыв срибным спысом в груды, аж йому спыс 

зогнувся— 
Ой Гаврыленко стоить, невступывся: обернувся, осмихнувся... 
Ой що-ж мы будем, паше товарыство що ж тепер будем ро- 

быты, 
Ой що багато вражых здобышнычкив з сього свита Й губыты!.. 
Ой пидоймайте, хлопци, війя в гору, таганамы пидоприте: 
Ой берить з возив, берить шнурования, щей ватажку почепите 
Гей отто-ж тоби, превражый ватажку, та Й на свити не жыты: 
Ой то-ж тоби, превражый ватажку, нас десятьох не побыты! 

(Брацлав.) 



Чу м а цк і я. 455 

Та йдуть волы дорогою, та все бедратіи, 

А за нымы чумаченькы, та все жонатіи; 

Та йдуть волы дорогою, та все крутороги, 

А за пымы ч^маченыш, та все чорноброви; 

Та йдуть волы дорогою, та все половіп, 

А за нымы чумаченькы, та все молодіи; 

Та йдуть волы дорогою, бычкы невелычки, 

А за нымы чумаченькы мали невелычки. 

Волы ревуть, воды не пьють, дороженьку чують: 

Ой десь наши чумаченькы нид Крымом ночують. 

Ой у степу край дорози розсіяно жыто — 

Ой десь того чумаченька пид Крымом убыто, 

Зеленою олывою оченькы залыто, 

Червоною кытайкою головоньку вкрыто. 

Молодая дивчынонька тее жыто жала, 

Та й пидняла кытаечку та й поциловала. 

Бодай же вы, чумаченькы, у Кр^ім не ходылы, 

Щоб вы свому отцю й иеньци жалю не робылы! 

(Гадяч.) 



Сыдыть Цымбал да пид вербою, горилку кружае; 
Прыйшов йому старый Байдар— вин горилочку кружае 
Прыйшов йому старый Байдар, словце промовляе: 
„А годи, годи, да старый Цымбал, горилкы кружаты! 
Иревражіи бусурмены негаразд зробылы: 
Уси волы позаймалы, крывого лышылы, 
Одного крывого, другого старого!,, 
Ударывся Цымбал старый об полы рукамы: 

— Тепер же мы, мыле братьтя, навикы пропалы ! — 
Ой як крыкнув Цымбал старый на хлопця малого: 

— Сидлай, хлопче, сидлай конд, сидлай вороного,—- 



456 Бытовія 



знаты в третю рату аж до Кошового, — 
Давай панам знаты, давай панам знаты, 
Нехай дають порадоньку воли в обшукаты ! — 
Бижыть хлопець, бижыть малый густымы тернамы, — 
Похылылысь густи травы, де волы погналы. 
А у городи в Барышполи в уси дзвоны дзвонять: 
Не журитесь, мыле братьтя. назад волы гонять! 
Теклы -ричкы невелычкы. тече вода зтыха: 
Набралыся чумаченькы з Татарвою лыха. 

(Канев.) 

Ой котылось сонечко по-над горою 
А над тію та чумацькою дорогою. 

Стало сонечко прыгривать, 
Сталы того чумаченька волы прыставать, 

Сталы його чумаченькы покыдать. 
Ой вы, чумаченькы, вы братьця мои. 
Не кыдайте-ж мене, братьця, в чужій сторони: 
Ще-ж я в чужій сторононьци не прывык— 
В чужій сторононьци нема роду, ни родыночкы, 
Ни до кого прыхылыты и голивочкы: 
Выкопайте, братця, в моим двори крыныцю, 
Чы не прыйде мыла брать холодную водыцю . . . 
Прыйшла мыла воды брать, мене молодого не пизнала: 
Беру з плеча видеречко, вона не дае; 
Даю, даю золот перстень, вона не бере — 
Тилько мени молодому жалю завдае. 

(Гадяч.) 



Думав я женытыся, а теігер не буду; 
Куплю сыви волы, чумаковать буду. 



Чуыацкія. 457 

ІІдуть волы, идуть возы, выскрыпуючы, 

А чумачок у кабачок выгукуючы. 

Зійшло сонце веснянее, стало прыгривать, 

Сталы волы чумацькіи в степу прыставать. 

Выкопаю кырныченьку в степу в кремени, 

Чы не прыйде днвчынонька по воду к мени. 

Аж прыходыть днвчынонька воды набирать, 

Чумак ін за рученьку, та й став жартовать. 

Выкопав я кырныченьку, выкопав я деи; 

Выкохав я днвчыноньку — людям, не соби. 

А вжс-ж з тіи кырныченькы орлы воду пьють, 

А вже-ж мою днвчыноньку до шлюбу ведуть. 

Одын веде за рученьку, другый за рукав, 

А я иду. серцем вьяну, що любыв та не взяв: 

17 Поставылы на рушныку: „тепер ты моя?,, 
Бона стала, одказала: „неправда твоя!,, 
Ой звьязалы билы ручкы: „тенер ты моя?„ 

20 Бона стала, одказала: „неволя моя!,, 

(Васильков.) 

1? Ой прывелы до церковкы: „тепер ты моя?„ 
Вона Йому одказала: „неправда твоя!„ 

20 Вона стала, заплакала: „неволя моя!,, 

(Радомысдь.) 

Ой у неднленьку рано пораненьку а сонечко зходыть; 
Эй уже сын, сын Гаврыленко у дорогу выходыть. 
Ой як прыйшов-же сын Гаврыленко а до чумакив до валкы: 
„Здоровы будьте, молоди чумакы, прыймить до своей валкы!„ 
— Эй якый-же ты, та сын Гаврыленку, такый дурень уродывся, 
Що ты прыйшов та до становыща та не перехрестывся!— 

56 



458 Б ы т о в ы я . 

Як рушылы молоди чумакы эй по трахтырах пыты, — 
Эй тилькы та сын Гапрыленко сам волыкы доглядав. 

(Чигирип., Каыев.) 



Чомусь мои волы не пасутьея. да не будуть воды пыты; 
Лучче було-б хазяпнуваты, ниж по дорогам ходыты ! 
Хазяин дома та хазяинуе, на билому спаты лягае, 
А безщастпый чумак у дорози всяку муку прынимае ! 
Стеле хазяин та пуховую пуховы цю. 
А безщастпый чумак у дорози та нещасну важпыцю ! 
Занедужав та чумаченько. па драбыну похылывся; 
За ным идё отець, маты: мігі сыночку! не журыся! — 
Занедужав чумаченько, задумав умерты. 
Та никому чумакови доглядиты смерты. 

— Помыпайте-ж чу : аченька хоть цвилымы сухарямы ! 

— ОЙ рады-б мы помынаты. стало харчив не ставаты ! 
Нарядылы тому чумакови трупу из рогожи. 
Поховалы того чумаченька край зеленого л}ту ! 
Злетив пугач на ворота: як нуту та й пугу ! 
Поховалы, маты, сына край зеленого лугу. 

Злетив пивень на ворота, сказав: кукурику! 
Не дожыдай, маты, сына до себе до-вику ! 
Выйшла маты за ворота та й стала плакаты: 
Колы тебе, мій сыночку, в гости дожыдаты ? 

— Тоди мене, моя маты, будеш дожыдаты. 

Як пороете зеленая трава в хати на помости !— 
Росла, росла зеленая трава, стала посыхаты: 
Ждала, ждала маты сына, стала забуваты. 

^- (Коііотоп.) 



Б у р л а ц к о - с п р о т с к і я . 459 

6 Стелегься тому чумакови та зеленая травыцн, 

А в головы замись подушечкы та безщасная важныця. 
Ой у поли да калыноиька, похылылыся виткы — 
Не одынъ чумак покыдае жинкѵ л маленьки днткы. 
Ой у поли да крыныченька, тилько водыця слезыться — 
Не рад чумак да чумаковаты, дак не мусыть оплат мться. 

( Переяслав ) 



БУРЛАЦКО-СПРОТСКІЯ. 



Ой зійду, зійду на гору крутую, . 
Та подывлюся, як люды жывуть, 
Та подывлюся, як люды жывуть, - 
А люды жывуть, як макы цвитуть ! 
Ой жытье-ж мое гореваньнячко ! 
Куды ни пиду, добра не знайду ; 
Куды «и пиду, щастья не знайду; 
С кым я ни стану, славы достану; 
Ииду до сусид. там порады нит. 
Ой пиду, пиду я в ... кабак, 
А у кабаци все пьють багачи, 
А у кабаци все багачи пьють, 
Мене-ж молодця в потылыцю бьють: 
„Пиды-ж ты чумак, пиды-ж ты дурак, 
Пиды-ж та проспысь, з умом изберысь \ п 
Та вже-ж я проспавсь, из умом зибравсь; 
Ой як був я богат, всяк меня був рад: 
И за стил сажа, честью поважа, 
Честью поважа, чарку налыва, 
Чарку налыва, братом пазыва— 



460 Бытовыя. 

Выпый, брат, чарку! я налью другу. 
Я другу налью, я тебе люблю! 

(Лубн.) 

На гору иду, не бычую; 

А з горы иду, не гальмую: 2. 

По рпвному поганяю, 

До шынкаркы прывертаю. 2. 

Шынкарочко молодая, 

Усып меду и вына! 2. 

Ой я тебе давно знаю, 

На сто рублив повиряю, 2. 

На сто рублив повиряю, 

А на двнсти прысчытаю; 2. 

А на двнсти прысчытаю, 2. 

Пьяныцею называю. 2. 

Ты пьяныце, ты ледащо, 

Пропыв волы, не-знать за-що. 2. 

Пропыв волы, пропыв ярма; 

Пишла худоба твоя дарма. 2. 

Пропыв ярма п занозы, 

А сам ходыш по дорози. 2. 

А сам ходыш по дорози, 

Пролываеш дрпбіш сльозы. 2. 

Ой зійду я на могылу, 

Та погляну на окраину: 2. 

На вкраинп добре жыты, 

А ни жаты, ни косыты; 2. 

А ни жаты, ни косыты, 

Тилко горилочку пызы. 2. 

(КОЫОТОЕ./ 



Бурлацко-спротскія. 461 

Ковала зозуля у гору летючы, 
Плакала сырота у службоньку йдучы: 
„Ой Боже мій, Боже, з высокого неба! 
Чи-ж мыии, сыротн, цяя службонька треба? 
Служебный хлиб добрый, тнлько вымовлеиый; 
Хазяин хлиб крае, та все вымовляе. 
Ой крае-ж вин, крае срибнымы иожамы; 
Иромовляе до мене щырымы словамы . : .„ 
Плакала сырота дрнбнымы сльозамы! 

(Житомир.) 



. Ой сив — запыв, ой сив — зажурывся; 
Чумаченько молоденькый без доли уродывся! 
ОЙ чи твоя недо.іепька, чп мое нещастя? 
Чи мени поробыла шынкарочка Настя? 
Ой чи далы у хлибовн зьгісты, чи у горилци спыты? 
Доведеться чумакови на свити не жыты! 
Пытаеться батько: де твоя, сыну, доля? 
А чи в Сули, чи в Самари, чи у тыхому Дунаи? 
Потопае моя доля край сынього моря, — 
Ой хоть вона потопае, та ще й вырынае: 
Бона свого отця, неньку усе спомынае, 

(Гадяч. ) 

Запыв чумак, запыв бурлак, запыв — зажурывся,— 

Ой тым же вин зажурывся, без доли вродывся; 

Нема йому щастя-доли, нема йому доли: 

Ой як пишов дорогою доленькы шукаты, 

Та не найшов щастя й доли, найшов сыне море. 

Ой як зійшов серед моря та й став потопаты, 

Ой як зійшов серед моря та й став потопаты, 



462 Б ы т о в ы а . 

Червоною хустыною на берег махаты. 
Иихто-ж того чумаченька не йде рятоватьи 
Тилькы идё рятоваты його ридна маты; 
Изострила рыбалочок та гі стала прохаты: 
Рыбалочкы молодіи, волнть мою волю. 
Рыбалочкы молодіи, волнть мою волю ! 
Ой роскыньте тонный невид по сыньому морю. 
Рыбалонькы молодіи воленьку волылы, 
Роскынулы тонный невид, сына уловылы: 
Тягнуть сына до бережка, з рота вода льеться. 
Його маты старенькая в сыру землю бьеться. 
Ой нате-ж вам. рыбалонькы, сюю копу грошей. 
Що вытяглы мого сынка . . . якый вин хорошый ! 
Ой нате-ж вам рыбалочкы сього золотого, 
Що вытяглы мого сынка та хоч нежывого ! 
Ой нате вам, рыбалонькы, хоч пыва папыться. 
Що выгяглы мого сына та хоч подывыться ! 
Ой нате вам, рыбалочкы, хоч солы на стрэву; 
Иоховайте мого сынка як рыбоньку вьялу ! 
Выкопайте, рыбалонькы, глыбокую яму ; 
Ой насыпте, рыбалонькы, высоку могылу ; 
Посадите, рыбалонькы, чырвону калыну, 
Ой щоб було выднисинько на всю Украину. 

<Кіев.) 



Ой безщасный чумаченько. що в норчмн ночуе: 

Рано встае, выно бере, вспх людей частуе. 

Що одну кварту выпывае, другу налывае; 

Ой хто прыйде у жупанн, братом называв. 

За Його добре наіі даться^ за його й напьються, — 

А ак прыйде жыд грабовать, з його й насмііоться. 



Бурлацко-сиротскія. 463 

Да беруть в його худобоньку, сам не знае за-що; 
Кажуть люды и говорять, що чумак ледащо. 
Ой пійду-ж я да до моря — сыне море грае: 
Ой рад-бы я утопыться, море не прыймае. 
Прыймы мене, сыне море, бо й так мыни горе: 
Горе-ж мыни мыж горамы жыты з ворогамы! 

(Кіев.) 



Летыть орел по-над морем: ой дай море ныты! 

Горе, горе сыритоныіті на чужыни жыты. 

Летыть крячок на той бочок, да й сив на тычыни: 

Плаче, плаче сыротьша по своій прычыни. 

Сыдыть козак на могыли, думае, гадае; 

Як погляне на вкраину — тяжко-важко вздыхае: 

— Есть у мене родынонька далеко од мене, 

Перечув я через люде, цураеться мене. 

Ой ты, моя родынонька, не цурайся мене; 

Хоч сызою зозулькою перекуй до мене! 

Туман, маты, по дорози у кучери вьеться: 

Десь то моя лыха доля шляхом волочеться! 

Волочется, моя доля, иды утопыся, 

А до мене молодого, во вик не верныся! 

(Лѣв. стор. Днѣпра.) 



Нема в свити так никому, як бурлаци молодому: 
Що вин робыть, выробляе аж пит очи залывае. 
5 Де тьк бурлак, волочывся? заросывся, замочывся, 
Зоросывся. замочывся, вечеряты опизнывся. 
Лягай, бурлак и так спаты, бо ничого вечеряты — 
10 До порога головамы, а до покутя ногамы. 

Ще бурлака не послався, вжѳ хозяин и просиався: 



464 Б ы т о в ы я . 

— Вставай, бурлак, годи спаты, пора у степ волы гнаты! — 
Ой бурлака не вмывався. нема свыты — не вдягався, 
Нема чобит — не вбувався. за воламы поспишався. 
Пишов яром за товаром, а лугами за воламы — 
Трудно жыты з ворогамы! 

• * 

Нема в свпти гирш никому, як бурлаку молодому: 
Чумак роб ыть п працюэ, и пит очи залывае, 
И пит очи залывае, хозяин бурлака лае, 
Хозяин бурлака лае, а хазяйка помагае. 
Прыйшоз бурлак до хаты: дай, хазяйка, вечеряты! 
„Не топыла, не варыла, нема чого вечеряты, 
Нема чого вечеряты, лягай бурлак и так епаты! 
Чн на земли, чи на лави, до порога головамы, 

Завтра рано за воламы !„ 
Еіцо бурлак не стелывся. вже хазяин пробудывся; 
Еде бурлак не вкладався, а вже хазянн проспався. 
„Вставай, бурлак, годи спаты; пора в поле волы гнаты!„ 
Устав бурлак, зашатався, нема чобит — не взувався, 
Незіа свыткы — не вдягався, погнав волы — не вмывався, 
Заросывся, замочывся... а де бурлак волочывся? 
Яром, яром, за товаром, стежечкамы — за бычкамы, 

А порою — за водою. 
Чорна хмара выступав, дрнбный дощык выкрапае, 
Билый снижок выпорхае, бурлак нижкы пнднимае, 

Батька-матерь нарикае: 
„На щэ-ж мене, мать, родыла, щастя-долн не вдилыла!„ 

(Правой сгор. Днѣпра.) 



Солдатскія. 465 

СОЛДАТСКІЯ. 



Ой Боже мій, Боже, на що я вродывся? 

Кинь вороный, сам молодый, та ще не женывся 

Треба мени, дивчыно, матери спытаты: 

Чи звелыть маты коня продаваты? — 

Не звелила маты коня продаваты, 

Та звелила маты в поход выступаты: 

Иды, сыну, за риднее братьтя, — 

Дадуть тоби, сыну, салдацькее платьтя; 

Иды, сыну, за ридну дытыну, — 

Дадуть тоби, сыну, салдацьку ружыну; 

Иды, сыну, за ридну сестрыцю, — 

Дадуть тоби, сыну, салдацьку муныцю. 

(Гадяч.) 



Вы поля мои, вы шырокіи, 
Вы роздолье мое, вы глыбокее! 
Почому, поля, в вас зрожаю нема, 
Тилькы зродыла трава шовковая? 
Миж тыею травою куст ракытовый, 
Пид тым кустом молодый салдат, 
Молодый салдат, полковый сержант: 
Сам убыт лежыть, возля конь стоить, 
А в головах його ружьжьо чыстее, 
А в руках його шабля гострая. 
Що говорыть: пышу я пысьмо к ридному батюшци, 
А як случыться — ридній матушци, 
Що хотив, молодый, оженытыся — 
Оженыла мене куля быстрая, 

59 



466 Б ы т о в ы я . 



Повинчала мене шабля гострая, 

Що я взяв жену — соби землю сыру. 

(Чернигов., Нѣжин.) 



ПРОНЫПШНВИЦШ. 

Майданщицко-лѣснііцкая. ' 



Майданчыкы — окаяічыкы ! 

Да гирка ваша доля, 
Що не вміете хлиба-солы петы 

Да з чорного поля! 
Даж мы не оралы, даж мы не пахалы, 

Да будем хлиба-солы исты, 
ОЙ як пидемо у щыры боры 

Да берестоньку дырты. 
Ой билая береза, билая береза, 

Да тыхая розмова: 
Ой десь-же моя любезная 

Да в господи здорова! 
Тече ричка невелычка 

Да до лыманочка . . . 
По тим боци на толоци 

Былы мы колочкы: 
Ой не одын й не два наши майданчыкы 

Ходять без сорочкы. 



(•) Майданщики-работники у гонки смолы. 

- (Остер.) 






ПѢСНИ ШУТОЧНЫЯ 



Грыцю, Грыцю, до роботы! 
В Грыця порвани чоботы. 
Грыцю, Грыцю, до телят! 
Въ Грыця ниженькы болять. 
Грыцю, Грыцю, молотыты! 
Грыць не здужае робыты. 
Грыцю, Грыцю, врубай дров! 
А Грыць щось-то нездорон. 
Грыцю, Грыцю, до Мару си ! ч 

— Зараз, зараз уберуся! — 
Грыцю, Грыцю, робы хлиб! 

— Ахы, ахы, щось охрып ! — 
Грыцю, Грыцю, хоч женыться? 

— Не могу отговорыться ! — 
Грыцю, Грыцю, кого взяты? 

— Краще Гали не зыськаты! 
Галюсенько, серце мое! 

Чи пидеш ты за мене? — 

я Стыдкый, брыдкый, не люблю, 

И за тебе не пиду! ?? 

(Харьковъ). 

Свитеться, свитеться зирочка в неби; 

Дывыться, дывыться козак у двери. 

— Одчыны, дывчыно, ты-ж моя пани! — 



468 



Шуточныя пѣсни. 



Як бы я пани, я-б слугы мала, 
Я-б новіи воритечка поодчыняла; 
А то-ж не пани, не попивночка — 
В своему добри господыночка . . , 9 

(Лѣв. сгор. Днѣпра) 



Ой послала мене маты 
Заступа позычаты; 
Заступа не далы; 
Застукалы булы. 
Чы не се той Мыкыта. 
Що з выльотамы свыта? 
Пид виконцем зыгнувся — 
Чы не выйде Маруся! 
И Маруся выходыть 
И оришкы выносыть; 
Чы оришкы кусаты, 
Чы Марусю циловаты? 



Ой не стій пид викном. 

Не махай рукавом; 

Як я матыму час, 

Сама выйду до вас. 

Ой не стій пид дверыма, — 

Моя маты Марына 

По наддвпрью ночуе, 

Усю правду почуе. 

Як ты пхав, то я спала; 

Як ты свыснув, то я встала, 

Та забула запытаты: 

Чого свыстыш коло хаты? . . 

(Лѣв. стор. Днѣпра.) 



Люлька моя червоная з вечера курылася: 
Положыв іи на полыцю — упала, розбылася; 
Обняв я головоньку, став я журытыся: 
Видна моя головонько. як люлькою розжытыся! 
Пишов я до Кіева люлькы куповаты; 
Найшов люльку червоную, нп-з-кым торговать! : 
Узрив дивку на базарп — ппіоно продавала, 
Вона мени и люлечку мою сторговала. 
Як пишов я до дивчыны люлечку курыты, 
Зняла вона сирячыну, та й хотила быты; 
Та й побиг я через тын, ще й не зачеркнувся; 
Як ударыв мужык ципом, тильки усмпхнувся. 

(Лебедин., Гадяч.) 



Шуточныя пѣсни. 469 

Та просыв мене Гарасым, Гарасым, 

Щоб я пишла граты з ным, граты з ным. 

А я Гарасыма не люблю, не люблю, 

И граты з ным не пиду, не пиду . . . 

Ой мій мылый Грасымочку, Грасымочку! 

Та пусты коня в долыночку, в долыночку, 

Пустыв коня в долыночку, в долыночку! 

А сам вин пъе горилочку, горилочку. 

Ой пид лисом, дубыною, дубыною, 

Та косыв ячминь сокырою, сокырою. 

Ой козаче чорноусый, чорноусый, 

Да чого в тебе жупан куцый, жупан куцый? 

Та була в мене копа грошей, копа грошей, 

Та зправыв я соби жупан довгый, жупан довгый; 

А мене дивкы пидпойлы, пидпойлы, 

И жупан мени пидкрайлы, пидкрайлы! 

(Гадяч., Черноморія.) 

Годи тоби, снигырушка, по горам литать; 

Пора тоби, снигырушка, та пары шукать! 

Узяв бы я сороку, так билобока; 

Узяв бы я ворону, так довгопьята . . . 

А тебе, союшка, чы взять, чы не взять ? 

А союшка догадлыва, сама полетила, 

Сила-пала союшка на пичним стовпи, 

Роспустыла крылечка по сырій земли; 

Насупыла бровы ныжче пояса, 

Коло ей снигырушка похожуе, 

Стакан меду, добрый пыва пидношувае : 

„Зволься ты, союшка, ты андреевна \ п 

— Ты выкушай, снигырушка, ты юхымовыч ! — 

„Годи тоби, союшка, по горам литать; 



470 Шуточныя пѣсни. 

Пора тоби, союшка, прясты та ткать. „ 

— Годи тоби, снигырушка, пыты та гулять; 
Пора тоби, Снигырушка, сіять та орать ! — 
„Мій батюшка ни сіявъ, ни орав; 

Та все пшенышни булкы йидав.„ 

— Моя маты ни пряла, ни ткала, 

Да нага не ходыла, и по дви сорочкы носыла !— 

Эта пѣсня, вѣроятно, усвоена изъ великорусской. 

(Конотоп.) 

— Кумасю, кумасю. ты повная роже! 
Не цурайся мене, не дай тоби Боже! 

— Ты кумцю, голубцю, ой будь же ты ласков. 
Пусты мои каченята через сины на став; 
Тоби-ж мои каченята не нароблють шкоды: 

Ой напьються, наидятьсн. пидуть до господы. 

(Кіев.) 

Молодыи молодыци! 
Чы таки в вас чоловикы, як у мене? 

Бо у мене старычыще, 
Не пускае на улыцю на игрыще . . . 
А я свого старенького одурыла, 
В полывьяним горшку борщу ваварыла; 

Наварывшы, поставыла, 
Сама пошла на улыцю, та й гуляла. 
А с гуляньня та до дому, 
Зостричаю старенького на порогу. 
„Де-ж ты, мыла, ночувала, 
Що ты вчора з вечора не бувала?„ 
— На обори, мій мылевькый, ночувала; 
Я твоей худобонькы доглядала; 



ШѴточныя пѣсни. 471 

Чорна вивця окотылась 

И рябая коривонька отелылась; 

Чорна вивця та ягнычку, 

А рябая коривочка да телычку. — 

„Ой дзинькую ! то б и, мыла. 

Що ты меи 2 худобонькы доглядила !„ 

(') Дяьую. і') моей. 



Ой ты дуб, я береза: 
Ой ты пьяный, я твереза: 
Ой ты старый, я молода; 
Чом миж намы нелагода? 



(Радонысль.) 

Ой я дуб. ты береза; 
Ой я пьяный, ты твереза: 
Ой я старый, ты молода: 
Тым миж намы нелагода . 

(Гадяч., Лебеднн.) 



ОЙ поеіяв жыто над водою, 

Та вродыться яре жыто з лободою; 

Ой хто сее яре жыто та прополе, 

Хто мене молодую до дому проведе ? 

Озоветься старый дпд з бородою : 

Ой я сее яре жыто та прополю, 

Ой я сюю молоду дпвчыну до дому проведу. 

Не подоба, старый диду, не подоба — 

Тым я тебе полюбыла. що в тебе худоба: 

Нехорошый, старый диду, нехорошый — 

Тым я тебе полюбыла, що багато грошей. 

(Лѣв. стор. Днѣпра.) 

Захотила вража баба молодою буты. 
Натыкала за намитку зеленой руты. 
- - Руто моя. руто моя. руто зе.іененька ! 
Я думала, що я стара, а я молоденька ! — 



472 Шуточныя пѣсни. 

Посадыла вража баба на трох яйцях гусака, 
Сама выйшла на улыцю та вдарыла тропака: 
Сыды, сыды, гусаченьку, та высыды гусы; 
Я пиду подывлюсь на чорныи усы ! 

(Рад омы ель.) 

Задумала вража баба та й забагатиты; 
Пидсыпала курипочку, щоб вывела диты. 2. 

Як пишлося вражій баби на биду, на горе: 
Вылупыла курипочка у сих тильки трое. 2. 

Як погнала бабусенька курипочку пасты: 
Сама сила пид тыночком куделыцю прясты. 2. 

Ой хмарыться, туманыться. став дощ накрапаты ; 
Стала баба курипочку в хату заганяты. 2. 

А ще в хату не загнала, — вже двое стоптала: 
Назад тришкы повернулась, на трете споткнулась. 2. 
Як прыихав дид из лису, став бабы пытаты: 
21 Що се нашых, бабусенько, курчят не выдаты? 2. 
Ой не выдно, дидусеньку, вже й не выдно буде; 
Як погнала я их пасты, пидзырылы люды. 2. 

Як выхватыть дид из воза велыку претыку, — 
Побыв баби, помолов — голову и пыку. 2. 

Бодай тоби, вражый диду, права рука всохла, 
Як ты мене понивычыв, що трохы не здохла. 2. 
Бодай тоби, вражый диду, голова облизла, 
Як ты мене понивычыв, що й на пич не злизла. 2. 

(Коеотоп.) 

12 Що се нашых, бабусенько, курипъят не чуты? 

Не чуть, диду, не чуть, старый, вже й не чуты буде: 
Як гоныла на толоку, наврочьцы люды . . . 

(Гадяч.) 
Н*ЙНІ 



об і> ;і к 1 1 іі 1 1: 

Недавно окончены печатаніемъ, 
ВЫШЛИ ВЪ СВѢТЪ И ПОСТУПИЛИ ВЪ ПРОДАЖУ: 

НАРОДНЫЯ іожнорускія пѣсни. 

Изданіе А. Метлинскаго. КІЕВЪ. 1854. 

Это полнѣйшее собраяіе Южнорусскихъ, т. е., Малорос- 
сійскпхъ, или Украинскихъ, пѣсень, числомъ до 1000, болѣе 
нежели на 30 печатныхъ листахъ, или 500 страницахъ. Цѣна 
2 рубля серебромъ. Продается: Въ Харьковѣ, у Издателя, Про- 
фессора Университета, Статскаго Совѣтника, Амвросія Лукь- 
яновича Метлинскаго, и книгопродавца Петра Ивановича Апа- 
рина; въ Кіевѣ, у книгопродавцевъ Ивана Ивановича Литова, 
Степана Ивановича Литова, іосифэ Завадскаго и Павла Петро- 
вича Должикова. 

Тамъ же продаются слѣдующія книги: 

О сущности цивилизаціи и значеніи ея элементовъ. Соч. 
А. Метлинскаго. Харьковъ. 1839. Цѣна 1 руб. серебр. 

Думкы и писни та ще де-що Амвросія Могилы. Изд. А. 
Метлинскаго. Харьковъ. 1839. Цѣна 1 руб. серебр. 

Объ истинномъ значеніи поэзіи. Соч. А. Метлинскаго. 
Харьковъ. 1843. Цѣна 1 руб. серебр. 

Южный Русски! Зборникъ (Его содержаніе: Предисловіе. 
Думкы и писни. Думы та спивы. Вовкулака. Наталя, або дви 
доли разом. Гарасько, або талан и въ неволи. Щыра любов.). 
Изд. А. Метлинскаго Харьковъ. 1848. Цѣна 2 рубля серебр. 

Взглядъ на историческое развитіе Теоріи прозы и поэзіи. 
Соч. А. Метлинскаго. Харьковъ. 1850. Цѣна 1 руб. серебр. 

Байкы и прыбаюткы Левка Боровыковського. Изд. А. Мет- 
линскаго. Кіевъ. 1852. Цѣна 50 к., съ пересылкою 75 к. србр. 



ПРИЛОЖЕНІЕ. 

Помѣщая, по желанію одного изъ моихъ сотру дниковъ, Н. М. Бѣло- 
зерскаго, составленный имъ правила при записывали думъ, пѣсень и проч., 
я считаю долгомъ обратить особенное вшшаніе любителей изслѣдо- 
ванія народныхъ нарѣчій и памятниковъ словесности на прекрасныя 
этнограФическія программы Русскаго ГеограФическаго Общества, 2-го 
Отдѣленія Академіи Наукъ и недавно составленную подробную этногра- 
фическую программу Высочайше утвержденной коммисіи для описанія 
губерній Кіевскаго Учебнаго Округа. Все, что будетъ мнѣ доставлено, 
по части народныхъ нарѣчій русскаго языка, сѣверныхъ или южныхъ, 
слова ли, пословицы, пѣсни, сказки или преданія и замѣчанія, я приму 
съ благодарностію и обнародую по мѣрѣ силъ и средствъ. Обращаться ко 
мнѣ прошу съ Августа мѣсяца (1854) въ г. Харьковъ, надписывая: 
Его Высокородію, Амвросію Лукьяновичу Метлинскому, Профессору 
Университета. 

Правила 

при записывали народныхъ думъ, пѣсень, сказокъ, преданій и т. п. 

1. Отъ кого что можно записывать? 
Старинныя преданія, думы, пѣсни и пр., и особенно объ истори- 
ческихъ событіяхъ и лицахъ, болѣе всего можно записывать отъ старо- 
жиловъ обоего пола и преимущественно отъ слѣпцовъ-кобзарей, банду- 
ристовъ, лирниковъ; обрядныя и другія пѣсни, сказки и т. п. — боліе отъ 
старухъ и вообще женщинъ; любовныя и подобный пѣсни, прешгуществен- 
но — отъ дѣвушекъ и парубковъ; колыбельныя и дѣтскія — отъ дѣтей. 

2. Какз что записывать? 
Слѣдуетъ просить пѣвца или пѣвицу, раскащнка или раскащицу, 
чтобы они припомнили самыя старинныя думы, пѣсни или преданія — 
особенно историческія (объ историческихъ.событіяхъ и случаяхъ вообще; 
о разныхъ лицахъ, богатыряхъ, лыцаряхъ, характерникахъ, гайдамакахъ; 
о курганахъ, кладахъ и т. п.). Для этого слѣдуетъ напоминать имъ о 



III 



разныхъ историческихъ событіяхъ, лицахъ. и пр. Нелишнее заранѣе 
составить въ записной книгѣ подробнѣіішій реестръ вопросовъ, по кото- 
рому и выпытывать пѣвцовъ и раскащнковъ. — Записывать думы и пѣснп 
слѣдуетъ сначала со слово, т. е. заставивъ пѣвца сперва проговорить 
думу или пѣсню, такъ какъ она поется, не торопясь, припомнивши то, 
что слѣдуетъ проговорить. Записавши со словъ, просить пропѣть, и, 
если можно, то нѣсколько разъ, тоже самое. Во время пѣнія надобно 
внимательно слѣдпть, такъ ли записано со словъ, какъ поется ; и допол- 
нять пропуски, поправлять ошибки. — Въ думахъ слѣдуетъ означать 
значкомъ — черточкою, на какомъ стпхѣ пѣвецъ оканчпваетъ куплетъ. 

Записавши думу или пѣсню со словъ и повѣрившп во время пѣ- 
нія, слѣдуетъ, не торопясь, прочитать записанное пѣвцу, котораго 
спрашивать: такъ ли записано? не пропущено ли что нпбудь? и, по его 
замѣчаніямъ, дополнять пропуски и исправлять ошибки. Пос.іѣ, просить 
пѣвца или пѣвицу, чтобъ объяснили особенный слова, невразумительный 
выраженія; къ собственнымъ именамъ, о событіяхъ и пр. дѣлать примѣ- 
чанія, со словъ пѣвца; также слѣдуетъ записать, которая дума пли пѣсня, 
по мнѣнію пѣвца, древнѣе. 

Если пѣвецъ не помнптъ всей какой либо думы или пѣсни, то 
записывать и отрывки, даже еслпбъ они заключались въ нѣсколькихъ 
стихахъ. или, еслпбъ даже пѣвецъ не могъ ихъ пропѣть, а только могъ 
проговорить, урывками. 

Преданія, сказки и т. п. записывать со словъ; если чего нельзя 
успѣть записать отъ разу, то оставивъ въ книгѣ чистое мѣсто, продол- 
жать записывать расказъ далѣе, непремѣнно слово въ слово. По окон- 
чаніи расказа, просить раскащика повторить незаписанныя въ книгу мѣста. 
Въ прочпхъ случаяхъ, поступать такъ какъ при записываньи думъ и 
пѣсенъ. Мѣста, которыя поются, отмѣчать особымъ значкомъ. 

Пѣвцовъ и раскащикозъ слѣдуетъ распрашивать: о ихъ имени, проз- 
вищѣ, лѣтахъ, званін, ремеслѣ; гдѣ, отъ кого и когда выучились думъ, 
пѣсень, сказокъ или слышали преданія; кто именно еще, кромѣ него, 
знаетъ думы, пѣснн, преданія и пр., — какія именно (т. е. о чемъ. или о 
комъ), гдѣ жпветъ, и пр. Также, нелишнее записывать и біограФиче- 
скія свѣдѣнія о пѣвцяхъ и расьащикахъ. ими самими сообщаемыя. 



IV — 



При записывали обрядныхъ пѣсенъ. сверхъ всего, слѣдуетъ от 
мѣчать: въ какомъ случаѣ какая поется. 

При каждой думѣ, пѣснѣ, сказкѣ, преданіи и пр. должно означать: 
отъ кого, гдѣ (т. е. отъ жителя какого мѣста) записаны. 

При записывали, вообще, должно быть точнымъ до мелочей: за- 
писывать каждую букву, какъ она произносится пѣвцомъ или раскащи- 
комъ; ставить, гдѣ слѣдуетъ, на слогахъ, ударенія, пояснять, по замѣ- 
чанія мъ цѣвцовъ и другихъ, неудобопонятный слова и выраженія; а соб- 
ственныя имена, названія и пр. объяснять такими же примѣчаніями. 

Правописанія держаться одного какого либо, разъ принятаго. 

При этомъ, для облегченія себя и другихъ, полезно составить, по 
прилагаемому образцу: 

Списокъ 
Кобзарей (бандуристовъ) и лирниковъ. 
1. Черниговской губерніи. Черниговсшго уѣзда: въ Шибариновкѣ, 
за Бѣлоусомъ; въ Сиберяжи, около Шибариновки. Сосницкаго: въ 
Едутахъ — Гордій и Савка; въ м. Александрове — Андрей Шутъ; въ м. 
Менѣ — Андрей Бешко; въ г. Сосницѣ — Алексѣй Ракъ; въ Волынкѣ 
(нѣсколько); въ Олыпаномъ; въ Воловыцѣ, и гдѣ-то въ уѣздѣ— Дяко- 
ненко. Борзенскаго: въ Гутовкѣ; въ Буромкѣ, и друг, мѣстахъ. Кроле- 
вецкаго: въ Божку, близь Алтыновки. Въ этомъ уѣздѣ, пли Глуховскомъ 
кобзари знаютъ думу про Бруховецкаго. Стародубскаго: въ Семяновкѣ — 
Антыпъ; въ Спасскомъ — Павелъ Козелъ. Городницкаго: въ Новыхъ 
Боровичахъ; въ новомъ Ронскѣ (нѣсколько). Конотопсшго: въ Куренѣ; 
въ Грыгоровкѣ, и друг, мѣстахъ. — Въ Черниговской губ. кобзарей осо- 
бенно много въ сѣверныхъ уѣздахъ, и они пользуются, между соб- 
ратий, особеннымъ авторитетомъ. 

2. Харьковской губерніи. Въ г. Харъковть, близь холодной-горы,— 
Гарбузъ. Харъковскаго уѣзда: въ Олыпанѣ, подъ Харьковомъ — Левко 
и Петро Колибабы; Ахтырскаго: въ Тростинцѣ, — Залавскій. 

3. Полтавской губерніи. Прилуцкаго уѣзда: въ Сокиринцахъ, въ 
имѣніи Гр. Пав. Галагана. Гадячскаго: въ Розбишевкѣ и проч. 



Кіевъ. Въ Университетской Типографіи. Печатать позволяется. 21 Мая 1854. 

Цеизоръ Л- Мацкевиче 



ОПЕЧАТКИ И ПОЯСНЕНІЯ. 



тран. 


строк. 


Читать. 


1 


18 


кволило 


5 


3 


Дивчыно 


6 


2 


мыленькый 


— 


10 


дивчыну 


7 


17 


козаченьку 


8 


21 


дожыдаты 


15 


26 


Нехай 


16 


16 


хто 


20 


8 


козаченька 


21 


12 


чумачына 


— 


— 


(лучше) з села (нежели) за село 


— 


17 


пьяльця. 


33 


7 


мае. 


37 


7 


пьяныченьку 


40 


3 


ричку. 


41 


ю 


ильляный (лучше нежели) льняный 


43 


12 


(Ово не еъ опечатка, значите только: 
вб Червоной Руси еио) 


53 


13 


соболю (иногда вмѣсто) собою 


— 


19 


промов, 


60 


11 


тебе. 


83 


И 


розмовоньци 


88 


24 


козаченькы 


89 


6 


розивьеться 


95 


4 


носять, 


96 


5 


чотыри 


102 


11 


тебе 


106 


22 


зостанусь 


107 


16 


так 


114 


4 


перегорожу 


122 


9 


По дорози вм. — По дорози 


— 


— 


чорна: вм. чорна 


156 


2 


дивит-вечер, вѣроятно, значить дивич- 
вечер. 


163 


14 


пытавсь 



Стран. 


строк. 


Читать, 


176 


2 


на вм. не 


— 


5 


не вм. на 


183 


24 


слала 


202 


15 


солодесенька 


207 


17 


як вм. я 


209 


19 


ев ому 


243 


2 


зпала 


244 


9 


пущу 


253 


1 


на 


257 


19 


нагорювалась 


267 


14 


Годуй 


273 


16 


долю 


— 


17 


недолю 


287 


26 


рожови 


350 


29 


прожываты 


357 


15 


л. 


380 


19 


кабаку 


386 


— 


у-двох 


389 


17 


оттогди-то 


395 


11 


слава 


398 


16 


дванадцять 


467 


1 (в концѣ) дивчыно 



Примѣч. кырныця вм. крыныця, коло- 
ривна вм. короливна, журуся вм. журюся, 
дпвчынонька вм. дивчынонько, керез вм. 
через и проч. т. п. не опечатки, а ме- 
стный выговоръ. 







народный южнорушія. 



им ни. 



Изданіе А. Метлинскдго. КІЕВЪ. 185 

Это нолнѣйшее собраніе Южнорусскихъ, т. е., Малорос- 
сійскихъ, или Украинскихъ. пѣсень, болѣе нежели на 30 печат- 
ныхъ листяхъ, или 500 страпицахъ. Цѣна 2 рубля серебром г 
безъ пересылки. За пересылку прилагается за 2 Фунта. Про- 
дается: Въ Харьковѣ, у Издателя^ Профессора Университета, 
Статскаго Совѣтника, Амвросія Лукьяновича Метлинскаго, 
книгопродавца Петра Ивановича Апарина; въ Кіевѣ, у книго 
продавцевъ Ивана Ивановича Литова, Степана Ивановича Ли 
това, іосйфэ Завадскаго и Павла Петровича Должикова. 
Тамъ же продаются слѣдующія книги. 

О сущности цивилпзаціи и значеніи ея элементовъ. Соч. 
А. Мѳтлинскаго. Харькѳвъ. 1839. Цѣна 1 руб. серебр. 

Думкы и писни та ще де-що Амвросія Могилы. Изд. А. 
Метлинскаго. Харьковъ. 1839. Цѣна 1 руб. серебр. 

Объ истинномъ значеніи поэзін. Соч. А. Метлинскаго. 
Харьковъ. 1843. Цѣна 1 руб. серебр. 

Южный Русскій Зборникъ (Его содержаніе: Предисловіе. 
Думкы и иисни. Думы та спивы. Вовкулака. Натадл. 
доли разом. Гарасько, або талан и въ неволи. Щыра 
Изд. А. Метлинскаго Харьковъ. 1848. Цѣна 2 рубля сер 

Взглядъ на историческое развитіе Теоріи прозы и поэзі 
Соч. А. Метлинскаго. Харьковъ. 1850. Цѣна 1 руб. серебр. 

Байкы и прыбаюткы Левка Боровыковського Изд. А. Мет 
линскаго. Кіевъ. 1852. Цѣна 50 к., србр. 



XI 






^< 



>Ч_^ 












~. V